Битва за минтай: Проигравший получает миллиард. Артемьев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Руководители Федеральной антимонопольной службы часто рассказывают о победе над китайской корпорацией Paсific Andes и торжестве российских национальных интересов в рыбной отрасли. Газета origindate::02.07.2013_61594_rassledovanie-zr-kitajtsy-obveli-fas-vokrug-mintaja.html «Золотой Рог» из Владивостока попыталась разобраться в итогах «битвы за минтай», в которой ФАС объявила себя (и российское государство) безусловным победителем. Наши эксперты – пишет автор расследования Евгений Итаров, - пришли к совершенно противоположным выводам, с которыми мы знакомим читателей.

Напомним, что в феврале 2012 года ФАС начала расследование в отношении нескольких десятков дальневосточных рыболовных компаний. В декабре 2012 года комиссия ФАС вынесла решение о существовании с 2006 по 2010 годы так называемого «минтаевого картеля». Решение комиссии обжаловано в Арбитражном суде Москвы, но мы считаем более интересными «подводные» течения, в которые попали рыболовные предприятия. По нашему мнению, именно там кроются действительные причины и действительные победители «рыбного дела».

Меморандум не воробей: выпустишь – не поймаешь

Что стало причиной расследования ФАС? Во-первых, конечно, служебное рвение: нужно показать бурную работу, а для этого – перевыполнять показатели по выявлению картелей. В одном из интервью начальник управления по борьбе с картелями ФАС Александр КИНЕВ (кстати, выходец из хорошо знакомой с «палочной» системой милицейской среды) заявил, что в 2012 году ФАС вскрыла 89 картелей. Получается, что российские антимонопольщики разоблачают по одному картелю каждые четыре дня! С такими темпами скоро «раскрытыми» картелями будет покрыта вся российская экономика.

Но у «рыбного дела» был и другой спусковой крючок. Напомним, что в конце 2011 года китайская корпорация Pacific Andes публично заявила в меморандуме для инвесторов: «В 2009 и 2010 годах по российским квотам был обеспечен вылов 225 500 тонн и 317 500 тонн рыбы и других водных биоресурсов соответственно». Именно с этой фразы все и завертелось.

Выяснилось, что основной добывающий холдинг компании Pacific Andes – China Fishery Group – представляет собой цепочку китайских, гонконгских, офшорных и российских компаний. Причем российские компании «Инвест груп» и «Инвестиционная компания Кредо» указывали в качестве основной деятельности «оперирование рыболовными судами» и «продажу рыбы». Группа так сообщала о своих взаимоотношениях с аффилированными российскими компаниями: «Мы не являемся собственниками рыболовных судов или акций промышленных рыболовных компаний и квот на вылов рыбы в этих водах. Вместо этого мы осуществляем контроль за управлением рыболовными судами и рыболовными операциями в этой зоне посредством нашей дочерней компании China Fishery в соответствии с договорами на управление судами с контрагентами, компаниями Perun и Altair, действующими от имени российских собственников судов». Суть этих договоров раскрывалась в проспекте эмиссии облигаций компании Pacific Andes Recourses Development еще в 2010 году! Однако до поры до времени китайская компания не предавала громкой огласке эти сведения, хотя – и это очень важно – особенно их и не скрывала.

И вдруг, на рубеже 2011– 2012 годов корпорация Pacific Andes в проспекте для инвесторов публично заявляет о том, что контролирует 300 тысяч тонн российских водных биоресурсов,и придает информацию максимальной огласке. Странно, но в предыдущих проспектах в 2009 и 2010 годах ничего подобного компания себе не позволяла. Большинство опрошенных нами экспертов сходятся во мнении, что в начале 2012 года Pacific Andes сознательно сделала публичное заявление о контроле над частью российских водных биоресурсов. Но почему это было сделано именно в начале 2012 года и именно в отчете для инвесторов?

Акции туда, акции сюда…

Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся на полгода назад. В середине 2011 года Pacific Andes продает часть акций на фондовой бирже. Акции компании и до этого котировались на фондовом рынке, но доля торгуемых акций составляла менее 4% акционерного капитала. На этот раз речь идет о продаже 20%! Такое событие сразу привлекает внимание инвесторов во всем мире. Еще бы! Семейное предприятие – причем, по общему мнению, очень доходное и очень перспективное – открывает свой бизнес для сторонних инвесторов.

Незадолго до продажи акций Pacific Andes дважды делает облигационные займы. Выдержку из проспекта одного из займов (про контроль над российскими судовладельцами) мы уже приводили. В том же проспекте есть очень осторожное и важное заявление: «Мы не можем заверить вас в том, что мы продолжим иметь доступ к находящимся в управлении судам или квотам на вылов минтая, сельди, тихоокеанской трески и других водных биоресурсов в соответствии с соглашениями с компаниями Perun и Altair, или в том, что мы сможем обеспечить своевременную замену флота и квот, продление или обновление существующих соглашений на устраивающих нас условиях. В случае, если мы не сможем этого, это затронет наш бизнес, наши операции и финансовое состояние и перспективы». Китайский гигант снова делает осторожный намек: мол, мы имеем доступ к российским рыбным квотам, но не можем гарантировать, что это будет всегда. Как говорится, умный додумает.

Вот здесь остановимся подробнее. В 2010 году в проспекте облигационного займа Pacific Andes сообщает о контроле над некоторыми российскими квотами с важными и многозначительными оговорками, хотя публичная информация о доступе к российским водным биоресурсам могла существенно улучшить для них условия займа, удешевить стоимость привлекаемых денег. В 2011 году компания продает часть акций сторонним инвесторам по очень высокой цене и впускает в свой бизнес независимых акционеров, намекая им (опять же весьма уклончиво) об определенной форме доступа к российским водным биоресурсам. Странно, казалось бы, именно во время эмиссии открытое публичное заявление о доступе к некоторым российским водным биоресурсам было бы наиболее уместно – котировки акций сразу бы пошли сильно вверх. Однако только полгода спустя – уже после продажи части акций – компания вдруг как будто вспоминает о чем-то важном и публично заявляет о вылове 317 500 тонн водных биоресурсов по российской квоте. Почему в 2010 и 2011 годах (во время выпуска облигационных займов и продажи акций) Pacific Andes не афишировала свою причастность к вылову российского минтая (хотя, будем справедливы, и не делала из этого секрета), а в начале 2012 года вдруг сообщила об этом очень громко и настойчиво, даже навязчиво? Причем и особой надобности в этом заявлении уже не было: акции проданы, деньги получены, зачем шум? А шум поднялся большой. Сразу же – как по заказу – начинается громкий международный скандал.

Опрошенные нами эксперты уверены, что заказ на скандал сделала сама Pacific Andes. Они ссылаются на любопытные колебания акций компании. В 2008 году цена акций компании – как и всех крупнейших рыбодобывающих компаний мира – снижается и начинает восстанавливаться только в 2010 году. Начиная с 2010 года, компания все больше радует аналитиков стабильной EBITDA, совокупная капитализация Pacific Andes и China Fishery Group возрастает с 1,5 млрд долларов до 2 млрд долларов, и, наконец, летом 2011 года компания заявляет о готовности поделиться с инвесторами 20% акционерного капитала.

В результате владельцы компании – семья Нге – получают 400 млн долларов. Это происходит летом 2011 года, а зимой 2012 года компания неожиданно по собственной инициативе обрушивает на себя гнев российских властей. С февраля по май 2012 года стоимость акций Pacific Andes и China Fishery Group падает на 39%, и уже летом 2012 года компания вынуждена (?) выкупить у независимых акционеров их акции, семья Нге возвращает в свои руки полный контроль над обеими компаниями. Но акции она выкупает совсем по другой стоимости.

Рыба ищет, где глубже, а Нге – где доходнее

Дело в том, что после разразившегося скандала и жестких заявлений российских властей капитализация China Fishery Group и Pacific Andes падает до 1,2 млрд долларов. Акционеры приходят в панику: они покупали акции преуспевающего рыбного холдинга, а вдруг оказалось, что у него скоро отнимут дивизион рыбодобычи. Они задают вопросы руководству компании и получают ответ. Оказывается, еще в 2010 году обе компании честно сообщали (мелким шрифтом в 185-страничном проспекте облигационного займа), что осваивают российские квоты, что называется, «на птичьих правах»: «Мы полагаем, что соглашения на управление судами и связанные с ними договоры не дают нам или нашим дочерним компаниям Perun и Altair контроля над деятельностью российских судовладельческих компаний. Однако мы не можем заверить вас в том, что соответствующие российские органы власти или российские суды не будут придерживаться такой точки зрения, что реализация данных соглашений и вытекающих из них прав и обязанностей устанавливает контроль над стратегическими предприятиями, что требовало бы предварительного согласия российского правительства».

Оказывается, еще в 2010 году китайский рыбопромышленный гигант предполагал, что у него могут возникнуть (или целенаправленно будут созданы самой компанией?) проблемы с российскими органами власти, и предупреждал – хотя и не очень настойчиво – инвесторов о том, что у компании нет разрешения на инвестиции в стратегическую отрасль российской экономики.

Впавшим в панику акционерам семья Нге предлагает обратный выкуп 20% акций, но с учетом падения капитализации на 40%. Блестящая операция: сначала владельцы компании получают 400 млн долларов за продажу 20% акций, а затем – вот неожиданность! – акции компании стремительно падают в цене и владельцы выкупают те же 20% акций, но уже за 240 млн долларов. Неплохо, да? Не только восстановили полный контроль над бизнесом, не только попользовались бесплатными деньгами, но еще и заработали свыше $160 млн!

Но какое нам до всего этого дело? Допустим, китайской компании ловко удалось заработать на скандале, который – допустим – сама компания и придумала. Пусть плачут незадачливые инвесторы. Главное – восстановлен контроль над российскими водными биоресурсами! Но, может быть, существовал другой способ восстановления контроля над частью российских водных биоресурсов? Более выгодный для российского бюджета?

Руководитель ФАС Игорь АРТЕМЬЕВ и руководитель Росрыболовства Андрей КРАЙНИЙ многажды заявляли о том, что они выявили иностранцев в российском рыболовстве, которые нарушали российское законодательство. Раз нарушали закон – значит нужно лишить квот компании, которые незаконно пользовались российскими природными ресурсами. Для этого существует правовая основа – пункт 4 статьи 16 и пункт 2 статьи 37 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Но после громких разоблачений и крепких слов в адрес Pacific Andes все контролируемые ею активы… выкупают по рыночной цене! Все равно, как у вора выкупают украденное им имущество по рыночной цене! Вместо того, чтобы лишить контролируемые иностранными компаниями предприятия квот на вылов биоресурсов, выставить эти квоты на аукцион для российских предприятий и получить в бюджет страны несколько миллиардов рублей – с китайцами ведут торг. Почему? Либо настоящих, достаточных для суда, «убойных», как говорится, доказательств нет, либо…

Проигравшему – миллиард долларов!

По оценкам экспертов, два крупных российских банка прокредитовали несколько сделок по выкупу рыболовных активов у Pacific Andes. Новые собственники предприятий уже взвалили на себя долг в 800 млн долларов, а с учетом заключительных сделок общая сумма выкупа у иностранной компании российских активов составит около 1 млрд долларов.

Вот такая победа. Китайская корпорация получит за активы, которыми, как утверждает Игорь Артемьев, пользовалась незаконно, 1 млрд долларов. Кстати, часть денег уже получена и используется для скупки перерабатывающих предприятий. Pacific Andes через аффилированные компании купила в 2011–2012 году несколько крупнейших рыбоперерабатывающих предприятий в Европе: Pickenpaсk, Royal Greenland и Nippon Suisan – и стала главным игроком на европейском рыбном рынке.

Уже очевидно, что закупочная политика компании теперь резко изменится. Прежде китайский гигант был отчасти заинтересован в высоких ценах на российский минтай, ведь выручка от продажи частично оседала в контролируемых им российских компаниях. Теперь, после продажи этих компаний, у китайского гиганта расчет другой: уронить цену на российский минтай. Причем российские предприятия (в том числе и новые собственники бывших китайских активов) полностью «разоружены», потому что любые согласованные действия российских рыболовных компаний на внешнем рынке будут признаны незаконными – ФАС об этом позаботилась. Первой, кто воспользуется демпингом на внешнем рынке, как раз и будет компания Pacific Andes. Складывается впечатление, что и об этом подумали стратеги китайского рыбопромышленного гиганта, когда затевали скандал вокруг российских минтаевых квот.

Как считает профессор Михаил ТЕРСКИЙ, «Pacific Andes, скорее всего, еще в 2009-2010 годах тщательно спланировала выход из российской рыбной отрасли и сознательно выбрала время для своих скандальных заявлений, когда стоимость ее акций была на пике. Так она получила возможность «кинуть» инвесторов, хорошо на этом заработав, и по супервыгодной цене продать добывающие активы в России».

Причем в зарубежных СМИ действия российских властей выставляются в негативном свете, Pacific Andes создает образ жертвы: мол, мы никогда не скрывали того, что контролируем несколько русских рыболовных компаний, это не было секретом и для российских властей, и вдруг на нас обрушились и заставили продать бизнес. Инвесторы, потерявшие деньги из-за падения капитализации компаний, склонны этому верить. Вот так Pacific Andes ухитрилась заработать деньги и остаться чистенькой в глазах обманутых акционеров.

Победителем в «битве за минтай» оказались те, кого ФАС и Росрыболовство усиленно побеждали. «Проигравшая» Pacific Andes в совокупности заработала свыше 1,2 млрд долларов и заняла более сильную рыночную позицию на мировом рыбном рынке. Российские ведомства оказались по сути игрушкой в многоходовой изощренной комбинации стратегов из Гонконга, а российский бюджет недосчитался миллиардов рублей, которые могли быть получены в результате аукционов по продаже изъятых у компании квот. Все это и называется: «восстановление контроля над российскими водными биоресурсами» - origindate::02.07.2013_61594_rassledovanie-zr-kitajtsy-obveli-fas-vokrug-mintaja.html полагает автор издания."