Битва добра с козлом

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Битва Добра С Козлом»)
Перейти к: навигация, поиск


Никто не знает, насколько Абрамович богат сегодня. Кроме легальных сделок у него была возможность контролировать экспорт нефти и алюминия. Эти цифры, “Форбсу” и не снились

1085674536-0.jpg“Если страна позволила им таким образом зарабатывать деньги, то это вопрос к стране, а не к этим людям. Но если ты чиновник категории А — то и веди себя как государственный чиновник категории А. Я это лично так понимаю”. Сергей Степашин, на заседании Госдумы.

Согласно одному кавказскому анекдоту, Ленин устроил революцию, чтобы отомстить за брата. Если это так, то шеф Счетной палаты Сергей Степашин очень хорошо выбрал время для собственной мести. Пять лет тому назад Степашин стал премьером и потенциальным наследником Ельцина. Но краткое пребывание на посту шефа правительства превратилось для Сергея Вадимовича в кошмар. Сначала ему не дали сформировать собственный кабинет. Всем министрам пришлось пройти через неформальную процедуру утверждения в кабинете шефа “СибнефтиРомана Абрамовича. А затем, как считает Степашин, тот же Абрамович блокировал ему дорогу к президентскому креслу…

Появившийся на днях отчет Счетной палаты с обвинениями Абрамовича в финансовых нарушениях и доведении Чукотки до банкротства многие наблюдатели сочли знаком того, что скоро Романа Аркадьевича может постигнуть судьба Ходорковского или по меньшей мере Березовского. Но надежды врагов суперолигарха на худший исход скорее всего безосновательны. Впереди “начальника Чукотки” действительно ждет несколько крупных разочарований. Но нынешний “Абрамовичгейт” — это всего лишь один из эпизодов затянувшегося прощания России с ельцинской эпохой.

Обдуривший Березовского

Некоторые московские пикейные жилеты до сих пор убеждены, что Роман Абрамович стал суперолигархом благодаря своей аполитичности. Это, конечно, полный абсурд. В ельцинской России было невозможно сколотить мало-мальски серьезное состояние, не интересуясь политическими дрязгами. Тем более что по степени интуитивного понимания политики Роман Аркадьевич превосходит большинство других олигархов. Весной 1998 года большой олигархический совет в составе Татьяны Дьяченко, Юмашева, Ходорковского и других принимал решение о замене Черномырдина Кириенко на посту премьера. Все были “за”. Мол, ЧВС устал и исчерпал свой ресурс. А нам на посту премьера нужен молодой и полный энергии политик. Против был только Абрамович. По воспоминаниям одного из присутствующих на мероприятии, он бросил матерную реплику, смысл которой сводился к следующему: мне, конечно, все равно, но вы с этим Кириенко еще намучаетесь! Так что королем российской политики Абрамовича сделало другое: две ошибки Березовского и умение Романа Аркадьевича не терять голову в любой ситуации.

Путь Абрамовича к властным вершинам начался в 1995 году. Тогда Березовский готовился прихватизировать то, что позднее стало известно под названием компания “Сибнефть”: Омский нефтеперерабатывающий завод и “Ноябрьскнефтегаз”. Именно в этот момент друживший тогда с БАБом один бывший министр гайдаровского правительства привел к олигарху скромного молодого человека. Мол, знакомьтесь. Это Рома Абрамович. У него хорошие связи с гендиректором “Ноябрьскнефтегаз” Виктором Городиловым. И тогда Борис Абрамович сделал то, что он сейчас называет одной из главных ошибок своей жизни. Он не только воспользовался помощью Абрамовича в деле прихватизации “Сибнефти”, но и сделал его одним из своих помощников.

В первое время БАБ, впрочем, никак не мог нарадоваться на молодого протеже. Абрамович демонстрировал предельную эффективность, лояльность, скромность. “Рома блестящий психолог и обладает фантастическим умением просчитать, что именно в данный момент времени требуется руководящему лицу, — рассказывает один хороший знакомый нынешнего губернатора Чукотки. — Если начальник просыпается в три часа ночи от сильной жажды, то в три часа две минуты Абрамович будет стоять у двери со стаканом воды!” Неудивительно, что вскоре Березовский поручил Абрамовичу предельно ответственную миссию: обеспечивать связь с президентской дочерью Татьяной Дьяченко и будущим главой кремлевской администрации Валентином Юмашевым.

Обладающий фантастическим талантом налаживать отношения с людьми, Роман Аркадьевич довольно быстро “перерос” этот статус кассира семейства и стал личным другом Валентина Юмашева. По рассказам одного бывшего кремлевского обитателя, особенно быстрыми темпами дружба стала развиваться, после того как Абрамович и Юмашев в течение нескольких месяцев жили на одной даче. И тут-то Березовский допустил свою вторую ошибку (ее, впрочем, он не признает до сих пор).

Цена скромности

Российские олигархи обожают рассказывать, как они сколотили состояние благодаря исключительно своему тяжелому труду. Но более-менее детальное исследование раннего этапа карьер будущих магнатов показывает, что без мощной поддержки некоих таинственных покровителей из властных структур эти люди никогда бы не смогли перерасти уровень мелких коммерсантов. Например, Ходорковскому в конце 80-х годов было предоставлено право превращать безналичные рубли в наличные. Сегодня подобная операция воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Но в советское время безналичные и наличные рубли фактически были двумя разными видами валюты. Безнала у всех предприятий было пруд пруди. Но вот превратить его в нал было практически невозможно. Подобных же примеров покровительства сверху было полно в карьере любого нынешнего магната.

В период начального обогащения будущие олигархи вели себя предельно скромно и уважительно по отношению к власти. Тот же Березовский изумлял всех своей способностью часами терпеливо ждать аудиенции в кремлевских приемных или даже около подъездов жилых домов. Но когда бывшие скромные коммерсанты стали олигархами, у большинства из них поехала крыша. Они забыли о своих прежних покровителях и вообразили себя хозяевами жизни. Гусинский, например, в 1999 году настолько потерял контакт с реальностью, что без обиняков заявлял новому премьеру Путину: “Ты никто, но я могу тебя сделать всем!” Чуть позже нечто подобное случилось и с Ходорковским, задумавшим взять в свои руки власть в стране. С Березовским это перерождение случилось, естественно, раньше всех.

Уже к 1998 году БАБ стал на всех углах кричать, что управлять страной должен состоящий из бизнесменов “совет корпорации России”, а вовсе не политики. Одновременно Борис Абрамович стал демонстрировать довольно пренебрежительное отношение к Юмашеву и Дьяченко и даже забывать выполнять некоторые свои финансовые обязательства. Ельцинская семья оказалась перед выбором. Или продолжать работать с Березовским. Или сделать своим главным политпартнером скромного и надежного Рому Абрамовича, который за это время стал своим в олигархической тусовке. Выбор был очевиден. К осени 1998 года Абрамович заменил Березовского в качестве главного конфидента кремлевского семейства.

Если бы у Романа Аркадьевича по примеру других олигархов тоже поехала крыша, он, возможно, и не сумел бы достичь такого богатства и влияния. Но Абрамович по-прежнему демонстрировал предельную скромность и страсть к непубличности. Даже большинство осведомленных политических журналистов долго не подозревало о существовании титана российской политики с таким именем. Если бы не один бывший российский премьер, который в мае 1999 года начал рассказывать СМИ об Абрамовиче, это состояние блаженного неведения могло длиться гораздо дольше.

Берегись, Британия!

Олигарх заплатил все налоги, оказал благотворительную помощь 53 детским домам, вернул государству несколько незаконно приватизированных предприятий. После этого он заходит к президенту: “Владимир Владимирович, мне можно уехать за границу?” — “Конечно, можно. Только надо посидеть на дорожку!”. Анекдоты подобного содержания остромодны в кругах российской политэлиты. Однако, по данным из источников, близких к Абрамовичу, магнат начал планировать грядущее переселение за границу еще в самом начале путинского срока, когда ставленники ельцинского семейного клана все еще занимали ключевые позиции в госаппарате. И предвидение того, что рано или поздно ВВП погонит людей Ельцина, было лишь одним из двух главных мотивов решения Абрамовича о своем постепенном исходе из России.

Роман Аркадьевич отличается от большинства российских олигархов еще в одном отношении. Другим магнатам присущ своеобразный извращенный патриотизм. Березовский, например, сейчас просто с ума сходит из-за невозможности вернуться в Россию. По словам друзей БАБа, триумфальное возвращение в Москву на белом коне стало для Бориса Абрамовича чуть ли не главной целью в жизни. Для Ходорковского зацикленность на России стала в итоге главной причиной его бед. Согласно соратникам бывшего шефа ЮКОСа, Михаил Борисович решил, что в российском бизнесе он уже достиг максимума возможного. А заниматься коммерцией за границей ему не хотелось. Вот поэтому шеф ЮКОСа очертя голову и бросился в мутные волны российской политики.

У Абрамовича все совсем по-другому. “Еще в глубоком детстве Рома поставил перед собой две цели, — объясняет психологическую мотивацию магната один хорошо знающий его человек. — Во-первых, завоевать Россию. Во-вторых, завоевать весь остальной мир”. К началу путинского правления первую цель можно было считать в основном выполненной. Настало время приступать к осуществлению второй.

К решению начать переезд в Англию Абрамовича подталкивало еще одно обстоятельство. Роман Аркадьевич никогда не ссорился с Путиным. Более того, было время, когда они были друзьями. Весной-летом 1999 года дача шефа “Сибнефти” на Рублевском шоссе была реальным центром принятия политических решений в России. Чуть ли не каждый день сюда на шашлыки заезжали Юмашев, Дьяченко, Путин… После прихода ВВП к власти Абрамович вел себя в его отношении предельно корректно.

Но в отличие от Березовского, Гусинского и Ходорковского Абрамович прекрасно понимал логику развития российской политики. Если лидер приходит к власти благодаря прежде всего активной поддержке других персон, он рано или поздно отодвинет этих людей. Иначе он никогда не сможет почувствовать себя самостоятельным политиком.