Битва за Автоград

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Не плачьте над трупами павших — невинно убиенных среди них практически нет"

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::29.08.2002

Битва за Автоград. 10-летию тольяттинских криминальных войн посвящается

Владимир Воронов, Тольятти-Самара-Москва

Converted 13408.gifВ Автозаводском суде Тольятти автоматчики на каждом шагу. Журналистам и прочим любопытным гражданам вход заказан. В натуре Палермо, напряженно ожидающий очередного покушения на комиссара Каттани! Неужели судят Самого — как его там зовут, местного дона Корлеоне? Или, чур, чур меня, за решетку таки угодил настоящий «император ВАЗа» — г-н Каданников?!

Увы, на скамье подсудимых «всего-навсего» десять киллеров из местной «волговской» (от названия гостиницы «Волга», где они любили кучковаться) группировки. На личном боевом счету солдат мафии десятки заказных убийств, из коих 20 точно доказано: бизнесменов, журналистов, милиционеров — 700 листов одного лишь обвинительного заключения! Еще недавно эта немалая банда (под сотню штыков и стволов) наводила животный страх на всё и вся, связанное с ВАЗом, а во главе ее стоял воспетый центральной прессой робин гуд местечкового разлива — Дима Большой (Дмитрий Рузляев). Последний с заслуженной пулей ныне покоится в совершенно незаслуженном месте: на... Аллее героев городского кладбища.

Покойник, говорят, ба-альшой шалун был, с него-то и началась десять лет назад знаменитая криминальная война на улицах славного города. Все за права на ВАЗ с другим авторитетом тягался, Вовой Вдовиным, Напарником. Дотягался по полной программе: шикарный памятник под елочкой, черный мрамор, выбитый портрет, кратко и емко высеченное «Дима».

Но сенсаций от его бойцов на процессе мои знакомые оперативники и прокурорские работники не ждут. Потому как памятен еще прошлогодний процесс, завершившийся колоссальным пуком: среди фигурантов значились крупные криминальные авторитеты — Фокс (Александр Фогель), Джон (Джалиль Джандоян), Шакро-младший (Захарий Калашов) и Гера (Сергей Ильин). А также именитые вазовские менеджеры: они-то, как выяснилось, и наняли братву — с благословения «императора ВАЗа» (!) — для вышибания долгов под «комиссионные». Вот с тех-то, настоящих, разборок — тоже с кровью, мясом, порохом и пулями — все и началось, а вовсе не с дилетантской пальбы Димы. Те джоны-фоксы в окрестностях ВАЗа надоили немерено, следствие лишь до пары с гаком миллионов «зеленых» докопалось. До прочего не удалось: во владикавказских далях пристрелили Джона, решившегося на откровения, застрелен Гера, убит ключевой свидетель — чрезмерно осведомленная бухгалтерша, и, наконец, свою пулю получил Фокс, пополнив все ту же Аллею героев. Тайну пропавших вазовских миллионов надежно погребли завалами тел, уцелевшие же (т.е. молчавшие) обрели свободу по амнистии. Так обычно и проходят процессы в Тольятти.

А еще, шушукались знакомые опера, все сольют не только потому, что знают братки-киллеры слишком много о делах наших скорбных, автовазовских, но еще и оттого, что бандитскими «волынами» водили по большому счету не столько авторитеты, сколько ушлые товарищи из вполне компетентных государевых ведомств.

Из Тольятти приходит в основном два типа сообщений. Оптимистические: «Жигули» снова подорожали... «Вице-президент по закупкам АО «АвтоВАЗ» Павел Скринский объявил о возможном 10-процентном повышении цен на продукцию завода»... Растет благосостояние отечественного производителя! Прочие новости отдают долей пессимизма: «Застрелен начальник отдела ГСМ автозавода Борис Полеха», «Убит депутат городской Думы и главный редактор независимой газеты «Тольяттинское обозрение» Валерий Иванов», «Убит заместитель начальника управления лабораторно-исследовательских работ АвтоВАЗа Александр Титуренко», «До полусмерти избита сотрудница областной прокуратуры Ирина Бояхчян, осуществлявшая надзор за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью на территории Автозаводского района»...

Вот и не поймешь: то ли людей в Тольятти все время убивают оттого, что продукция дорожает (бабки-то крутятся серьезные!) — то ли продукция все время дорожает оттого, что за развитие автогиганта пролито много крови.

Простите этот черный юмор, вся беда в том, что так, по всей вероятности, пойдет и дальше: «Жигули» будут по-прежнему дорожать — не потому, что станут лучше, а благодаря отсутствию конкуренции (вон и 25-процентная пошлина на старые иномарки подоспела). И криминальные разборки, о конце которых ежедневно заявляют городские власти, продолжатся тоже: не потому, что в городе все больше денег, а потому как выгодны они прежде всего самому... ВАЗу. Удивляетесь? Я тоже сначала удивился.

Аллея героев

...Большой и душный город буквально плавился от жары и скуки. Ни тебе ночных канонад, ни россыпей автоматных гильз на асфальте, да и пятна крови лишь в мясном ряду на рынке. Впрочем, тольяттинский криминал — не столько реальность, сколько миф, во всяком случае, такой, как в тех боевых сводках.

— То есть как — миф?! — воскликнет читатель. — Сотни жмуров! Сходите на Баныкинское кладбище, на Аллею героев.

Сходил... Тольятти — город молодой, своих фронтовых героев тут нет, разве лишь погибшие в Афгане и Чечне. Так что Аллеей героев на Баныкинском кладбище вполне официально именуется длинный ряд могил, в которых покоятся жертвы первоначального накопления. Убитые и убийцы, недавние заклятые друзья — все они теперь герои. Березки, елочки, бронза, мрамор, гранит, такие одухотворенные лица! Целые династии: отец, сын, еще один сын — все пали в Автоградской битве. По оценкам самарских оперативников, с 1992 по 2002 год в криминальных разборках вокруг ВАЗа и его продукта убиты свыше 500 человек!

Но не плачьте над трупами павших: как откровенно поведали и в Тольятти, и в Самаре — невинно убиенных среди них практически нет. Вот и председатель Тольяттинской торгово-промышленной палаты Владимир Жуков, человек весьма осведомленный, так и резанул:

— По моим данным, честных коммерсантов не убивали. Ну, быть может, один-два погибли случайно, остальные — если сами и не бандиты, то играли на криминальном поле, по бандитским же правилам, убирая конкурентов и напарываясь потом на ту же заточку.

Источники в тольяттинских правоохранительных органах назвали мне несколько имен своих погибших сотрудников. Но приватно при этом обмолвились: покойники не были агнцами, они играли с бандитами по бандитским же правилам...

Те же источники прямо твердят: эту самую войну братков умело спровоцировали сами вазовцы! Не без помощи товарищей в форме и штатском. Точнее, высший менеджмент. Под дымовой завесой сражений Автоградской битвы удобно оказалось проворачивать дела на десятки миллионов долларов!

Вот несложная арифметика. Официальный доход бандитов (в местной прессе нашел даже такую статистику!) от обтрясывания завода — от рэкета его дилеров в 2000—2001 годах составлял, по разным оценкам, от 17 до 19 миллионов долларов. Опера, правда, говорят, что цифра занижена.

А вот цифра куда более официальная, поскольку озвучил ее аж лично Виталий Вильчик, гендиректор — президент ОАО «АвтоВАЗ»: хищений на заводе совершается на 30 миллионов долларов в год. «И нет тенденции к сокращению этих хищений», — сетует топ-менеджер. Если нам решились открыто сообщить эти данные — какова же подводная часть вазовского айсберга?! Не донырнуть...Пока братки взаимно уничтожались, завод спокойно разворовывался без всякого рэкета. Воистину прав был Мэкки Нож: время романтических преступников кончилось. Что такое ограбление банка в сравнении с основанием банка! Пока братки погибали за миллионы, на заводе расхищались десятки этих самых миллионов.

Шантаж

Небольшое отступление: самой свежей жертвой очередного витка гангстерских войн считают Валерия Иванова, депутата гордумы и редактора «Тольяттинского обозрения», расстрелянного 29 апреля этого года возле собственного дома.

Убийством Иванова лично озаботился аж генпрокурор Устинов, давший спецпоручение своему заму — легендарному разыскнику Владимиру Колесникову: найти и обезвредить. В июле генерал Колесников лично прибыл в Самарскую область — искать и обезвреживать. Найти-то, видимо, нашел, но с «обезвредить» оказалось сложнее, поскольку, как открыто поведал в интервью ГТРК «Самара» зам. генерального волкодава, за преступлением стоят «очень серьезные лица с серьезной многомиллионной долларовой подпиткой»! Суровый сыщик добавил: эти самые «очень серьезные лица» и сейчас у власти. Нервозность в вазовских и тольяттинских госструктурах достигла апогея, однако ни одного ареста в этих самых структурах грозный Колесников так и не произвел.

Об Иванове в Тольятти и самарских правоохранительных структурах говорят неохотно: «О покойном либо хорошо, либо ничего. Хорошего, извини, ничего нет». Однако ж после обещания не называть имен кое-что сообщили. Суть дела такова: не был наш герой ни борцом за справедливость, ни выдающимся журналистом. Реальный бизнес покойного выглядел примерно так: рыскающие по Автограду и окрестностям репортеры Иванова собирали весь компромат на местных чиновников и предпринимателей, порой просто покупая его у конкурентов, в прокуратуре, у милицейских оперов. А затем «независимый журналист» встречался с фигурантами независимого расследования, независимо выкладывал перед ними папочку с компроматом или гранки статьи, после чего столь же независимо назначал цену за молчание. В посмертной статье, опубликованной в «Самарском обозрении», открытым текстом сказано: «Именно с легкой руки журналистов «Тольяттинского обозрения» фирмы и чиновники Автограда начали платить деньги за ненаписание статей, содержащих компрометирующие сведения. Потенциальным клиентам «ТО» даже предлагалось заключить рекламный договор, в котором оговаривалось, что в случае наличия на них компромата их мнение будет опубликовано, а сами они будут предупреждены»! Штука, на юридическом языке именующаяся кратко и емко: шантаж. А шантажиста, как известно, век недолог. Что до собственно братков, они, как ни странно, Иванова любили и уважали: им нравилось его творчество! Да и сам «журналист» не скрывал своего восхищения бойкой шпаной. Когда вышел в свет сенсационный материал «Тачка цвета крови», получивший широкий резонанс в российской прессе и давший старт животрепещущим репортажам о вазовском криминале, авторитеты даже собирались... «откатить» братку пера энную сумму в знак благодарности. Только вот материал тот вовсе не был плодом журналистского расследования: Валерий лишь обработал незаконно переданные ему опером Автозаводского РОВД Дмитрием Огородниковым агентурно-оперативные данные. Братва тогда была довольна: в кои-то веки можно прочитать, что о тебе реально знают менты! И просчитать ментовскую же агентуру в своих рядах — так что не исключено, что несколько изуродованных трупов осведомителей на счету и нашего «журналиста». То, что тот знаменитый материал был целенаправленным, санкционированным на верхах сливом, призванным внести свою лепту в разжигание межбандитской войны (каковая, в свою очередь, призвана была закамуфлировать реальное разграбление автогиганта его же топ-менеджерами), доказывается несложно. Тот самый Огородников, оперативник-«болтун», вроде бы нарушивший все нормы (реального автора утечки вычислили с пол-оборота), выдавший секретные оперативные разработки и агентурные источники, не только не наказан в уголовном порядке — даже не уволен. Более того, продолжал успешно делать карьеру, дослужившись до поста начальника межрайонного отдела по борьбе с бандитизмом тольяттинского городского УВД! Отсюда и вывод: то был не банальный слив, а успешная спецоперация, внесшая весомый вклад в разжигание вазовских войн и пополнение Аллеи героев.

А ведь поначалу ментовско-чекистская идея казалась даже подвижнической: достал этот Напарник своим рэкетом, а что, если нам его с тем же Димой стравить? Алчность фраеров и сгубит...Если и двигал ретивыми операми такой «альтруистский» подход, у топ-менеджеров был иной. Они-то всех и сделали: в цену любого «Жигуленка» уже включено все — от отката бандитам до жирных процентов на личные счета в офшоре. Убери эту накрутку, полцены останется...Но вот узнать имена тех, кто стоял за Ивановым и Огородниковым, уже не представляется возможным: в этом году пал наш канализатор, а еще раньше, 22 мая 2000 года, в гостинице «Жигули» расстрелян и сам майор Огородников, легший в свой час в Аллею героев... Может статься, он был честным служакой, лишь послушно и небесталанно исполнившим предначертанное высокой инстанцией. Какой? Быть может, это неплохо знал и другой весьма информированный товарищ — экс-офицер ФСБ Вячеслав Минак, некогда возглавлявший отдел контрразведки тольяттинского управления Лубянки — тоже застрелен. Не похоже ли на обрубание хвостов? Причем именно тогда, когда гангстерские войны перестали быть полезными вазовскому менеджменту, а стратегия прикрытия финансовых афер криминальными разборками стала опасной. Заметим, следы того же тов. Березовского еще отчетливо читались на тольяттинском асфальте. Так что хвосты рубить надо было обязательно. Вот и получилось, что 32-летний Иванов, хоть бизнесмен и своеобразный, но, несомненно, информированный, лег в землю на той же самой Аллее героев, бок о бок с персонажами своих «расследований» и героями своих репортажей: смерть уравняла его с бандитами.

Дымовая завеса

Газетно-бандитская война скрыла от всех несведущих реальные процессы, что шли и идут на автогиганте. Не будем о жирующих под крышей рэкета дилерах, делании бабок из ничего (т.е. из нашего кармана), по-березовски, умыкаемых эшелонами запчастях — уже тома исписаны. В близких к ВАЗу бизнес-кругах мне пояснили, что главный навар делается на аферах с акциями и поставках комплектующих.

Самый большой туман — валютный: по словам Каданникова, валютные затраты на каждую машину в позапрошлом году составляли 142 доллара, в прошлом — 120. Но вот по иным оценкам (в том числе и по нашим источникам в таможенных ведомствах), цифра во много крат выше — 700—800 долларов! Что это за странная маржа аж в 600—680 долларов?! Если помножить ее на 767,3 тысячи произведенных в прошлом году «Жигулей», сколько выйдет? Матерь божья, полмиллиарда «зеленых»! Или вот проблема уже внутренних поставщиков: тольяттинские эксперты утверждают, что, если ВАЗ сменит ВСЕХ своих поставщиков, уже получается аж 20-процентная экономия расходов! И резкий рост качества: нынешние подрядчики гонят ВАЗу, мягко скажем, некондиционные составляющие, начиная с металла. Но сменить ни-и-з-зя! Поскольку бьет уже по сугубо личным интересам ряда топ-менеджеров самого завода: круг подрядчиков сложился — сумма подрядов (и отката за их лоббирование) такая, что цена отказа просто летальна.

— Город развивается, его экономика на подъеме, — твердили мне патриоты АвтоВАЗа.

Верю, верю, отчего не быть и подъему, деньги-то какие в городе крутятся! Только прошелся по улицам и... не заметил этого подъема, странный он какой-то, простым глазом невидимый: те же унылые старые спальные коробки, тот же разбитый пыльный асфальт... Явный экономический рост наблюдается лишь возле голубой «свечки» заводоуправления — там, я вам скажу, толпятся такие иномарки!.. А какие коттеджи у вазовских менеджеров в Портпоселке — каждый от $200 тысяч до миллиона и более. Хотя официальная статистика твердит: в городском бюджете стараниями АвтоВАЗа осело 1,4 млрд. рублей, сумма налогов и других платежей в прошлом году составила 30,4 млрд. рублей — миллиард долларов! В федеральный бюджет с ВАЗа перечислено 7,9 млрд. рублей, сумма подоходного налога с зарплаты вазовцев — 1,1 млрд. рублей, во внебюджетные фонды (в том числе в пенсионный) перечислено 3,2 млрд. рублей. А сам ВАЗ инвестировал в разные проекты в 2001 году 5,3 млрд. рублей и планирует в этом истратить еще 5,9 млрд. «деревянных» на запуск «Калины»... Чем не расцвет? Только вот капитализация ВАЗа — т.е. его стоимость, выраженная в ценных бумагах, акциях (этих бумажек наштамповано 27.195 миллионов) — буквально за один летний месяц упала аж на 182,63 миллиона долларов: в шесть раз больше, чем от хищений! Честно говоря, особо пристально заниматься акциями не стал. Автовазовских отчетов-балансов никто из рядовых держателей тоже в глаза не видел. К чему бы это? К примеру, в заводоуправлении «Шкоды» в Млада Болеслава мне без лишних слов вручили объемистый томик: доходы-расходы-налоги-вычеты-убытки — все до кроны! А тут при одном лишь вопросе — нельзя ли подержаться за балансик — товарищей пучит.

Еще недавно вазовская бумажка тянула от силы на 25 баксов, хотя заводской менеджмент уверял, что $61 — вот «справедливая» (!) цена акции. Доросло до $38,5, чтобы в июле рухнуть до $31. (О потерях см. выше.) Но ведь если завод потерял эти $182,63 млн., кто-то же их «нашел»? Кто?

Прокурорская вендетта

Вот где, казалось бы, развернуться органам — бдящим и надзирающим.

ФСБ? Не смеши. У самарских чекистов элементарная кадровая чехарда, начальство сменилось, новое выжидает. — И в самом деле, генерал Виктор Евтушенко, сам или по подсказке, но высказался четко: ВАЗ не трогать, там «криминала... нет... Все нормально» — аккурат за несколько дней до очередной серии убийств! УВД, уголовный розыск, УБОПы-ГУБОПы? Не будем о грустном: областное УВД и по сей день не очухалось от того страшного пожара, в пламени которого якобы без следа испарились сотни томов расследований вазовских махинаций. К тому же милиционеры больше с налоговиками и прокуратурой бодались. Кстати, о последней. Позиция областной прокуратуры очень странная. Тут очень показательно именно дело того же Фокса со товарищи: санкции на арест фигурантов не дала ни тольяттинская городская, ни самарская областная прокуратура, ордера пришлось выписывать аж в Генпрокуратуре! И вообще, о боеспособности прокуратуры говорить не приходится, поскольку вот уже несколько лет ее трясет от войн — не криминальных, а межведомственных: все силовики — УВД, ФСБ, налоговая полиция, прокуратура — меж собой на ножах. В окопах и прокурор области Александр Ефремов. Накат на него чудовищный, и со всех сторон вошедшие в раж налоговики учинили за его правой рукой, прокурором Самары Махмудом Калиматовым, натуральную слежку по полной программе — наружка-подслушка и т.п.! И завалили Москву шифровками о коммерческой деятельности облпрокурора и наличии у него огромного массива недвижимости. Факт стяжательства не подтвердился, а разъяренный прокурор нанес ответный удар.

Враги клевещут

— ВАЗ — не завод, а политика, — утверждает Владимир Жуков. — И эта государственная политика так и не изменилась с шестидесятых годов. За все десятилетия ни советское, ни российское правительство так ничего и не сделало, чтобы ВАЗ развивался.

115 тысяч человек на заводе. А чтобы реально развиваться, чтобы сделать рывок к новому, нужно провести реструктуризацию и избавиться от 40 тысяч совершенно ненужных людей. Кто позволит провести такие сокращения?

— Конкурентоспособный автомобиль? — Бизнесмены смотрели на меня, как на идиота.

— Так продать его иностранцам!

— Думаешь, тут очередь желающих стоит? Как же! Вот сейчас пошли на альянс с «Дженерал моторс»: может, сделка с американцами и станет тем локомотивом, который вытянет ВАЗ из болота...

Ох, усомнюсь! Помнится, я еще шесть лет назад, общаясь с менеджерами «Фиата», спросил, отчего не прошел их новый альянс с ВАЗом. Итальянцы мялись-мялись, а потом, содрав привычное уже обещание обойтись без имен, выдали, как на исповеди: «Да там же сплошь бандиты, куда там нашим сицилийским донам! Деньги тянут и на свои личные счета в офшор переводят! С Каданниковым нельзя иметь дело...»

Эх, поговорить бы начистоту обо всем с товарищами директорами, да хоть с кем из видных менеджеров, и ведь выходы есть, рекомендации. Фигушки! Только зря потерял время в 24-этажной «стекляшке» заводоуправления. Пробовал и так, и эдак, но дальше телефонного мычания дело не пошло: «В другой раз... Совещание... Встреча...». Пока наконец одна секретарша откровенно хамски не ляпнула: «Для ненаших журналистов Иван Иваныч (Сергей Сергеич...) будет занят всегда...»

Помню, лет 5—6 назад товарищи из местного пиара и ко мне подкатили с ласковыми намеками: пиши о нас хорошо, и тебе тоже будет хорошо. Не понял, вот и пожинаю плоды несговорчивости.

Если кому мои суждения покажутся однобокими — имею на них право: сам волжанин, ВАЗ строился и «процветал» на моих глазах. И наблюдая его расцвет — когда вблизи, когда издали, — убедился: философия ВАЗа и его менеджмента за 30 лет не изменилась ни на йоту. Трагедия нынешнего ВАЗа вовсе не в расцвете браткового криминала вокруг него, а в сращивании продавцов воздуха системы «Березовский» с крепкими хозяйственниками системы «Каданников». Если мы хотим разорвать этот порочный круг, выход один: выкинуть на помойку как наследие Березовского, так и кадры Каданникова. Во главе с ним самим, благо нищета Владимиру Васильевичу не грозит.