Битва за Кучму

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Зачем и на чьи деньги Андрей Михалков-Кончаловский обеляет своим фильмом экс-президента Украины

KMO 121006 00292 1 t206-150x93.jpgК борьбе за репутацию экс-президента Украины подключился российский кинорежиссер Андрей Кончаловский. Отрывок его фильма о Кучме «Битва за Украину» был показан тогда, когда прокуратура и суд Украины готовились дать ответ на вопрос: виновен ли бывший президент в убийстве журналиста Гонгадзе или нет

«Один должен быть обязательно под охраной, но в тюрьме: или Мельниченко, или Кучма». С этих слов бывшего майора Управления государственной охраны Украины (УГО) Николая Мельниченко, прославившегося тем, что он вел записи в кабинете президента Леонида Кучмы, начинается фильм Андрея Кончаловского из серии «Бремя власти».

После Гейдара Алиева, Войцеха Ярузельского и Юрия Андропова в поле зрения известного режиссера попал второй президент Украины Леонид Кучма. С частью этого фильма — а именно эпизодом, посвященным «кассетному скандалу» (на записях из кабинета Кучмы голос, похожий на голос главы государства, требует разобраться с оппозиционным журналистом Гонгадзе),— украинских зрителей познакомили именно тогда, когда прокуратура и суд готовились дать ответ на вопрос: виновен президент в убийстве журналиста или нет.

У Кончаловского ответ на этот вопрос есть — не виновен.

Глаз видит

26-минутный отрывок фильма «Битва за Украину» телезрителям показали дважды. 21 апреля он вышел в прайм-тайм в эфире телеканала ICTV, а 12 мая — телеканала СТБ. Оба вещателя входят в медиахолдинг, подконтрольный украинскому олигарху Виктору Пинчуку. В свою очередь, господин Пинчук является зятем Леонида Кучмы. В 2002 году он женился на дочери президента Елене.

По словам Андрея Кончаловского, над фильмом о президенте Кучме он трудится уже 3 года. Правда, широкой общественности этот факт стал известен незадолго до телевизионного показа. Одну из главных ролей в этом документальном проекте играет сам автор: Андрей Кончаловский предстает перед телезрителями в виде эдакого профессионального сыщика, призванного распутать дело, которое не по зубам местным ищейкам.

KMO 121006 00293 1 t207.jpg

По версии режиссера, шум вокруг убийства журналиста — иностранная спецоперация

В начале фильма Кончаловский с озабоченным лицом ходит по комнате и излагает вслух озарившие его догадки. Внемлют мэтру какие-то девушки (их роль остается непонятной не только зрителю, но и, судя по выражению лиц юных особ, им самим) и парень, который выводит с компьютера на телевизор сюжеты 10-летней давности и отрывки интервью.

— Не, ну вообще, чтобы понять историю конфликта вокруг президента, нужно понять, кому это нужно, да? — спрашивает сам у себя режиссер Кончаловский.— И в этом конфликте явно, что «кассетный скандал» стал главным. Поэтому давайте смотреть, что у нас есть на эту тему.

«На эту тему» материала оказывается совсем немного: отрывок из сюжета телеканала СТБ, в котором сообщается, что пропал журналист Георгий Гонгадзе; заявление жены журналиста Мирославы Гонгадзе, которая просит всех, кто знает что-либо о судьбе ее мужа, сообщать ей любую информацию; кадры с одной из первых акций — на них люди, одетые в футболки с профилем Гонгадзе, просят власть его найти. Именно на последних кадрах Андрея Кончаловского осеняет:

KMO 121006 00294 1 t207.jpg

Жена Гонгадзе в кино у Кончаловского и в реальной жизни говорит разные вещи

— Стоп, погоди! Вот они, эти майки,— победно бросается он к монитору.— Их же должен был кто-то напечатать. Майки ж надо купить, разработать дизайн, нарисовать, распространить. Это же нормальная пиар-кампания. В Америке разработана теория, как делать государственные перевороты: печатаются майки, выдумывается лозунг. Смотрите, что еще интересно: ищут человека, надо бы лицо показывать, а показывают черную голову.

Сказав это, мэтр, усталый, но удовлетворенный, сваливается на диван.

— Рядом сразу лозунги «Свободу слова!», «Ущемление…»,— уже не предполагает, а уверенно рассуждает он.— Видно, как серьезно проработано, методологически, совсем не по-украйньськи (это слово Кончаловский произнес ласково-пренебрежительно, давая понять — мол, ну куда уж на Украине что-то сделать серьезно и методологически! — В. К.) проработана вся теория пиара! Очень интересно! Поехали дальше!

Дальше и вправду поехали, однако жаль, что в фильме не нашлось места, к примеру, воспоминаниям Сергея Лещенко, журналиста сайта «Украинской правды», созданного Георгием Гонгадзе. Из них следует, что автором черного профиля является веб-мастер «УП» Сергей Корниенко — символ, ставший на ближайшие 10 лет фирменным знаком борцов за свободу слова, он сделал всего за 20 минут в программе CorelDRAW. «А само выступление журналистов прошло через неделю после исчезновения Георгия,— напоминает Сергей Лещенко.— Печать одной футболки от силы обошлась в 10 долларов.

Вот такие серьезные аргументы в пользу того, что убийство Гонгадзе — дело рук Америки».

Мнение авторитетов

KMO 121006 00295 1 t207.jpg

Показания в кадре майора Мельниченко и его пленки режиссер оценивает, как следователь

Однако жанр «объективности» в фильме подчеркнуто соблюдается. На первый взгляд в нем вообще представлены все стороны «кассетного скандала». Помимо самого Мельниченко о событиях тех дней рассказывает лидер Соцпартии Александр Мороз, который обнародовал «пленки» в Верховной раде; журналист и главный редактор авторитетного еженедельника «Зеркало недели. Украина» Юлия Мостовая — человек, хорошо знакомый с привычками Леонида Кучмы (о ее издании экс-президент сказал, что не закрывает его лишь потому, что ему надо знать правду о происходящем в стране); мать погибшего журналиста Леся Гонгадзе. Но главный фактический материал для размышления предоставили не они, а беглый российский бизнесмен Борис Березовский, автор книги «ФСБ взрывает Россию» Юрий Фельштинский и руководитель Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб. Все эти люди принимали участие в судьбе Мельниченко, когда он бежал из Украины в начале нулевых, и первыми ознакомились с содержанием его «пленок».

«Даты создания файлов с фрагментами разговоров про Гонгадзе были созданы по горячим следам. Кто-то вытягивал эти фрагменты из огромного количества материала и потом оформлял их в виде файлов»,— вспоминает в интервью Александр Гольдфарб. Его дополняет Юрий Фельштинский, который говорит, что «одна из теорий заключается в том, что Кучму записывали для того, чтобы его скинуть».

О Николае Мельниченко мог бы рассказать и еще один критик российской власти, сотрудничавший с господами Березовским и Гольдфарбом. Но его уже нет в живых. Это Александр Литвиненко. Некоторое время бывший майор УГО (Управление госохраны) жил у бывшего подполковника ФСБ. В 2005 году Александр Литвиненко дал интервью украинскому «Коммерсанту», где рассказал о некоторых особенностях характера Николая Мельниченко. Сейчас, спустя 6 лет, Борис Березовский и люди из его команды почти в точности повторяют слова Литвиненко. Совпадение в оценках личности экс-майора и обстоятельств общения с ним дает основание предполагать, что Мельниченко является действительно таким, как о нем вспоминают: нерешительным, мнительным, находящимся в постоянном страхе за свою жизнь.

KMO 121006 00297 1 t207.jpg

В фильме представлен и жучок, который "считывал" Кучму...

«…После выборов на Украине он позвонил Борису и заявил, что его собираются убить. Тогда Мельниченко, по-моему, был в Польше,— вспоминал Александр Литвиненко в своем интервью, которое он дал автору этих строк.— И он попросил срочно его спасти. Борис сразу самолет отправил, телохранителей… Мельниченко привезли в Лондон. Как-то он предложил мне сходить с ним в ресторан пообедать. И мы пошли, вместе с телохранителями. Я ему говорю: «Коля, зачем они тебе нужны?! Что за концерт, кому ты здесь нужен?» Я начал разбираться в этой ситуации и выяснил, что в Польше на него никто не готовил никакого покушения, ничто его жизни не угрожало. Это была просто истерика. В общем, мания преследования».

В этом интервью (оно было взято за год до смерти Александра Литвиненко) также шла речь о том, что Мельниченко продал свои «пленки», причем дважды: сначала Игорю Бакаю, бывшему при Кучме руководителем Управделами президента и бежавшему в Россию после прихода к власти Виктора Ющенко, а потом и Борису Березовскому. «Знаю одно: все это («кассетный скандал».—

В. К.) провокация, направленная на дискредитацию Кучмы»,— резюмирует на последней минуте фильма господин Березовский.

Ум неймет

После просмотра фильма понимаешь, что цель, которую поставил перед собой Кончаловский,— доказать, что против Леонида Кучмы был сплетен хитрый заговор и он пал его жертвой, достигнута. И не важно, какими побуждениями руководствовался режиссер — финансовыми или желанием найти истину. Но, с другой стороны, не оставляет ощущение, что продемонстрированный украинскому зрителю эпизод фильма «Битва за Украину» — это все же манипуляция, добротная и профессионально сделанная. Автор не отвечает на волнующий вопрос: по чьему указанию был убит Георгий Гонгадзе, но зато он знает, кто этого, по его мнению, не делал. Следует заметить, что фильм настолько понравился защитникам господина Кучмы, что они даже попросили следователей приобщить ленту в качестве вещественного доказательства к делу (формулировка звучала так: «этот фильм содержит фактические данные, имеющие доказательственное значение»).

KMO 121006 00298 1 t207.jpg

Борис Березовский вспоминает историю Мельниченко в подробностях

Кончаловский попытался максимально обелить президента, отмести все обвинения в том, что именно он выступил заказчиком расправы над оппозиционным журналистом. Но фильм российского режиссера не единственное средство в кропотливой работе по отведению подозрений от экс-президента. Работе, направленной не только на украинцев, но и на западных наблюдателей. О том, что Мельниченко мог руководствоваться финансовыми мотивами, когда записывал разговоры в кабинете бывшего президента, ранее в интервью «Коммерсанту» (Украина) рассказывал адвокат Алан Дершовиц — международная звезда юриспруденции, приглашенный Виктором Пинчуком для защиты интересов своего тестя. Кроме того, господин Дершовиц настаивает: установить со 100-процентной гарантией тот факт, что «пленки» не подвергались монтажу, нельзя.

Известный всему миру адвокат и прославленный российский режиссер — это еще не все. 83 народных депутата из всех фракций Верховной рады в апреле распространили заявление, в котором выражали озабоченность тем, что не расследуется деятельность Николая Мельниченко и его возможное сотрудничество с иностранными спецслужбами. Позже состоялся съезд офицеров Украины, инициировавший обращение к генеральному прокурору Виктору Пшонке с требованием возбудить уголовное дело против экс-майора УГО. «Мельниченко — изменник, а не герой. Это человек, нарушивший клятву офицера, он должен понести за это наказание. И когда его приведут к ответу, фамилии кукловодов, которые за ним стоят, я уверен, будут названы»,— считает генерал-лейтенант Вилен Мартиросян.

KMO 121006 00301 1 t207.jpg

Андрей Кончаловский утверждает, что над этим кино работал три года

Одновременно к защите Леонида Кучмы подключились деятели искусств. Так, в обращении, также направленном на имя генпрокурора и подписанного известным режиссером Анатолием Соловьяненко (младшим) и оперной певицей Марией Стефюк, говорится: «Мы хорошо знаем Леонида Даниловича как выдающегося общественного и государственного деятеля, человека с большой буквы и настоящего патриота Родины. Глубоко убеждены, что такой чуткий, добрый и искренний человек, как Леонид Данилович Кучма, не способен на осуществление какого-либо преступления, тем более такого тяжелого, в котором его обвиняют».

Ну как тут не начать сомневаться в том, что экс-президент может быть причастен к убийству с последующим отсечением головы от трупа и перезахоронением безголового тела в лесопосадке под Киевом? Финальный аккорд, добивающий остатки подозрений,— последние секунды фильма Андрея Кончаловского. Мать Георгия Гонгадзе, утирая глаза, говорит: «Я Леониду Даниловичу сказала: ни одна моя слеза на ваше сердце не упадет, потому что я на вас не плачу. Я вас ни в чем не обвиняю».

Однако остаются и те, кто думают — именно Леонид Кучма должен отвечать за смерть Гонгадзе. «Подобной халтуры не приходилось видеть с 2001 года, когда по заказу Пинчука Чарльз Клоувер снял фильм «Пиар». Там также продвигалась версия «американского следа» в деле Гонгадзе. Самым весомым аргументом было то, что один из активистов акции «Украина без Кучмы», Владимир Чемерис, получил от США официальный грант на свою организацию «Республика»,— возмущается Сергей Лещенко.— Аргументация о революции ценой 15 тысяч долларов — это круто! Но еще круче — нанять известного российского режиссера, который будет бредить на телекамеру, даже не понимая предмета своего псевдорасследования».

Такого же мнения придерживается и Мирослава Гонгадзе, участие которой, к слову, Андрей Кончаловский не предусмотрел в своем фильме. Хотя именно она, при должной фантазии, могла бы занять в заговорщической теории режиссера достойное место — после убийства мужа она покинула Украину и сейчас живет с детьми в США. «Мне противно комментировать бред кинорежиссера, который в считаные дни переквалифицировался в следователя. Поток его сознания не отмазывает Кучму, а скорее смешивает с грязью самого Кончаловского»,— заявила Мирослава Гонгадзе через социальную сеть Facebook. Тоже, к слову, американскую.

Оригинал материала: Огонек