Битва за бутылку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::29.01.2003

Битва за бутылку

Как Кириенко и Примаков не поделили «Столичную»

Олег Ролдугин

Converted 14007.jpg

Юрий Шефлер (в центре) среди лидеров курганской группировки. В ЗАО убеждены: это монтаж лубянских мастеров

Борьба за русскую «национальную гордость» близится к завершению — так уверяют сегодня по обе стороны баррикады. Министерство сельского хозяйства, в котором мечтают восстановить права государства на знаменитые торговые марки водки, уже организовало выпуск «Столичной» на нескольких заводах.

В свою очередь, ЗАО «Союзплодимпорт», которое эти марки уступать не хочет, усиленно окапывается за рубежом: недавно корпорация обратилась в голландский суд

с $25-миллионным иском против России. Между тем разборка на алкогольной почве — не просто очередной этап в грязной борьбе государства

и олигархов. По информации «Собеседника», за воюющими сторонами маячат фигуры двух бывших премьеров: Кириенко и Примакова.

Водочные марки выкупили на халяву

Началось все еще лет 40 назад. В 60-х годах «Московская» и «Столичная» совершили свой первый пробный бросок на Запад, поступив в крупнейшие супермаркеты мира. Монопольное право на экспорт алкоголя получило тогда государственное Всесоюзное внешнеторговое объединение (ВВО) «Союзплодоимпорт».

Но времена менялись, и в 1991 году руководство ВВО, вдохновленное разговорами о приватизации, решило, что стоять у руля акционерной компании гораздо выгоднее, чем у кормила государственной. и — ВВО внезапно превратилось в одноименное внешнеторговое акционерное общество (ВАО). Однако...

Сначала подложил свинью Госпатент СССР, временно отменивший регистрацию товарных знаков на водку. После этого этикетки с названиями «Столичная», «Московская», «Охотничья» и других «вкусностей» любой самогонщик мог вполне законно наклеивать на выгнанную по случаю сивуху. К тому же из-за прекращения госфинансирования транспортных услуг ВАО задолжало перевозчикам приличную сумму.

Тогда-то глаз на неприкаянную водку и положил молодой бизнесмен Юрий Шефлер. В декабре 1997-го 43 водочные марки (в том числе «Столичную» и «Московскую») выкупило созданное им ЗАО «Союзплодимпорт» (без буковки «о» в середине). Всего за $300 тыс.

— Почти даром, — утверждают сейчас в Генпрокуратуре. — Сегодня марки стоят по меньшей мере $300 млн. Как-то подозрительно.

— За свою цену, — возражают в ЗАО «СПИ». — Тогда торговые марки столько и стоили, это теперь мы их раскрутили.

Начинающий водочный магнат действительно взялся за дело с энтузиазмом: купил ликеро-водочные заводы в Тамбове и Калининграде, стал собственником знаменитого «Латвийского бальзама», восстановил права на товарные знаки за рубежом, с помощью судов и милиции начал показательное наступление на «нелегалов».

Если к 1 января 1998 года только 10 производителей согласились заключить с ЗАО лицензионные договоры, то в 1999-м этих заводов было уже 40, а к 2000 году — 100. Разумеется, прибыль компании росла, а вместе с ней росло и желание чиновников вернуть алкоголь в государственное лоно.

Вот такая длинная присказка. А «сказки» пусть расскажут представители воюющих сторон.

Как боролись с «леваком»

Ни главы ЗАО «СПИ» Андрея Скурихина, ни владельца международной группы SPI Юрия Шефлера в Москве давно уже нет. Опасаясь ареста, они перебрались в столицу русской эмиграции — город Лондон. А буквально за неделю до моего визита в московский офис компании туда в очередной раз нагрянули оперативники Главного следственного управления ГУВД Москвы: они целые сутки шерстили розовый четырехэтажный особняк на Долгоруковской.

Неудивительно, что заместитель Скурихина Сергей Богуславский встретил меня недоверчиво. Кивнув на выставленные в кабинете в несколько рядов разнообразные бутылочки с «горькой», так и сказал:

— Водки не предлагаю.

По рассказу Богуславского, активная борьба за «огненную воду» началась для Шефлера где-то в конце 1998 года. В то время помощником замминистра внутренних дел и по совместительству правой рукой тогдашнего главы МВД Владимира Рушайло был бывший рубоповец Александр Орлов. По данным комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией, господин этот, используя свое влияние в спецслужбах, активно занимался рэкетом российских бизнесменов. Правда, два года назад Орлов, прихватив, по разным оценкам, до $100 млн., сбежал из страны, но тогда, в 1998-м, эта птица была еще в силе.

Итак, как рассказали мне в ЗАО «СПИ», в конце 1998-го к ним в офис пришел старший оперуполномоченный ГУБЭП Юрий Садовников и, намекнув на свою близкую связь с Орловым, предложил подписать контракт с некой ассоциацией «Холмс». Она, дескать, поможет водочникам бороться с производителями «левака». Конечно, РУБОП и прокуратура успешно боролись с алкогольным контрафактом и до того, причем совершенно бесплатно, — но хорошим людям разве откажешь? Контракт был подписан.

Дальше — больше. Вскоре от Садовникова поступило другое «выгодное» предложеньице: продать несколько торговых марок. На вопрос «Кому?» последовал ответ: «Потом узнаете». Узнать это Шефлеру и Ко так и не довелось, поскольку губоповцу вежливо указали на дверь. И тот вышел. Но в мае 1999 года против тогдашнего руководителя ЗАО «СПИ» Алексея Олийника было возбуждено уголовное дело по факту «безлицензионного экспорта водки за границу». А затем появились на свет знаменитые письма Устинова и Рушайло в адрес Путина с жалобой на «жуликов», укравших национальное достояние.

13 марта 2000 года Путин вынес вердикт: «Принять срочные меры по восстановлению и защите прав государства в отношении интеллектуальной собственности в сфере производства и оборота водочной продукции». А потом начался «большой наезд»...

«Солнцевские» и другие

Периодические налеты оперативников на офис ЗАО «Союзплодимпорт», начавшиеся после 13 марта 2000 года, здесь определяют одним словом: «Жуть!»

— Штурмовики открыто заявляли, что им поручено дестабилизировать наш бизнес, а не искать какое-либо доказательство нашей вины, — заявил тогда на пресс-конференции президент корпорации Алексей Олийник.

Одновременно с налетами появились и сливы компромата в прессе.

— К кому только нас не причисляли, — пожаловался мне Богуславский. — И к «подольским», и к «курганским», и к «солнцевским», как будто мы можем представлять интересы всех организованных преступных группировок сразу. На самом деле все наоборот — это мы перешли дорогу криминалу, и теперь он пытается разобраться с нами руками коррумпированных чиновников.

До того как Шефлер купил «Латвийский бальзам», спирт на предприятие поставляли латышские спиртозаводы, которые, считается, контролируют люди Михася, в частности некий Цадович. С приходом в бизнес Шефлера спирт на «Бальзам» потек из принадлежащего корпорации тамбовского ОАО «Талвис». Полгода назад Цадович вроде бы попытался забить с Шефлером стрелку, чтобы «разобраться», но тот «на контакт не пошел».

Богуславский продолжил:

— Сначала «солнцевские» через своих людей в сейме попытались в рамках «защиты отечественного (латышского) производителя» запретить экспорт сырья из России, но президент Латвии наложила на это решение вето. Тогда спиртовая мафия наехала на корпорацию через пиар. Как видите, к Михасю мы никакого отношения не имеем. Напротив, все атаки на нас как раз и можно рассматривать как желание «солнцевских» разобраться с законопослушными конкурентами, в том числе руками Логинова.

Имя Владимира Логинова прозвучало в разговоре неслучайно. Некогда заместитель министра сельского хозяйства, теперь он возглавляет Федеральное казенное предприятие (ФКП)... «Союзплодоимпорт», восставшее из небытия по мановению пера его шефа Алексея Гордеева. К сегодняшнему дню ФКП «СПИ» удалось отстоять у Шефлера 17 торговых марок, в том числе «Столичную» и «Московскую».

Разумеется, восстановить свои права на бренды государству удалось не сразу. То, что акционирование ВВО «Союзплодоимпорт» десятилетней давности, оказывается, «не соответствует законодательству», а продажа товарных знаков Шефлеру есть не что иное, как «отчуждение государственной собственности», Счетная палата установила еще в ноябре 2000 года. Но лишь год спустя, 16 октября 2001-го, президиум Высшего арбитражного суда РФ принял постановление за номером 5530/01, в котором подтвердил незаконность создания в 1991 году внешнеэкономического акционерного общества (ВАО). О судьбе товарных знаков в документе не было ни слова. Спустя 10 дней ее в пользу государства единолично решил глава Роспатента Александр Корчагин.

Вдобавок против Скурихина было возбуждено уголовное дело по «фальсификации товара», а Шефлера Логинов обвинил в «угрозе убийством». Оба опальных бизнесмена предпочли скрыться в туманах Альбиона. Прошлой весной из-за препятствий таможни в экспорте из Калининграда за границу (в Латвию) пришлось перенести и производство «настоящей русской» «Столи». Результат?

— За 2002 год мы планировали выплатить $45 млн. налогов, но в результате эти деньги ушли в латвийский бюджет, — пояснил мне Богуславский.

— То-то и оно, что только «собирались». Никто не проверял, сколько налогов платило ЗАО на самом деле, — прокомментировал это утверждение заместитель Логинова Юрий Кукота.

Сам Владимир Логинов высказался более определенно:

— Наше предприятие начало работать совсем недавно, но мы уже получаем прибыль. Налогов заплатили пока, правда, немного, но смело могу заявить: больше, чем ЗАО за всю историю своего существования.

«Пьяные» дела

Владимир Логинов до сих пор работает в своем старом «замминистровском» кабинете, но обещает, что скоро у ФКП «СПИ» грядет новоселье — в верхах подыскивают здание под офис.

— И на каком основании, — спрашиваю, — государство отняло марки у ЗАО, ведь решения суда по поводу товарных знаков не было?

— Здесь нужно учитывать нюансы устройства арбитражной системы, — объяснил мне гендиректор. — Когда мы обратились в арбитражный суд с просьбой определить судьбу марок, нам пришел ответ, что этот вопрос должен решать исключительно Роспатент, который свое слово уже сказал. Так что действуем мы на вполне законных основаниях.

Именно поэтому Логинов считает, что вопрос о марках на спиртное внутри РФ уже решен. На очереди — заграница.

— Не сомневаюсь, что право на товарные знаки зарубежные суды признают за российским государством, — заверил новый хозяин «Столичной». — Наши адвокаты уже подготовили необходимые документы для подачи исков, сейчас отрабатывают последние штрихи. Разумеется, сразу во всех странах мы судиться не будем, только в наиболее значимых.

— Инициированное вами уголовное дело против Шефлера...

— ...не комментирую. Дело находится в прокуратуре, и я не имею права разглашать детали.

— Но, согласитесь, все выглядит довольно странно. Шефлер вам якобы угрожал по телефону. Как же вы узнали его голос, если, как он утверждает, до того ни разу даже не разговаривали?

— Ну, — развел Логинов руками, — это утверждает Шефлер.

— Так это...

— Неправда.

Вперед и... с водкой

Сегодня «Столичная» и «Московская», выпускаемые по лицензии ЗАО «СПИ», считаются в России контрафактом.

— У нас есть специальные склады, куда поступает конфискованная водка, — раскрыл мне секрет Кукота. — Обходимся мы с ней просто: поставляем, например, на заводы, производящие стеклоочистительную жидкость.

По словам работников ФКП, добрая половина продаваемой в стране «Столичной» является «левой», ведь ЗАО, вопреки заявлениям его руководства, за отечественным рынком сбыта не следило. Те 100 договоров, которые были им заключены — лишь капля в море (ликеро-водочных заводов на наших евразийских просторах не менее 1,5 тысяч). Да и лицензии люди Шефлера (намеренно или нет — решит прокуратура) передавали предприятиям куда как сомнительным. Один из осетинских заводов, например, продавал по лицензии ЗАО свой первач по розничной цене 15 рублей. Тут уж не до уплаты налогов в казну — лишь бы после застолья выжить.

Между тем Шефлер сдаваться не собирается. Сразу после образования ФКП в районные суды отдаленных регионов посыпались претензии возмущенных «акционеров» ЗАО. Пока суд разбирался, деятельность госпредприятия по закону прекращалась. При этом Скурихин, Шефлер и Ко и не думали судиться лично, предпочитая подставлять ни в чем не повинных «акционеров». Как рассказал Кукота:

— Одна бабушка из Новосибирска даже не знала, что от ее имени подан иск в суд. Другой военный признался потом, что ему заплатили. Есть информация и о том, что судьям за «нужный» приговор предлагали по $3 тыс. К счастью, прокуратура нам помогала.

К сегодняшнему дню судебная эпопея, по крайней мере в России, завершена. На очереди у ФКП — борьба с контрафактом и простая рутинная работа.

— В следующем году планируем выпустить 10 миллионов декалитров, может, и больше (против 4 шефлеровских. — Авт.), — поделился со мной своей радостью Логинов. — Это будет водка, изготовленная по единой технологии. Что до цены, то мы будем определять ее вместе с производителем, но, на мой взгляд, она нормальная для «Столичной» — 58 рублей.

В конце беседы я все же не удержался:

— А кто был инициатором вашего назначения главой ФКП? Ведь это для вас понижение — все-таки замминистра были...

Логинов стушевался, а потом попросил тему замять. Видно, не все в этой истории просто.

Как Немцов Касьянову письмо писал

Внешне обе противоборствующие стороны выглядят уверенными в своей скорой и безусловной победе. Месяц назад Шефлер продлил договор на дистрибуцию своей водки «Moskovskaya» в Германию до 2007 года. Зато буквально на днях Логинову удалось зарегистрировать товарные знаки «Moskovskaya» и «Stolichnaya» в странах Бенилюкса.

Еще прошлой весной за водочного магната на встрече с Путиным вступились американские бизнесмены, попеняли президенту: нехорошо, мол, пересмотром итогов приватизации попахивает.

— Да не было никакой приватизации, — уверяют государственники. — Была авантюра и махинация с документами.

Но их противники считают, что с тем же успехом можно отменить результаты акционирования 90% российских предприятий.

Впрочем, обе стороны в кулуарах нехотя признаются, что, помимо экономики, в деле замешана и политика. Конфликт действительно начался в 1998-м, как и рассказал Богуславский, но несколько с иного. С того, что правительство Кириенко, по словам Шефлера, предложило ему взять российский рынок спиртного под контроль. Разумеется, владельцев ликеро-водочных заводов это не очень обрадовало. Не по нраву агрессивная политика ЗАО пришлась и бывшим руководителям советских внешнеторговых предприятий, многие из которых прежде имели отношение к КГБ и ГРУ, а потом заимели и свои виды на «национальное достояние». Неслучайно с приходом в Белый дом Примакова солнце Юрия Шефлера стало закатываться. А с появлением в большой политике нового силовика — Путина напряжение только усугубилось.

В СПС, партии буржуазии, опасаются, что вслед за Шефлером в Лондон вытеснят и других олигархов. Именно по этой причине, а может, имея и финансовый интерес, единомышленники Кириенко используют свои «кабинетные» связи и постоянно пытаются переломить ситуацию. Обычно эти попытки предпринимаются втихаря, лишь иногда становясь достоянием гласности. Так, например, в октябре Борис Немцов якобы по просьбе Скурихина написал открытое письмо премьеру Касьянову с жалобой, что из страны выдавливают законопослушных бизнесменов.

Но старую гвардию простым письмом не прошибешь. Одним из замов Логинова был назначен Сурен Сантурян, человек из окружения Примакова, в дошефлеровские времена занимавшийся поставкой водки в США. По слухам в Минсельхозе, Сантуряна даже прочат на место нынешнего министра Алексея Гордеева.

Что же касается простого люда, то ему все эти схватки в верхах — по барабану. Лишь бы хорошо пилось да наутро не болелось. А еще хорошо бы, чтоб цена на поллитру была низкой, а водка — «настоящей русской» и желательно произведенной в России.