Благие намерения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Благие намерения Кровь, алмазы и оружие

"Борьба с "конфликтными" алмазами стала хорошим тоном. Теперь достаточно обвинить крупную корпорацию в том, что ее клиенты покупают камни в Либерии, и ее первые лица будут отчаянно оправдываться. Однако за ширмой борьбы за права африканцев скрываются противоречия и интересы производителей оружия, политиков и транснациональных компаний.

И тогда наверняка вдруг запляшут облака Невозможно поверить, что все участники так называемого Kimberley Process (движения за прекращение торговли "конфликтными" алмазами) на самом деле готовы душу положить за други своя. Ведь это ж надо себе представить: несколько африканских стран бесконечное количество лет ведут гражданские войны, подпитывая свои арсеналы за счет торговли алмазами, а прогрессивная мировая общественность спит и видит, как население с презрением отвергает эти кровью политые камни, как мятежники остаются без оружия, хлеба и тушенки, после чего им остается только сдаться законному правительству, которое, ясное дело, прослезится и простит. На черном континенте наступит мир и благолепие. Причем прогрессивная общественность готова тратить на это дело деньги, время и силы. Казалось бы, цена вопроса совсем невелика: на "конфликтных" территориях добывают лишь $255 млн, т. е. около 3,7% от мирового объема алмазов. "Конфликтные" алмазы (романтики еще называют их "кровавыми") поступают на мировой рынок с территории Сьерра-Леоне ($70 млн в год), Демократической Республики Конго ($35 млн), Анголы ($150 млн). Все эти камни извлекают из месторождений, контролируемых вооруженными людьми, которые в официальных документах ООН именуются повстанцами или мятежниками. Будем и мы придерживаться этой терминологии, не задаваясь вопросом, кто там мятежник, а кто оппозиционер. Нам это незачем - мы много лет поддерживали движение UNITA (в память об анголо-советской дружбе остался в Гохране именной якутский алмаз "Унита" - крупный, между прочим, камень, 115 с лишним карат), а теперь, наоборот, со страшной силой дружим против этой организации. Мы подписались под всеми международными документами, запрещающими поставлять незаконным вооруженным формированиям (это определение так и просится на язык) этих стран оружие и покупать у них алмазы. Теперь осталось выяснить, как сделать так, чтобы все остальные поступали бы точно так же. Вот с 3 по 5 июля в московском Президент-отеле собирались делегаты из 34 стран, производящих, обрабатывающих или импортирующих алмазы, представители Европейской комиссии и разных неправительственных организаций - World Diamond Council, Global Witness и проч. Эта встреча - одна из многих в рамках так называемого Kimberley Process (предыдущая, апрельская, проходила в Брюсселе). Организаторы - МИД РФ, Гохран РФ и "АЛРОСА" - в своем пресс-релизе отмечают, что нынешний этап процесса "осуществляется в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 1 декабря 2000 года, которая призывает принять практические меры в целях решения проблемы "конфликтных" алмазов - в частности, путем выработки международной схемы сертификации алмазного сырья". Это было закрытое для прессы мероприятие - журналистов впустили только на коротенькую пресс-конференцию в конце. Поэтому нам придется удовольствоваться сухими строками итогового пресс-релиза и комментариями участников мероприятия. 
Мелкие камни, большая политика Годом раньше Россия относилась к борьбе с "конфликтными" алмазами очень прохладно. Руководители отрасли высказывались в том смысле, что где мы, а где, скажем, Конго, и если у нас "конфликтных" алмазов нет, то нечего и огород городить. И что система международной сертификации алмазов - а именно ее предлагают международные организации в качестве сита, через которое не пройдут "конфликтные" камни, - угрожает всей торговле. Еще раньше на эту тему осторожно выступил глава De Beers Ники Оппенгеймер. Он заметил, что при всем его сочувствии к бедствиям Африки идея с сертификатами не кажется ему такой уж удачной. Из-за 4% от мирового алмазного оборота создавать большие проблемы оставшимся 96 % - это слишком. Если к каждому камню приложить бумажку, каждую партию запечатать в особый контейнер, а данные о том, сколько камней, какого веса и на какую сумму, ввести в компьютер, заверить в специальной государственной организации (это забота экспортера), а затем передать эти сведения особой международной контролирующей структуре; распечатать контейнер, сверить содержимое с базой данных (это забота импортера) и проч. - это, во-первых, морока, а во-вторых, в алмазном бизнесе так не работают. Ну не принято тут сообщать в международные организации о том, кому и сколько ты продал. На алмазных биржах покупатель и продавец и вовсе не подписывают никаких документов. Ударяют по рукам, произносят слово "мазл" (на идиш это пожелание удачи) - и все, сделка юридически состоялась. Но идея настолько овладела массами, что не поддерживать ее стало прямо-таки неприлично. И алмазный бизнес замолчал, а его боссы принялись бесконечно обсуждать, как им помочь африканцам. И общество подхватило это знамя и понесло его с энтузиазмом, достойным лучшего применения. На Беверли-Хиллз, одной из самых дорогих ювелирных улиц мира, можно было наблюдать демонстрацию граждан, требующих прекратить торговлю бриллиантами, изготовленными из "конфликтных" алмазов. В феврале этого года, аккурат на день святого Валентина, в Европе по телевидению крутили ролик, в котором закованный в кандалы африканец выкапывает из земли алмаз, злые дядьки с автоматами отбирают у него камень, передают мордастому капиталисту в обмен на пачку денег, а беднягу-африканца убивают. В последнем кадре женщина решительным жестом отвергает подарок: дескать, без сертификата происхождения я эту гадость не надену. И все это в стиле знаменитой серии "Тени", с помощью которой De Beers вот уже много лет рекламирует украшения с бриллиантами. Это было уже совсем нехорошо: заказчик, одна из международных организаций, сводила на нет столетние усилия рекламных служб добытчиков и ювелиров, стремящихся связать бриллиант с представлением о разных счастливых событиях. И тут становится видно невооруженным глазом, что на борьбу с насилием в Африке тратят подозрительно много сил и средств. И что останавливать войну таким способом - все равно, что чесать левой ногой правое ухо. Так думают и многие российские эксперты. Но, как и западные, они соглашаются говорить об этом только без диктофона. "Все не так просто, - считает один из российских специалистов. - Во-первых, таким способом некоторые европейские страны стремятся восстановить свое утерянное влияние в Африке. Во-вторых, мне кажется, что на алмазном бизнесе сейчас обкатывают модель глобализации различных отраслей. Смотрят, получится или не получится. Третье - это сам процесс. Многим он нравится. Ездить, встречаться, обсуждать... Такая, знаете ли, атмосфера..." А другой известный эксперт и вовсе посоветовал корреспонденту повнимательнее изучить мировой рынок вооружений. После этого, говорит он, сразу станет ясно, из-за чего столько шуму. 
В Африке большие, злые крокодилы... В конце прошлого года ООН обнародовала отчет под названием "Unofficial Sierra Leone Expert Panel Report". Этот документ (его можно найти на сайте www.diamonds.net) наделал в зарубежной прессе много шума. В нем подробно, в мелких деталях, изложено, каким образом выходцы из бывшего СССР поставляют оружие в воюющие страны Африки, обходя международные запреты. 13 марта 1999 года в Буркина-Фасо прибыл груз оружия весом в 68 тонн. В приложенных к нему документах было указано, что оружие поставлено по контракту между расположенной в Гибралтаре компанией Chartered Engineering and Technical Services, представляющей министерство обороны Буркина-Фасо и украинской "Укрспецэкспорт" (полное название этой структуры, созданной в 1996 году - Государственная компания по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения "Укрспецэкспорт". - Ред.). Груз был перевезен английской фирмой Air Foyle. Украина выдала лицензии на продажу оружия только после того, как "Укрспецэкспорт" получила от министерства обороны Буркина-Фасо документ, подтверждающий, что министерство - конечный покупатель. Однако ООН выяснила, что оружие было реэкспортировано в Либерию, а оттуда - в Сьерра-Леоне. Как сказано в отчете, провел эту операцию выходец с Украины, гражданин Израиля Леонид Минин. В конце прошлого года г-н Минин был арестован (при нем нашли алмазы и наркотики), а затем и посажен на два года. При аресте задержанный, вспомнив, должно быть, славного парня Котьку Кирпича, доказывал, что и камни, и наркотики ему подбросили, а сам он перед законом чист. Однако в полицейских расследованиях разных стран он фигурирует как представитель восточноевропейской организованной преступности, большой специалист по краденым произведениям искусства, нелегальной поставке оружия и проч. Ему запрещен въезд во многие страны, в том числе и на родную Украину. В отчете ООН фигурирует еще один наш соотечественник - бывший офицер КГБ Виктор Бут родом из Душанбе. Сейчас он, как сообщается в отчете, живет в ОАЭ и владеет несколькими авиационными компаниями, многие из которых вовлечены в доставку нелегальных грузов. Большинство его компаний зарегистрированы в ОАЭ, другие - в Экваториальной Гвинее, Центральноафриканской Республике и других странах Африки. Вскоре после обнародования отчета ООН телекомпания НТВ связалась с г-ном Бутом, который отверг все обвинения, сообщив, что его компании никогда не имели дела с оружием, а появление "компромата" - дело рук некой третьей стороны. Но тут за дело взялась Служба безопасности Украины, изрядно подмочившая имидж обоих бизнесменов. Дело в том, что Украина - крупный экспортер военной техники, и появляющиеся время от времени сообщения о том, что она нарушает запреты на поставку вооружений в некоторые африканские страны, ей совсем ни к чему. Официальные лица регулярно разъясняют журналистам, что они не занимаются незаконным экспортом, а если где-нибудь в Либерии и появляется украинское оружие, так за это скажите спасибо реэкспортерам. И действительно, вроде бы до сих пор никто не ловил за руку украинских поставщиков, которые имели бы неосторожность толкнуть свой товар напрямую мятежникам. Но, видимо, не везет им с реэкспортерами: официальным органам Украины все время приходится защищать имидж страны. Например, отплевываясь от реэкспортеров как только можно. "Служба безопасности Украины... в пределах своей компетенции не выявила участия украинских граждан и коммерческих структур в незаконных сделках с оружием за рубежом. А ... некие В.Бут (или В.Бутов) и Л.Минин вообще не являются гражданами Украины", - такое сообщение содержится на сайте СБ. А чтобы у посетителей сайта не осталось сомнений в том, что Украина тут ни при чем, там же приводятся подробные биографии нечестивцев. "Бутов, имеющий несколько паспортов на различные фамилии и гражданство Объединенных Арабских Эмиратов, на самом деле - Виктор Анатольевич Бут, русский, уроженец г. Душанбе, 1967 года рождения, в советские времена был переводчиком в полку военно-транспортной авиации в белорусском г. Витебске. После распада СССР выехал за границу и занялся бизнесом. Сегодня он один из владельцев авиакомпании AIR CESS LIBERIA (зарегистрирована в свободной экономической зоне г.Шарджа, ОАЭ), которой принадлежат несколько десятков самолетов "Ил" и "Ан". Фирма специализируется на перевозках в "горячие точки" Африки. Бут активно использует Либерийский регистрационный реестр, базируясь в аэропорту города Шарджа, и контролирует целый ряд чартерных грузовых и экспедиционных компаний. Известно, что либеральное лицензионное и налоговое законодательство Либерии в течение многих лет способствует регистрации авиакомпаний, занимающихся незаконными перевозками грузов... За оружие Бут получил необработанные алмазы. Впоследствии поставщик оружия был замечен и в сфере незаконной торговли драгоценными камнями". О Минине Служба безопасности Украины сообщает, что он "родился в Одессе, в 1972 году эмигрировал в ФРГ, затем переехал в Израиль и получил гражданство этой страны. Длительное время жил в Италии, организовывая контрабандный транзит антиквариата, валюты, наркотиков, драгоценных металлов, бриллиантов и оружия. За противозаконную деятельность Л. Минину был закрыт въезд в некоторые страны Европы, а в 1999 году аналогичное решение приняла и Служба безопасности Украины в соответствии со ст.25 закона Украины "О правовом статусе иностранцев". 
Ничего нет страшней для соблазна, чем немедля поддаться ему. 
Все это мы рассказываем к тому, что в благородной кампании против "конфликтных" алмазов намешана масса вполне коммерческих интересов: тут вам и контроль над африканскими странами и соответственно над добываемыми там алмазами, тут и конкурентная борьба за право поставлять туда оружие, попытки прекратить контрабанду алмазов, сбивающую цены на мировом рынке, и еще множество политических нюансов. Россия принимает участие в Kimberley Process как минимум по одной причине. Как сказал на пресс-конференции замминистра иностранных дел Иван Иванов, это дает нам возможность вместе с другими вырабатывать итоговые документы. А заодно, по его словам, показать добрую волю и засвидетельствовать тот факт, что в российском экспорте нет "конфликтных" алмазов. Идеологам процесса без России не обойтись: она дает мировому рынку 25% добычи алмазов, и без нее говорить о полном контроле над этим беспокойным хозяйством будет невозможно. В конфиденциальном разговоре с корреспондентом "Ко" крупный федеральный чиновник сказал, что не ждет от системы международной сертификации вреда для российской промышленности - правда, в том случае, если эту систему не будет венчать некий международный орган, перед которым экспортеры и импортеры были бы обязаны отчитываться с точностью до карата. Об этом шла речь еще полгода назад, но сейчас эту идею вроде бы похоронили, остановившись на национальных системах сертификации. Разумеется, победить "конфликтные" алмазы невозможно. Для этого, говорит один из российских специалистов по международному рынку, нужно уговорить производителей бриллиантов отказаться от соблазна купить подешевле. "Это бизнес, - говорит он, - и каждый производитель ищет, где выше прибыль. А если вам предлагают алмазы по цене на треть ниже?" По пессимистическим прогнозам сертификация не принесет ничего, кроме дополнительной головной боли честным диамантерам. А нечестные найдут способы обойти ее без особых проблем. "Эта система будет фиговым листочком, поскольку существует тысяча способов легализации алмазов из "конфликтных" зон, - говорит российский специалист по огранке. - Из Сьерра-Леоне можно поехать в ЮАР - провезти туда камни не составит никакого труда. А там можно за несколько процентов легализовать их через какую-нибудь добывающую компанию или через старателей. Можно купить алмазоносный участок и легализовывать через него. И вообще, только идиот с "конфликтными" камнями пойдет на таможню. К тому же "конфликтные" зоны - это не только алмазы. Это нефть, уран, металлы и другие полезные ископаемые, это социальная база конфликта, наконец. Не проще ли закрыть каналы поставки оружия?". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации