Битва за Уфу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Битва за Уфу Пока президентский клан делит власть в республике, Москва прибирает к рукам местную нефтянку, а радикальные исламисты раскидывают сети

"На днях избирательная комиссия Уфы завершила регистрацию кандидатов в депутаты на предстоящих 26 июня выборах в Городской совет. На 35 депутатских мест претендует около 200 кандидатов. По всем признакам избирательная кампания ознаменуется жестким противостоянием нынешнего главы республики Муртазы Рахимова и его сына – Урала Рахимова. Внутриклановая борьба усугубляет и без того напряженную социальную обстановку в республике. Эксперты все настойчивее напоминают об опасности распространения в регионе радикального исламизма. Семейно-нефтяная дуэль На выборах в уфимский горсовет соревнуются две команды. Одна из них включает ставленников действующего президента, другая – представителей Рахимова-младшего. В том, что именно они стоят за кандидатами в депутаты, не сомневаются наблюдатели ни в Москве, ни в регионе. Так, лидер общественного движения «Русь» Анатолий Дубовский утверждает: «Сын Рахимова решил оставить за собой власть хотя бы в городе Уфе. Сегодня созданы два предвыборных штаба. Один из них возглавляет заместитель главы президентской администрации, второй – люди Урала Рахимова». О том, что Урал Рахимов давно ведет свою игру, сказал «НГ» и директор Института федерализма и гражданского общества, председатель совета общественного антикоррупционного комитета Александр Аринин: «Он давно требовал отставки кабинета правительства, председателя Госсобрания Толкачева, чтобы встать на его место самому и поставить своего человека на премьерский пост. Потом он стал требовать и отставки самого Муртазы. Урал счел, что его силы достаточны, чтобы перейти во фронтальное наступление». В правительстве Башкирии эту тему открыто не комментируют, но в беседе с корреспондентом «НГ» хорошо информированный источник в этой структуре заметил: «Это очень серьезная атака со стороны Урала Рахимова: на тридцать пять округов его команда выдвинула более 50 кандидатов. Кроме того, им удалось перекупить местную организацию ЛДПР. Административный ресурс будет, безусловно, на стороне Муртазы Рахимова, а финансовый находится в руках Урала Рахимова». Подоплека Наблюдатели отмечают, что спор внутри клана Рахимовых идет вокруг башкирской нефти – и главный участник развернувшейся на этом поле игры находится в Москве. Напомним: в 2003-м Муртаза Рахимов победил на президентских выборах только благодаря поддержке Кремля в борьбе с оппозицией, пообещав вернуть центру контроль над нефтянкой. Однако, отмечают эксперты, в течение последующих полутора лет он не торопился исполнять свои обещания – и тогда социальный протест стал исподволь подогреваться федеральным Центром. Цель Рахимова-младшего, подчеркивает Аринин, «полный контроль над нефтяным сектором и недопущение возможной передачи активов федеральному Центру». Между тем Рахимов-старший, выполняя свои предвыборные обещания, уже готов идти на уступки Кремлю: недавно в Башкирии закончился арбитражный суд, где было заявлено, что структуры, которые контролировал Урал, не являются добросовестными приобретателями пакета акций Башкирэнерго и Башнефти. Эти сделки были признаны ничтожными, а акции были возвращены башкирскому топливному комплексу – они перешли под юрисдикцию республики. По сведениям «НГ», вскоре республике будет возвращена и вторая половина нефтяного комплекса – нефтеперерабатывающие заводы. «Дальше, – отмечает Аринин, – все зависит от того, когда и как «Газпром» и «Роснефть» определятся со своими интересами в области нефти. «Газпром» так или иначе появится среди держателей акций башкирской нефтянки, там эту ситуацию понимают и готовы к ней». Вопрос в том, спасет ли Рахимова-старшего на этот раз такая уступчивость. Госреформаторы и исламские проповедники Некоторые эксперты уже начали проводить аналогии между событиями в Башкирии и в Узбекистане, заговорив об исламском факторе и ошибках региональной политики федерального Центра. По мнению председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля, в республике «сложился жесткий полицейский режим, который ничем не отличается от каримовского». При этом наблюдатели отмечают активное проникновение в Поволжье проповедников ваххабитского толка, прошедших обучение на Ближнем Востоке и практику в горячих точках мусульманского мира. В этом регионе, заметил в беседе с корреспондентом «НГ» член-корреспондент РАН и член научного совета Карнеги-центра Алексей Арбатов, «существуют тяжелейшие проблемы политической ущербности на региональном уровне: оказались совершенно придавленными и законодательные органы, и органы местного самоуправления, и свобода прессы, и гражданское общество. Плюс – назначение президентов: это только кажущееся увеличение степени контроля власти над событиями. Притягивая местных лидеров вплотную к Кремлю, мы не притягиваем население регионов. Возникает разрыв между лидером и местным населением, включая элиту. И этот вакуум будут заполнять альтернативные неформальные лидеры». Авторитарный режим в Башкирии, подчеркивает политолог, теперь «будет рассматриваться как режим, спущенный из Кремля, – на фоне социального неравенства и отсутствия легальной, мирной, законопослушной оппозиции». Возможное распространение исламского радикализма, утверждает Арбатов, – свидетельство социального и политического неблагополучия: «Местные люди ищут свою идеологию, не находя привлекательности в общегосударственной, общенациональной, общенародной. Это все тревожные симптомы. Нужно давать возможность людям законным путем выражать свое недовольство. Через выборы, через снятие губернаторов, через общественные организации, через прессу. Чтобы люди не бросались к экстремистам в объятия и не хватались за оружие, видя, что никакие другие способы не позволяют им быть услышанными». Улица, солидарен с Арбатовым директор Института национальной стратегии Станислав Белковский, становится ключевым фактором там, где уничтожается легальная политическая система: «Когда государство не генерирует никаких идеологических импульсов, отсутствует внятный национальный проект и на идеологическом поле существует полный вакуум, он заполняется сильными энергиями извне. И поскольку идеологическая природа государства боится пустоты, понятно, что исламизация – одна из форм реакции на идеологическое бессилие государства». Оппозиция – разменная карта Противостояние кланов дает некоторые шансы башкирской оппозиции, сильно деморализованной после неудачи 2003-го. «В Городской совет, отмечает Аринин, – с одной стороны, пытаются пройти люди от власти, с другой – от Урала, и с третьей – от оппозиции, которая уже свернула знамена, прекратила демонстрации, митинги и пикеты. В этой исключительно межклановой борьбе оппозиция оказалась в роли заложника. Ее в очередной раз использовали». Эксперт напомнил, что впервые в таких масштабах протестантов использовал Веремеенко в 2003 году – тогда «на выборах он полностью скупил ее, положил к себе в карман, манипулировал ею как хотел, а потом бросил – когда отказался от выборов во втором туре. Как человек случайный в политике, пришедший из большого бизнеса, он думал, что также можно общаться и на уровне политических отношений, и в политике повел себя как акула бизнеса, но в политике есть свои законы, профессиональные подходы и тонкости, поэтому он окончательно похоронил себя как политика, пытавшегося набрать какие-то очки. Но одновременно он похоронил и оппозицию, которая там долгие годы выращивалась – и не без моего участия. Оппозиция пытается сохранить лицо: со всеми вести переговоры, получить от кого-то деньги, как-то выжить. Но такими они никому не нужны. Потеряв свою гражданственность, они окончательно теряют доверие людей и поддержку в обществе». Между тем протестные настроения в республике по-прежнему велики. Под лозунгом отставки Рахимова сегодня объединились главные силы оппозиции, среди которых – Союз татарской молодежи, Общественное объединение «Русь», местные отделения «Яблока» и КПРФ. Очередная акция протеста с требованием отставки президента республики намечается на 22 июня. На лидерство башкирской оппозиции сегодня претендует Рамиль Бигнов, являющийся руководителем Союза татар Башкортостана. На предстоящем съезде татар Башкирии будет сделана попытка консолидации действий многочисленных национальных организаций. Хотя, по признанию лидеров башкирской оппозиции, осуществление каких-либо политических целей при нынешнем режиме вряд ли представляется возможным. Тем не менее татарская община может стать активным катализатором протестных действий против Муртазы Рахимова. Лобовое противостояние представителей правящего клана в Башкирии делает обстановку в республике еще более тревожной и непредсказуемой."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации