Бизнес чиновника Буханцова: забрать и перепрятать

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::25.03.2013, Фото: inexo.ru

Бизнес чиновника Буханцова: забрать и перепрятать

Представитель губернатора Санкт-Петербурга в Москве пытается похитить долю своего делового партнера

Эдуард Левин

Compromat.Ru

Николай Буханцов

Похоже, Владимир Путин всерьез взялся за коррупцию в среде российских чиновников. Поданный им в Государственную думу законопроект о запрете чиновникам иметь денежные счета и ценные бумаги за рубежом предусматривает довольно жесткие механизмы контроля за соблюдением этого закона.

Сигналом для начала проверки в отношении того или иного госслужащего правоохранительными органами, согласно законопроекту, могут служить не только сведения Общественной палаты, Центробанка, федеральных госорганов, но и информация, полученная от общественных организаций, а также публикации в СМИ. Более того, чиновники, привыкшие пользоваться благосклонностью правоохранителей, вполне могут в ближайшее время ее лишиться. Ведь Президент, судя по всему, твердо намерен держать вопрос борьбы с коррупцией под постоянным личным контролем. А значит, люди, привыкшие рассматривать госслужбу как некий бизнес-актив, вряд ли могут надеяться на то, что антикоррупционная кампания носит временный характер.

Неудивительно поэтому, что многие из них начали готовиться к такому повороту событий еще в прошлом году. При этом действия некоторых чиновников стали причиной серьезных скандалов — их добропорядочные бизнес-партнеры с недоумением восприняли странные схемы, использованные для того, чтобы избавиться от бизнес-активов.

Когда все, что "нажито непосильным трудом" — за границей

Конечно, избавляться от счетов в зарубежных банках, миноритарных или портфельных пакетов акций зарубежных компаний — неприятно. Однако гораздо сложнее тем чиновникам, которые владеют блокирующими или контрольными пакетами акций предприятий, зарегистрированных в разнообразных оффшорах. Для них владение ценными бумагами — не способ хранить сбережения, а серьезный бизнес. От которого теперь приходится избавляться. Или же делать вид, что избавился. Именно по такому пути — сделать вид — судя по всему, решил пойти представитель губернатора Санкт-Петербурга в Москве Николай Буханцов.

Одним из главных его активов за рубежом является компания Pencilia Holdings Limited, которая владеет 50% акций кипрской Glidefern Limited. Glidefern же, в свою очередь, является держателем 100% акций ЗАО «Нафтатранс», занимающегося перевалкой нефти в Краснодарском крае. Разумеется, для того, чтобы безболезненно избавиться от акций Glidefern, Буханцову необходимо вывести из ее собственности главный актив — ЗАО «Нафтатранс», рыночную стоимость которого эксперты оценивают в 200 миллионов долларов. Однако, напомним, в Glidefern Limited Буханцову принадлежат лишь 50% акций. Второй половиной акций компании владеет кипрская фирма Rayhill Limited, 60% акций которой принадлежат Анатолию Локтионову, а 40% — Анатолию Тернавскому. Соответственно, для того, чтобы решить вопрос «цивилизованно», необходимо согласие обоих владельцев Rayhill Limited. В лице Анатолия Тернавского Буханцов легко нашел единомышленника — вероятно, не в последнюю очередь, потому что того в марте прошлого года включили в черный список ЕС и у бизнесмена, что называется, стала гореть земля под ногами на территории стран, входящих в Евросоюз.

Однако рассчитывать на такое же понимание со стороны Локтионова Буханцов не может. Дело в том, что сомнительная манера ведения бизнеса Буханцовым и Тернавским еще в 2009 году привела их к серьезному конфликту с третьим компаньоном, и этот конфликт до сих пор является предметом рассмотрения нескольких судов на Кипре и в Великобритании. К давним разногласиям между Локтионовым, с одной стороны, и Буханцовым и Тернавским, с другой, мы еще вернемся. Но сначала расскажем о «сделке века», которую Буханцов и Тернавский провернули за спиной Локтионова, чтобы вывести из Glidefern Limited ЗАО «Нафтатранс».

За символическую цену

Согласно уставу Glidefern Limited, каждая из компаний-учредителей назначает в ней своего директора. При этом любой документ вступает в силу только в том случае, если на нем стоят подписи обоих директоров. В ноябре 2012 года принадлежащая Буханцову Pencilia Holdings Limited принимает решение сменить своего директора, назначив на эту должность некую компанию Quadri-Top Management Co Ltd, зарегистрированную на острове Белиз. Что ж, как говорится, дело хозяйское. Однако, назначив нового директора, Pencilia «забыла» уведомить об этом как второго акционера — Rayhill Limited, так и секретаря Glidefern, чьи функции выполняет кипрская администраторская компания Meritservus. А это является нарушением не только устава Glidefern Limited, но и кипрского законодательства. Впрочем, на фоне того, что произошло дальше,это нарушение выглядит невинной детской шалостью.

5 декабря учредителем и директором Quadri-Top Management Co Ltd стал некий проживающий в Германии гражданин Киргизстана Владимир Скопин. 27 декабря Скопин якобы провел совет директоров Glidefern Limited, на котором рассматривался неизвестно кем заказанный отчет консалтинговой компании КСК Групп по стратегии развития «Нафтатранса». КСК Групп недвусмысленно заявила: «Нафтатранс» необходимо продавать. За сумму, не менее, чем 30 миллионов рублей. При том, что чистые активы компании по бухгалтерской отчетности составляют 64 миллиона долларов! Однако Скопина такие «мелочи», похоже, не волнуют — уже на следующий день он подписывает договор о продаже «Нафтатранса» за 2 миллиона долларов некоему ООО «Региональные транспортные системы». Интересно, что эта компания была зарегистрирована лишь за 11 дней до того, как приобрела у Скопина «Нафтатранс», а ее уставный капитал составляет «аж» 10 тысяч рублей.

Нужно ли говорить, что ни директор Glidefern от Rayhill Limited, ни ее секретарь — администраторская компания Meritservus в известность об этой «выгодной сделке» поставлены не были? Однако, к счастью, в дело вмешался кипрский Laiki Marphin Bank, в котором обслуживается счет компании Glidefern Limited. Банк счел странным, что 30 декабря на счет Glidefern поступила сумма в 2 миллиона долларов от компании с уставным капиталом в 300 долларов, и запросил у Glidefern Limited документы, объясняющие платеж. Тогда-то «кипучая деятельность, развитая Владимиром Скопиным, стала достоянием гласности. И выяснилась поразительная вещь: оказывается, печать Glidefern Limited во время организованного Скопиным «совета директоров» и подписания договора о продаже «Нафтатранса» хранилась в офисе компании Meritservus. Следовательно, Скопин просто подделал печать? В Rayhill Limited именно так и полагают, однако рассчитывают, что соответствующую оценку этому факту дадут правоохранительные органы России и Кипра, куда уже поданы соответствующие заявления.

А пока кипрский суд 10 января запретил любые операции с акциями «Нафтатранса», в том числе, регистрацию изменений в составе акционеров. Тем не менее, директор ЗАО «Нафтатранс» Александр Волошин проигнорировал этот запрет и на следующий день подал в налоговые органы РФ заявление о регистрации нового состава акционеров компании. Николай Буханцов при этом хранит гордое молчание, а юристы принадлежащей ему компании Pencilia Holdings Limited всячески избегают ответов на вопросы о подделке печати, ограничиваясь ничего не значащими заявлениями о том, что сделка по продаже ЗАО «Нафтатранс» была проведена «по правилам».

Родом из девяностых. Кто такой Николай Буханцов

Имя Николая Буханцова не впервые всплывает в связи с сомнительными операциями компаний, к которым он так или иначе причастен. В частности, в 1996 году ЗАО «Юниверс-нафта», президентом которой Буханцов был назначен годом ранее, стала объектом розыска со стороны налоговых органов. В 1998 году эта компания попыталась объявить себя банкротом, однако проблемы с налоговиками не позволили ей этого сделать. Лишь в 2006 году Арбитражный суд Москвы признал компанию банкротом.

Как это часто случалось в лихие девяностые, активы ЗАО «Юниверс-нафта», с большой долей вероятности были просто переведены в одноименное ОАО, которое было зарегистрировано в Калмыкии — зоне с льготным налогообложением. Долги закрытого акционерного общества, в том числе, и налоговые, были оставлены компании-банкроту. Да что там налоги — ЗАО «Юниверс-нафта» даже из своего офиса выехало по-тихому, «забыв» оплатить аренду.

Между тем, сам Буханцов после этой успешной операции занял в ОАО «Юниверс-нафта» должность директора по экономике. Надо сказать, что репутация новосозданной компании также была далека от образцовой. У правоохранительных и налоговых органов существовали обоснованные подозрения, что ОАО «Юниверс-нафта» использовалось некоторыми контрагентами для непрозрачных, а то и откровенно незаконных сделок.

Так, в феврале 1999 года ОАО «Юниверс-Нафта» вместе с ОАО «НК «Сибнефть», «облегчили» государственный бюджет на несколько сотен миллионов рублей. Дочернее добывающее предприятие «Сибнефти» — АО «Ноябрьскнефтегаз» (ННГ) — направило в адрес «Юниверс-Нафты» 824 тыс. тонн нефти по цене 332 руб. за тонну (при рыночной цене в 750 руб.). Одновременно «Юниверс-Нафта» заключила с «Сибнефтью» договор купли-продажи нефти, но по цене чуть выше рыночной. При этом, сама нефть никуда не перемещалась, а хранилась на узле учёта нефти АО «ННГ». ОАО «Юниверс-Нафта», напоминаем, было зарегистрировано во «внутреннем оффшоре», а значит, имело льготы по федеральным налогам и НДС. В итоге, сумма НДС, подлежащая возмещению из федерального бюджета «Сибнефти», превысила все её налоговые отчисления, подлежащие уплате в федеральный бюджет, и составила несколько сотен миллионов рублей.

Кроме того, ОАО «Юниверс-нафта» сыграло важную роль при реализации схем по прямому разворовыванию чиновниками государственных резервов. В 2001 году прокуратура Приморского края даже возбудила по ряду фактов уголовное дело. В 1999 г. должностные лица из администрации добились разрешения на заимствование из государственных резервов 100 тыс. т нефтепродуктов. Были подписаны соответствующие договоры с Дальневосточным территориальным управлением (ДВТУ) Росрезерва (до 1999 г. — Госкомитета РФ, с 1999 г. — Российского агентства по государственным резервам). Но вместо того, чтобы распределить полученное топливо по районам, администрация в октябре 1999 года продала заимствованное топливо ОАО «Юниверс-Нафта» и ОАО «ТПК «Юниверс», которые часть нефтепродуктов реализовали другим фирмам, а часть отправили на экспорт. За полученное топливо ТПК «Юниверс» и «Юниверс-Нафта» расплатились с администрацией края векселями «Юниверс-Нафты» на общую сумму 432,9 млн. рублей и оплатили за неё стоимость заимствования топлива в ДВТУ Росрезерва в сумме 30,9 млн. рублей. Но полученные беспроцентные векселя администрация края в тот же день передала «Юниверс-Нафте» «для погашения задолженности за поставленные ранее мазут и уголь и в качестве предварительной платы за поставляемое в край топливо». Ущерб государственного бюджета, по самым скромным оценкам, составил более 400 миллионов рублей…

После этой истории Буханцовым всерьез заинтересовались правоохранительные органы. Однако доследственная проверка странным образом была прекращена после того, как бывший глава Росрезерва Игорь Юсуфов был назначен министром энергетики и сделал Буханцова своим советником.

Буханцов немедленно начал конвертировать свою должность в денежные знаки. Журналистские расследования, проведенные в 2002-03 годах, вскрыли факты прямого вымогательства у компаний, занимающихся прокачкой нефти. Якобы Буханцов от имени Юсуфова требовал по 5-8 долларов за каждую прокачанную тонну черного золота. Кроме того, даже работая в министерстве, Николай Буханцов оставался учредителем коммерческих структур — компании «Уральская нефть» и группы компаний «Юниверс», активно лоббируя их интересы и шантажируя конкурентов.

Жизнь после власти: старые схемы по-новому

После увольнения из Министерства энергетики, Буханцов продолжил «трудовую деятельность» на нефтяном поприще. Очередной его бизнес-проект был связан с ЗАО «Нафтатранс». В 2005 году у «Нафтатранса» возникли затруднения при строительстве нефтеперевалочного терминала на станции Кавказская в Краснодарском крае — губернатор, наслышанный о прошлых деяниях Буханцова, не горел желанием видеть на своей территории структуру, связанную со столь одиозной личностью. Дабы придать своему бизнесу респектабельности, Буханцов предложил войти в учредители «Нафтатранса» Анатолию Локтионову, пользовавшемуся заслуженным уважением в среде предпринимателей и чиновников. Локтионов, не склонный придавать значения слухам, изучил документацию ЗАО и согласился выкупить у Буханцова 30% акций ЗАО «Нафтатранс» и привел в компанию еще одного учредителя — Анатолия Тернавского, купившего 20% акций.

Но «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Со временем выяснилось, что Буханцов и частный бизнес рассматривает как инструмент для сомнительных операций. Но если раньше жертвами комбинаций Буханцова становились федеральный и региональные бюджеты, то теперь на эту роль был «назначен» партнер по бизнесу — Анатолий Локтионов. Доподлинно неизвестно, как и когда Буханцов привлек на свою сторону Анатолия Тернавского, однако уже в 2009 году Локтионов обнаружил, что «партнеры по бизнесу» занимаются странными вещами у него за спиной. В частности, расходы на составление технико-экономического обоснования строительства нефтеперерабатывающего завода в Краснодарском крае превысили смету почти в два раза и составили 135 миллионов долларов вместо запланированных 75 миллионов. Буханцов и Тернавский при этом поддержали отказ генерального директора ЗАО «Нафтатранс» Александра Волошина предоставить Анатолию Локтионову копии всех контрактов по ТЭО, заключенных компанией.

В это же Бухнацов и Тернавский втайне от Анатолия Локтионова вывели в неизвестном направлении все финансовые и материальные ресурсы другого их совместного предприятия — ООО «Земельная компания», владевшей землей, на которой располагался «Нафтатранс» и где планировалось построить нефтеперерабатывающий завод.

Собрав необходимые документы, Локтионов обратился в правоохранительные органы с просьбой проверить действия партнеров. Однако и в этот раз, судя по всему, сработали административные связи Николая Буханцова — уголовное дело было заведено против самого Локтионова, за якобы ложный донос.

Анатолию Локтионову не оставалось ничего иного, как обратиться в западные суды — благо, компания Glidefern Limited, владеющая ЗАО «Нафтатранс», зарегистрирована на Кипре. И эти суды начали принимать решения в пользу Локтионова. А Буханцов и Тернавский, судя по всему, занервничали: мало того, что Тернавский попал в черный список Евросоюза, мало того, что чиновник Буханцов вынужден прятать свои зарубежные активы, так еще и в западноевропейских судах в любой момент может всплыть информация, доказывающая их неблаговидную деятельность.

До сих пор тому же Николаю Буханцову удавалось уходить от ответственности в результате коррупционных скандалов, связанных с нефтяным бизнесом. Однако, сегодня ситуация изменилась: антикоррупционные инициативы Владимира Путина недвусмысленно показывают, что время чиновников от бизнеса прошло. Вероятно, и Буханцов это прекрасно понимает, и поэтому все «судорожные телодвижения» с продажей ЗАО «Нафтатранс» — лишь жалкие попытки утопающего схватиться за соломинку в надежде удержаться на плаву.