Благие намерения эпохи «холодной войны»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Благие намерения эпохи «холодной войны» FLB: Уильям Мартин и Бернон Митчелл всего лишь помогли «Советам» защитить системы секретных кодов от взлома, но «не помогали СССР взламывать коды США». И оказались в ловушке. До конца жизни они пытались вернуться на родину

" Секретный код Мартина и Митчелла Два сотрудника Агентства национальной безопасности США, сбежавшие в СССР, изменили ход «холодной войны». До конца жизни они пытались вернуться домой «Такой важной для мировой политики пресс-конференции в Мраморном зале Центрального Дома журналиста в Москве не проводили никогда – ни до, ни после. Больше двухсот журналистов со всего мира собрались там в 11 часов утра 6 сентября 1960 года» , - пишет Григорий Нехорошев в августовском номере «Совершенно секретно» . «Уже за полчаса до начала мероприятия вдоль Суворовского бульвара, от Арбатской площади и до Никитских ворот, выстроилась вереница машин чуть ли не всех марок мира», – вечером того же дня сообщали «Известия». Весь район в радиусе полутора километров вокруг ЦДЖ патрулировали сотни сотрудников КГБ в штатском. В тот день два американских перебежчика, математик Уильям Мартин и статистик Бернон Митчелл, рассказали сенсационные подробности о своей работе в самом секретном подразделении американской разведки – Агентстве национальной безопасности. Если бы не было этих двух перебежчиков, «холодная война» между СССР и США развивалась бы совсем по другому пути и могла бы закончиться иначе. Молодые люди начали тот мировой скандал, зачитав написанное за два с половиной месяца до пресс-конференции «Заявление», копию которого они оставили в сейфовой ячейке №174 «Стейт бэнк оф Лорел» в городке Лорел, штат Мэриленд. Мотивы перебежчиков Это заявление стоит привести полностью, поскольку с того памятного дня оно никогда не перепечатывалось и покоится только в подшивках старых газет. А заявление это – уникальный документ времён «холодной войны», в нескольких абзацах сжато рассказывающий об отношениях двух мировых сверхдержав после вторжения в воздушное пространство СССР американского самолёта У-2, который пилотировал лётчик ЦРУ Фрэнсис Гэри Пауэрс, накануне скандального выступления Никиты Хрущёва на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, где он пообещал «американским империалистам» «показать кузькину мать» и, по легенде, стучал ботинком, и в преддверии Карибского кризиса. «22 июня 1960 года. Мы хотим объяснить нашим родным, друзьям и другим лицам, которые могут этим интересоваться, мотивы, побудившие нас просить гражданства Советского Союза. С начала работы в Национальном агентстве безопасности, с лета 1957 года, мы убедились в том, что правительство Соединённых Штатов сознательно делает ложные и вводящие в заблуждение заявления, как для оправдания своей собственной политики, так и для осуждения действий других государств. Нам также стало известно, что правительство США иногда тайно использует деньги и оружие для попыток свержения правительств, если оно полагает, что эти правительства недружественны Соединённым Штатам. Наконец, нам стало известно, что правительство США давало деньги шифровальщику, работающему в посольстве одной из стран-союзников в Вашингтоне, за информацию, которая помогла расшифровать зашифрованные телеграммы этого союзника. Такие действия убеждают нас в том, что правительство Соединённых Штатов неразборчиво в средствах, хотя оно обвиняет в этом правительство Советского Союза. Многие люди, работающие в Министерстве обороны и в разведывательных организациях правительства США, знают, что наши утверждения являются верными. Однако, если кто-либо попытается хотя бы частично проверить это без официального разрешения, он будет строго наказан. Недавний инцидент с самолётом У-2 не имеет ничего общего с нашим решением выехать из США, так как это решение было принято более года тому назад. Инцидент с самолётом У-2 был просто одним из примеров, когда правда была настолько очевидной, что её было невозможно замолчать или исказить. Делая эти откровенные заявления, мы не ищем оправдания своим действиям. Мы также не хотим обескураживать американский народ. В Америке есть люди большой честности и больших способностей, которые, если им предоставить возможность, могли бы исправить некоторые трагические акции правительства США, предпринятые им в последние годы. Кроме разочарования и озабоченности, которые мы выразили по поводу некоторых действий США, имелись другие сильные мотивы для принятия нами решения о приезде в СССР. В Советском Союзе наши основные взгляды и интересы, как видно, разделяются большинством людей. Поэтому мы считаем, что в социальном отношении мы будем чувствовать себя там лучше, и сможем лучше работать в соответствии со своей профессией. Другим мотивом является то, что в Советском Союзе таланты женщин используются и гораздо больше поощряются, чем в Соединённых Штатах. Мы считаем, что это обогащает советское общество и усиливает роль советских женщин. Каковы же главные вопросы, разделяющие народы США и Советского Союза? Никто не может убедительно доказать, что Советы являются злом лишь потому, что они подорвали христианскую добродетель. Если большинство советских граждан не признаёт Иисуса Христа как своего Спасителя, то это их дело. Таким важным вопросом, по нашему мнению, является вопрос о том, какие экономические и политические системы лучше служат интересам человека. Недостаток капиталистической системы заключается в том, что её наука и техника являются причиной ненужных человеческих страданий, так как содействуют безработице. Не следует удивляться тому, что в Америке много людей относятся отрицательно к интеллектуальной и творческой деятельности. Мы надеемся стать научными работниками в Советском Союзе. Полагаем, что мы сможем там заняться научными исследованиями без страха, что этим нанесём экономический ущерб другим. Некоторые люди в США, которые являются противниками коммунизма, ратуют за превентивную войну против СССР. Они хотят обеспечить свою безопасность таким путём, который привёл бы к уничтожению народа со взглядами, противоположными их собственным. Такая война в лучшем случае сделала бы их императорами на кладбище цивилизации. Вместо того чтобы тратить свою энергию на развитие новых и более разрушительных средств уничтожения, мы верим, что как США, так и Советский Союз направят свои усилия на соревнование в идеологической сфере. Одним из средств достижения этого является широкое опубликование в обеих странах, во взаимно согласованных масштабах, свободных дебатов по вопросам экономической и политической теории и практики. Трудно оценить свою собственную пропаганду, не зная пропаганды других. Мы считаем, что уже осуществляемый между обеими странами обмен культурными, научными и промышленными делегациями следует продолжать и расширять. Это будет способствовать росту взаимопонимания. Данное заявление сделано нами без консультации с правительством Советского Союза. Причина этого в том, что, по нашему мнению, мы должны объяснить американскому народу наши действия нашими собственными словами, и мы хотим дать эти объяснения таким путём, чтобы потом это не могло быть расценено как пропагандистское заявление, инспирированное правительством страны, в которой мы просим разрешения проживать» . Разоблачения Затем Мартин и Митчелл подробно рассказали об Агентстве национальной безопасности США, самой секретной и тогда, и сейчас спецслужбе Америки. По их словам, в АНБ в то время работало почти 10 тысяч сотрудников под руководством генерал-лейтенанта авиации Джона Сэмфорда. На содержание центральных подразделений АНБ тратилось тогда около 100 миллионов долларов в год. Оборудованное тысячами электронно-вычислительных машин Агентство занимается «разведкой связи» во всемирном масштабе. По словам перебежчиков, над перехватом сообщений работают 8000 военных операторов радиоперехвата на 2000 разведывательных постов, разбросанных по всему миру и базируемых как на суше, так и на судах и самолётах. Кроме радиосообщений, сотрудники Агентства перехватывают телетайпные сообщения. «Радиоперехват, как зашифрованных сообщений, так и сообщений, посылаемых открытым текстом, практикуется в отношении почти всех стран мира, в том числе и тех стран, в которых расположены эти базы. И на это тратится ещё 380 миллионов долларов в год» , – рассказали перебежчики. Они подробно описали и структуру АНБ, четыре её основных подразделения: оперативное управление, управление по научным исследованиям, управление по защите связи, управление по вопросам безопасности. Затем Мартин и Митчелл раскрыли структуру отделов в этих главных управлениях. По их словам, сотрудники Агентства мастерски расшифровывают секретные коды очень многих стран с помощью счётно-вычислительных машин. Но, кроме этого, они имеют доступ к кодам, поскольку Агентство поставляет своим союзникам шифровальные машины. Кроме того, по их словам, США и Великобритания обмениваются между собой перехваченной и расшифрованной секретной информацией. Сотрудничают США в области разведки связи и с Канадой. Отвечая на вопросы, они назвали несколько стран, чью секретную информацию свободно расшифровывают в АНБ: Италия, Турция, Франция, Индонезия, Югославия, Уругвай, Объединённая Арабская Республика . «Это не полный перечень, но он даёт возможность получить общую картину» , – сказал Уильям Мартин. Также перебежчики подробно рассказали о совершенно секретной программе, цель которой – выявить и расшифровать сигналы радарных установок СССР с помощью самолётов, нарушающих границы. По их мнению, именно эта программа наиболее опасна, она может привести к новой мировой войне. Друзья-вундеркинды В знаменитой в англоязычном мире книге об АНБ «Дворец головоломок» исследователь Джеймс Бамфорд пишет, что начало «самому тяжёлому скандалу в истории АНБ… было положено десятилетием раньше на другом конце света, когда Бернон Митчелл, миловидный темноволосый матрос, назначенный на пункт радиоперехвата в Группе безопасности флота в японском Камисея, впервые встретил Уильяма Мартина, только что переведённого со станции перехвата на Аляске». Митчелл родился 11 марта 1929 года в Сан-Франциско и вырос в приморском городке Эврика на севере Калифорнии. Младший сын прокурора Эврики, Бернон впоследствии настаивал, что ударение в его имени надо ставить на последнем слоге. Он впервые заинтересовался математикой, когда заметил цифру на последней странице книжки с картинками и решил узнать, «конец ли это цифрам». В средней школе не по годам развитый юноша был очень разозлён скоростью, с которой продвигался его класс в изучении математики, а когда учитель не смог или не захотел подробно объяснять теорию Эйнштейна, он решил перевестись в другую школу, находившуюся на расстоянии 80 миль от дома. Продолжая образование, Бернон поступил в Калифорнийский технологический институт, где, после недолгого изучения языков, сосредоточился на математической статистике. «Больший библиофил, чем Нью-йоркский клуб книголюбов, он с лёгкостью читал тома по философии математики, с вкраплением «пузырьков» из Зигмунда Фрейда. Тихий и робкий с девушками, он предпочитал пианино волочению за девицами и наслаждался бесконечными дискуссиями, особенно когда спор давал ему возможность продемонстрировать свой твёрдый агностицизм», – пишет Джеймс Бамфорд. В конце первого семестра второго курса Митчелл был призван на срочную службу во флот. Он мог бы получить отсрочку, как многие его сокурсники, но его отец, участник Второй мировой войны, настоял на призыве. Он был направлен на усиленно охраняемую базу радиоперехвата в Камисея и именно там впервые встретил Хэма (так Уильяма Мартина звали домашние). Последний, как и Митчелл, очень любил научные и философские споры и проявлял толерантность в религиозных воззрениях. Мартин родился 27 мая 1931 года в Колумбусе, штат Джорджия. В 1937 году отец перевёз Хэма и остальное семейство в противоположную часть страны – в Якима, штат Вашингтон. А восемь лет спустя они переехали в Элленсбург, городок, большинство жителей которого занималось разведением коров. Здесь мальчик обратил на себя внимание доктора Лоретты Миллер, профессора психологии, в расположенном неподалёку Центральном университете Вашингтона. Миллер была впечатлена его способностью быстро мыслить и организовала серию тестов, чтобы понять, может ли он обойтись без старших классов школы и вместо них попасть в специальную программу для одарённых студентов в Чикагском университете. Хотя результаты многочисленных тестов были высокими, директор школы Мартина посчитал, что его ученик ещё недостаточно созрел, чтобы прыгнуть прямо в колледж, и он разработал иной план. По этому плану Мартин изучал дисциплины колледжа во время летних каникул, до получения аттестата, что позволило ему закончить трёхлетнее обучение за два года. После двух лет учёбы в Центральном Вашингтонском университете, где он сосредоточился на изучении математики, Мартин был призван во флот. Учитывая его математическую подготовку, его направили в криптологическую службу в Группу безопасности флота и отправили сначала на Аляску, а затем на военную базу в Камисея. Ни Мартину, ни Митчеллу флотская жизнь не понравилась, и они не стали подписывать предложенный им контракт на ещё один срок, но обоих захватила математика, в особенности её применение в криптоанализе. Когда в 1954 году их срочная служба закончилась, Мартин остался в Японии как гражданский служащий Агентства военной безопасности. Митчелл вернулся в Эврику и после краткого отдыха поступил в Стэнфордский университет, чтобы закончить математическое образование. Когда первый год обучения подходил к концу, Бернон Митчелл начал думать о будущем. Ещё во время службы на флоте ему хотелось пойти работать в АНБ, где математики занимаются интересной и творческой работой. Он начал процедуру подачи заявления. Митчелл оказался идеальной кандидатурой для «дворца головоломок»: быстро мыслящий, с математическим образованием и опытом в криптоанализе. К тому же он уже прошел жёсткую проверку на секретность во флоте и поэтому мог с лёгкостью преодолеть барьер доступа к секретности АНБ. 25 февраля 1957 года его интервьюировал один из сотрудников АНБ. А полутора неделями позже и сотней миль севернее, другой сотрудник АНБ интервьюировал кандидата с очень похожими исходными данными – Уильяма Мартина. После проверки и получения допуска к секретной информации Мартин и Митчелл прошли специальный курс подготовки в университете Джорджа Вашингтона и Специальной школе АНБ. 27 января 1958 года их направили в Управление по научным исследованиям АНБ, которым тогда руководил доктор Соломон Кульбак. Там они работали криптоаналитиками, занимались взломом кодированных сообщений. Поселились они рядом, в «корпоративном» для АНБ городке Лоурел. Митчелл вскоре стал капитаном сборной АНБ по шахматам и начал заниматься гиревым спортом, а Мартин предпочитал знакомиться с девушками в местном баре. Тайная война К 1960 году уже почти десятилетие США вели против СССР необъявленную, но вполне кровавую секретную войну. В апреле 1950-го бомбардировщик сопровождения Флота США с командой из десяти человек нарушил советскую границу на Балтике. Он был атакован советскими истребителями. Через полтора года другой бомбардировщик флота США был сбит над Сибирью. Команда из десяти человек погибла. Через некоторое время такая же судьба постигла тяжёлый самолёт ВВС США над Японским морем. 15 марта 1953 года советские МиГи обстреляли четырёхмоторный американский разведывательный самолёт, пролетавший ста километрами севернее крупнейшей советской военной базы в Петропавловске-Камчатском. Американцы ответили огнём и ушли на свою базу на Аляске. В октябре того же года американский разведывательный самолёт под защитой шестнадцати истребителей F-86 был атакован восемью МиГами над Жёлтым морем. В сентябре 1954-го бомбардировщик Флота США был атакован двумя советскими истребителями в шестидесяти километрах от побережья Дальнего Востока. В ноябре ещё один американский военный самолёт был сбит советскими истребителями в районе японского острова Хоккайдо. 22 июня 1955-го американский разведывательный самолёт был атакован советскими истребителями над Беринговым морем. В 1958 году в течение всего двух месяцев два американских самолёта-разведчика были сбиты над границей между Турцией и Армянской ССР. В том же году американские разведчики дважды были атакованы: над Балтикой и над Японским морем. Мартин и Митчелл об этой тайной войне многое знали. Ещё с тех пор, как служили на станции радиоперехвата в Группе безопасности флота в японском городке Йокосука на военной базе Камисея. Работая в АНБ аналитиками по расшифровке кодов электронных сигналов, в 1959 году они узнали о разведывательной программе под условным названием ELENT. Эта программа предполагала намеренное нарушение авиацией США границ СССР для того, чтобы фиксировать работу советских радарных станций. Затем сигналы советских радаров записывались и расшифровывались в АНБ. И эта программа Мартину и Митчеллу очень не понравилась. В сентябре 1958-го американский самолёт С-130 разбился на территории Армянской ССР, шесть человек из его команды погибли, а ещё двенадцать были объявлены пропавшими без вести. Почти полгода Госдепартамент США пытался выяснить судьбу пропавших пилотов, но безуспешно. И тогда Госдепартамент опубликовал расшифровку радиопереговоров пилотов советских МиГов, сбивших «американца». До этого советские власти заявляли, что американский самолёт просто разбился в горах Армении. В этот же день директор АНБ Джон Сэмфорд выпустил внутреннее распоряжение, запрещавшее сотрудникам Агентства обсуждать судьбу самолёта. Но это распоряжение вызвало обратный эффект: сотрудники АНБ начали об инциденте говорить. И один из них рассказал Уильяму Мартину о том, что сбитое воздушное судно было буквально нашпиговано специальной аппаратурой для записи сигналов советских радаров. Проведение таких операций возмутило Мартина и Митчелла: по их мнению, всё это могло спровоцировать третью мировую войну . Кроме этого, они заподозрили, что об истинных задачах сбитого С-130 знали всего несколько человек в американском правительстве. После того как сенатор Хьюберт Хэмфри обвинил СССР в провокации против американского самолёта, будущие перебежчики заподозрили, что и членов конгресса секретные службы держат в неведении. И они решили рискнуть рассказать об этой секретной операции конгрессменам. Хотя хорошо знали, что за разглашение таких совершенно секретных сведений им грозит тюремное заключение сроком на десять лет. Они добились встречи с конгрессменом Вайни Хэйзом, который на парламентских слушаниях публично заподозрил Госдепартамент в предоставлении неполной информации о сбитом самолёте. По иронии судьбы, в тот момент, когда они рассказывали Хэйзу о секретных задачах С-130, ему позвонил помощник государственного секретаря США по связям с конгрессменами Уильям Макомбер и попросил больше не поднимать публично вопрос о сбитом самолёте. После этого конгрессмен Хэйз пообещал молодым сотрудникам АНБ начать парламентское расследование, но оговорился, что это будет зависеть «от решения его начальников в Конгрессе». Когда Мартин и Митчелл убежали в СССР и на пресс-конференции рассказали о встрече с Хэйзом, американские секретные службы выяснили, что тот лишь очень кратко рассказал о разговоре главе комитета палаты представителей конгресса США по международным делам Томасу Моргану, а затем постарался обо всём забыть. Хэйз подумал, что молодые люди были подосланы ЦРУ, чтобы выяснить, умеет ли он хранить секреты . Автор книги об АНБ Джеймс Бамфорд с иронией называет конгрессмена Хэйза политиком, который «никогда не казался блестящим членом Конгресса». Автор ещё одного небольшого исследования о перебежчиках Рик Андерсон напоминает, как закончилась политическая карьера Хэйза: скандалом с назначением в секретари своей пассии, которая даже не умела печатать на пишущей машинке . Не дождавшись ничего от пресловутого Хэйза, молодые криптоаналитики разочаровались в американской политике и обществе и начали подумывать, не поискать ли им поддержки в СССР. Отпуск в один конец Как впоследствии выяснили американские спецслужбы, Мартин и Митчелл замыслили побег в СССР уже в середине 1959 года. Но они решили не торопиться, чтобы хорошо подготовиться к такому серьёзному шагу. Кроме этого, в тот момент Мартину очень повезло: по рекомендательному письму главы департамента АНБ по научным исследованиям Соломона Кульбака он, как многообещающий молодой специалист, был направлен в Иллинойский университет, чтобы совершенствовать свои математические знания. В университете Мартин стал изучать не только математическую логику и абстрактную алгебру, но и русский язык. В декабре 1959 года Мартин и Митчелл, нарушив инструкции АНБ, слетали на несколько дней на Кубу. Где, как предполагают историки спецслужб, они впервые вышли на контакт с представителями СССР . После этой поездки Мартин вернулся в Иллинойс, а Митчелл – в АНБ, где как раз в то время у него случился роман с замужней женщиной. Вскоре женщина всё же вернулась к мужу, а Митчелл тайно посещал психиатра, с которым говорил иногда о своей бисексуальности и своём агностицизме. В июле из Иллинойса вернулся Мартин, и они стали готовиться к побегу. Они подали заявление на двухнедельный отпуск и попросили добавить неделю за свой счёт, сказали, что собираются к родителям, которых очень давно не видели . За несколько минут до полудня 25 июля 1960 года Мартин и Митчелл пристегнули ремни в самолёте в Международном аэропорту Вашингтона «Даллас». Но направлялись они не к родителям, а через Новый Орлеан – в Мехико. Как через двадцать два года написал исследователь АНБ Джеймс Бамфорд, «так они стали двумя самыми важными перебежчиками в истории Америки». В Мексике они зарегистрировались в отеле, сказали, что будут жить две недели, но уже на следующий день уехали и на рейсе авиакомпании «Кубана» улетели в Гавану. А оттуда на советском транспортном корабле, предположительно «Илье Мечникове», дошли до Одессы. Затем самолётом их доставили в Москву . В АНБ их хватились только 26 июля. Руководитель отдела безуспешно попытался найти своих криптоаналитиков – сначала дома, в городке Лорел, затем связался с их родителями. Потом он всё же доложил об исчезновении директору по персоналу АНБ Маурису Клейну, а тот – начальнику службы безопасности Уису Рейнольдсу. Тот немедленно начал негласное расследование и вскоре выяснил маршрут беглецов до Кубы. Без ордера на обыск сотрудники службы безопасности АНБ проникли в квартиру Митчелла. Там их сразу привлёк оставленный на видном месте ключ от банковской ячейки . Сотрудники АНБ оперативно связались с полицией Мэриленда и получили судебное разрешение на вскрытие ячейки. Там они нашли запечатанный конверт, на котором была написана просьба опубликовать находящееся в нём письмо – обращение к согражданам, которое вскоре Мартин и Митчелл зачитают в Москве. Естественно, Пентагон решил письмо не публиковать. 1 августа Пентагон сообщил об исчезновении двух сотрудников АНБ, а через пять дней заявил, что, возможно, «они ускользнули за «железный занавес». Затем представители Пентагона публично заявили, что особой потери не случилось, поскольку перебежчики «не имели доступа к секретным материалам об американском оружии и системе обороны». Как через много лет выяснили историки, это заявление было преднамеренной дезинформацией. На самом деле один из высокопоставленных чиновников американской разведки уже рассказал лидеру парламентского большинства палаты представителей конгресса США Джону Маккормаку о том, что системе американской безопасности нанесён один из самых серьёзных ударов, сопоставимый с передачей русским технологии производства атомной бомбы . 30 августа Маккормак потребовал у сенатора Френсиса Уолтера, главы Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности палаты представителей конгресса США, начать немедленное разбирательство причин инцидента. Вундеркинды и пропаганда Американские исследователи истории спецслужб пишут, что Мартин и Митчелл были самовлюблёнными идеалистами и романтиками, которые представляли себе СССР на основе информации из советского пропагандистского журнала «Совьет лайф», а после побега быстро разочаровались в социалистической реальности. Советская пропаганда сразу же использовала откровения перебежчиков в своём стиле. Статья о пресс-конференции в газете «Правда» вышла под аршинным заголовком «Ещё один провал американской разведки». Газета «Труд» рассказала о событии под заголовком «Преступные действия американской разведки», а газета «Сельская жизнь» – под «шапкой» «Чёрные дела американской разведки». В Америке на следующий день после пресс-конференции передовица «Нью-Йорк Таймс» отмечала, что президент Эйзенхауэр «назвал парочку предателями», которые «сами себя разоблачили». А известный своей грубоватой прямолинейностью бывший президент Гарри Трумэн не сомневался, что их нужно было бы расстрелять. В 1962 году Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности палаты представителей конгресса США выпустила специальный доклад, посвящённый результатам расследования дела перебежчиков. В нём утверждалось, что Мартин и Митчелл не только агностики и имели связи с коммунистами, но Мартин ещё и «сексуально ненормален, фактически – мазохист», в то время как Митчелл, который однажды позировал голым для цветных слайдов, примостившись на высоком барном, покрытом бархатом стуле, характеризовался его психиатром как пациент, у которого «были гомосексуальные проблемы». Газета «Лос-Анджелес Таймс» предполагала, что «эти двое могут быть частью гомосексуального круга», который «вербовал других сексуальных девиантов на государственную службу» . Все двадцать восемь газет крупнейшей американской медийной корпорации Хёрста заявили, что «двух дезертиров шантажировали как гомосексуалистов», как «любовную парочку» . В своей книге об АНБ «Дворец головоломок» Джеймс Бамфорд подчёркивает: «В докладе Комиссии указывалось, что главной причиной предательства была гомосексуальность. Комиссия ни разу не утруждала себя попыткой всмотреться, могли ли быть более глубокие причины предательства, политические или идеологические мотивы» . «Лавандовая угроза» О так называемой эпохе маккартизма написаны тысячи исследований, в том числе и на русском языке. Печально знаменитый неистовый антикоммунист сенатор Джозеф Маккарти искал тогда «замаскировавшихся» коммунистов по всей Америке, даже в правительстве США, и требовал их жестоко наказать. Но на русском языке нет никакой информации об ещё одной стороне маккартизма – борьбе с гомосексуалистами. Недавно известный американский историк Дэвид Джонсон выпустил книгу «Лавандовая угроза. Преследования геев и лесбиянок в федеральном правительстве во время «холодной войны». В аннотации к ней говорится: «Эпоха маккартизма традиционно считается наихудшим периодом политических гонений в новейшей американской истории. Но, наряду с гремящим под сводами залов конгресса известным вопросом: «Являетесь ли Вы или являлись в прошлом членом коммунистической партии?» сотрудники службы безопасности пусть и вполголоса, но так же часто задавали и другой вопрос: «В Комиссию по государственной службе поступила информация, что Вы – гомосексуалист. Что Вы на это скажете?» Ещё в 1950 году сенатор Маккарти заявил, что он выявил в Госдепартаменте 205 коммунистов. В том же году заместитель госсекретаря США Джон Пьюэрифои обвинил Госдепартамент в наличии «гомосексуального подполья», после чего из Госдепа по подозрению в гомосексуализме уволили 91 сотрудника . В пятидесятых годах прошлого века большинство гомосексуалистов не заявляло открыто о своей сексуальной ориентации, многие были женаты. Поэтому Маккарти обвинил коммунистов в том, что они шантажируют гомосексуалистов и заставляют их выдавать секретную информацию. Дело перебежчиков подтолкнуло новую волну изобретённой Маккарти «лавандовой угрозы» . Дэвид Джонсон говорит, что у американских «официальных лиц просто не укладывалось в голове» желание нормального американца убежать в СССР, поэтому они всё списали на «сексуальные извращения» . Тем более что в «разогретом» на эту тему общественном сознании «гомосексуализм был связан с подрывной деятельностью и коммунизмом». «В глазах многих американцев сексуально девиантные личности – такой термин обычно использовали в те времена для обозначения гомосексуалистов – были потенциальными предателями» , – пишет американский журналист Рик Андерсон. Такое мнение у американских спецслужб и военных, похоже, было популярно ещё очень долгое время. В 1991 году Служба безопасности Пентагона выпустила исследование о так называемой парафилии (болезненных нарушениях направленности полового влечения и способов его удовлетворения), в котором Мартин и Митчелл причислялись к группе «известных общественности гомосексуалистов», которые предали свою родину. По информации Рика Андерсона, это исследование до сих пор используется военными США. После побега Мартина и Митчелла из АНБ по подозрению в гомосексуализме уволии 26 сотрудников. В начале 2007 года Пентагон и АНБ рассекретили материалы расследования дела перебежчиков. И из них следует, что спецслужбы, опросившие по делу более 450 человек, хорошо знали: Мартин и Митчелл сбежали за «железный занавес» по идеологическим соображениям . Их друзья и знакомые рассказывали следствию, что перебежчики часто говорили о своём несогласии с политикой правительства и намекали, что собираются сбежать. Спецслужбы выяснили, что они отдыхали в Мексике и на Кубе в 1959 году, о чём руководство АНБ не имело представления. Они ещё тогда могли сбежать, но, согласно собранной АНБ информации, «русские не проявили особой в них заинтересованности». Похоже, наличие у ребят таких идеологических убеждений очень удивило руководство АНБ, которое за парочкой не следило. Родственники Мартина и Митчелла мало говорили с журналистами, но активно работали со следствием. Родные Мартина утверждали, что «абсолютно невозможно», чтобы Хэм, как в семье звали Уильяма, по собственному желанию отправился в СССР, и что оставленное беглецами заявление для прессы и общественности – подделка. Как следует из рассекреченных документов, родители Митчелла «указывали на то, что их сын рассказывал, что наблюдался у психиатра: всю жизнь он был очень подвержен влиянию других людей» . В итоге следователи АНБ сделали следующий вывод: «Наиболее правдоподобным объяснением предательства являются личностные отклонения» . Межведомственное расследование показало: «…эти двое были эгоистичными, самонадеянными и высокомерными, ненадёжными молодыми людьми, чьё место в общественной иерархии было намного ниже, чем, как им казалось, они заслужили. У обоих было невероятно раздутое представление об их интеллектуальных способностях и талантах, и оба неоднократно говорили о своих горьких обидах, что они до сих пор не получили признания, которого, они уверены, заслуживают как многообещающие молодые учёные» . Что же касается их гомосексуальности, то документы показывают, что оба мужчины были без ума от женщин . «Близкие друзья также отвергли какие-либо предположения о гомосексуальности как Мартина, так и Митчелла и заявили, что оба мужчины были в тесных дружеских и сексуальных отношениях с женщинами» , – написано в рассекреченном документе АНБ. Некоторые их знакомые и соседи характеризовали их как «странных молодых людей, привязанных друг к другу». Агенты АНБ докопались и до секретов их интимной жизни: одной из постоянных подружек Мартина была стриптизёрша из ночного клуба в Балтиморе по прозвищу Леди Зорро. Она рассказала детективам, что у неё с математиком было тридцать или сорок свиданий и он всегда тратил большие суммы наличными. Один из источников описывал Мартина как «абсолютно преданного контролируемому садомазохизму», а знакомый из Элленсбурга сказал, что у Мартина были «извращённые сексуальные отношения с японскими женщинами (когда он служил во флоте) и с женщинами из штата Вашингтон. Эти отношения, предположительно, включали наблюдение (подглядывание) за сексуальными отношениями между двумя женщинами и присоединение к ним». После того как Мартин оказался в СССР, сообщается в документах АНБ, он категорически отвергал, что они с Митчеллом гомосексуалисты. Он говорил, что у него были некоторые сексуальные проблемы, но он абсолютно не гомосексуалист. Его «сексуальные проблемы» всегда связаны с женщинами. Привилегии Мартина-Соколовского Спустя два года после побега, в конце июня 1962-го, Уильям Мартин встретился в одном из ленинградских кафе с журналистом американского агентства Ассошиэйтед Пресс и несколько часов с ним говорил. «Я понял, что это был безрассудный поступок, но я не жалею» , – признался Мартин. Он ещё раз объяснил корреспонденту, что убежал в СССР в знак протеста против шпионских полётов Пентагона около советских границ. «Теперь я думаю, что мог бы выбрать иной способ протеста» , – добавил перебежчик. Он рассказал, что уже в октябре 1960-го женился на 29-летней советской девушке, с которой познакомился в Гаграх. И пожаловался: советские власти не выполняют своих обещаний о том, что он сможет свободно выбирать себе место жительства. Они отказали ему в просьбе переселиться в Москву из-за болезни жены, у которой от влажного ленинградского климата началась астма . Мартин рассказал, что работает в Институте математики имени Стеклова РАН и пишет кандидатскую диссертацию по статистике. Советские власти платят ему ежемесячно 500 рублей, что по тем временам соответствовало 550 долларам (эквивалент годовой зарплаты в 7500 долларов, которые он получал в АНБ). Мартин рассказал о некоторых «дарованных ему привилегиях»: он получал американские газеты и журналы, был допущен к американским книгам из спецхрана Ленинградской публичной библиотеки, и некоторую сумму в рублях он мог менять на доллары, чтобы иметь возможность заказывать за границей еду и медикаменты. После угроз со стороны бывшего президента Трумэна он жил под именем Владислава Антоновича Соколовского, но теперь уже не боится расплаты за свой поступок. Он уверен, что американцы не будут ему мстить, да и советские спецслужбы его защитят. Мартин подтвердил: он знает о советском законе, запрещающем рассказывать иностранцам сведения, которые могут повредить СССР. «Предполагаю, ко мне придут через пару дней» , – сказал перебежчик. «Но мне нечего скрывать, и я хочу встречаться с любым человеком, желающим задать мне вопросы. Человеку легко живётся, если он живёт открыто» . В начале 1963-го Мартина с женой Инессой всё же перевели в Москву, и там они уже в июле развелись. По некоторым сведениям, Мартин стал пить. Случайно или не совсем случайно Уильям Мартин так быстро женился, мы вряд ли узнаем в ближайшее время. Но очень похоже, что КГБ внимательно отнеслось к восхвалению советских женщин в «Заявлении» перебежчиков и решило на этом сыграть . Признания вдовы Митчелла Вдова второго перебежчика Галина Митчелл рассказывает об этом в своих воспоминаниях. В 1961 году она заканчивала аспирантуру Ленинградской консерватории по классу фортепиано и работала ассистентом у своего любимого учителя – ректора консерватории, народного артиста СССР, знаменитого тогда пианиста Павла Серебрякова. Однажды он предложил ей давать уроки не совсем обычному ученику, который ни слова не знал по-русски. Галина Владимировна не знала ни слова по-английски и от репетиторства отказалась. Но профессор П.А. Серебряков настаивал, и ей пришлось согласиться . «Я поняла, что этот вопрос был заранее, до разговора со мной, уже решён» , – вспоминает пианистка. Этим необычным учеником оказался Бернон Митчелл. Неожиданно оказалось, вспоминает Галина Владимировна, что он живёт в просторной квартире прямо напротив общежития консерватории. Митчелл оказался неплохим пианистом, и уроки стали проходить хорошо и интересно. Вокруг Бернона Митчелла постоянно крутились три симпатичные девушки: переводчица, преподаватель русского и некто «инженер Вера, просто знакомая». С этой знакомой, как потом выяснилось, у Митчелла стали складываться романтические отношения. Но они разрушились после того, как её мать поинтересовалась у Митчелла, сколько денег он зарабатывает. Вскоре молодую пианистку пригласили на разговор некие люди, которые попросили рассказывать им иногда о проблемах её ученика. Они обещали ненавязчиво эти проблемы решать. Через некоторое время эти люди в очередной раз потребовали отчёта о «проблемах» Митчелла, и тогда молодая музыкантша насторожилась и решила узнать, кто же эти доброжелатели. Галина Владимировна так вспоминает об этом разговоре: – Просто нам поручено охранять, заботится, присматривать… Сами понимаете, всё-таки он не наш обычный человек, – объяснили они. – Так кто же он? «Наш» или «не наш»? – Вот мы и предлагаем вам узнать это. Меня резануло слово «предлагаем» – не «просим», не «хотели бы», а категорично, «пред-ла-га-ем». Видимо заметив моё замешательство, они наперебой стали убеждать, что я сделаю добро Бернону, если он раскроет мне душу и мысли, и с моей помощью ему будет легко войти в нашу, новую для него жизнь. «Как вы думаете, он вам доверяет? Какие у вас отношения? А что вы о нём думаете?» Пока я соображала, что мне ответить, они продолжали: «Ведь правда он интересный мужчина? Вы не находите? Молодой, красивый. А он не говорил вам, что вы очень красивы?» И тут словно пелена спала с моих мозгов. Я осознала, что мне предлагают и зачем . Образ тайных заботливых друзей-доброжелателей трансформировался в нечто совсем иное… Наконец, я поняла, с кем разговариваю и чего они хотят. Такая роль была явно не для меня, и я стала отбиваться изо всех сил, пока окончательно не погрязла…» Галина Владимировна рассказала Митчеллу об этих встречах, и эта информация его очень расстроила. А через несколько дней молодую пианистку специальной повесткой вызвали к первому секретарю Ленинградского горкома КПСС. В огромном кабинете Смольного «первый» и те два кагэбэшника, что с ней раньше беседовали, почти час оскорбляли и запугивали девушку – высылкой из Ленинграда в «медвежий угол», исключением из партии, поскольку «такие коммунисты нам не нужны». «Обычно в экстремальных ситуациях мой мозг начинает работать особенно быстро, остро и точно. Вот и сейчас я смело ринулась в атаку, – вспоминает пианистка. – Что значит «такие коммунисты»? Какие «такие»? Кому «нам» они не нужны??? Вас партия уполномочила сделать данное заявление? Потрудитесь ответить мне! » После этого эмоционального порыва первый секретарь горкома резко изменил тон, обнял девушку за плечи и пообещал, что всё будет хорошо. На том и расстались. Через год ученик и преподавательница поженились. Они прожили вместе сорок лет. Бернон Митчелл преподавал в Ленинградском университете, его жена стала деканом факультета фортепиано Ленинградской консерватории. Семья получила хорошую квартиру в центре Ленинграда, на проспекте Римского-Корсакова. Но в конце семидесятых Галину Митчелл неожиданно с должности декана уволили. В музыкальных кругах Ленинграда говорили, что из-за мужа . В ловушке В начале июня 1978 года в американских газетах появились заметки об «американском перебежчике Митчелле, который хочет вернуться в США» . Со ссылкой на неназванные источники в них рассказывалось о неоднократных визитах Митчелла в посольство США. Особо подчёркивалось, что Митчелла не задерживала милиция из охраны посольства, а значит, его визиты были «согласованы с властями». Разговоры в посольстве шли о возможности для бывшего сотрудника АНБ вернуться в США . Между тем, как следует из рассекреченных недавно телеграмм из посольства США в Госдепартамент, Бернон Митчелл в 1977 году несколько раз только звонил генеральному консулу и в посольство. В одном из разговоров он спрашивал, записываются ли его разговоры на магнитофон? Митчелл сказал, что знает о записи разговоров сотрудниками КГБ и хочет иметь плёнку на случай конфликта с КГБ о содержании разговоров . Сотрудник посольства ответил, что записи разговоров не ведётся. Также он спросил, есть ли в библиотеке посольства книга Дэвида Кана «Взломщики кодов»? Автор этой знаменитой книги о шифровальщиках писал ему в 1961 году и просил его проконсультировать. Митчелл тогда Кану не ответил. Представитель посольства ответил, что такой книги в библиотеке посольства нет. Но предложил Митчеллу пользоваться их библиотекой, если «у него есть возможность пройти мимо милиционера». Через месяц посольство докладывало в Госдепартамент о том, что Митчелл попытался пройти в посольство Австралии в Москве. Но его «завернул» милиционер. На следующий день Митчелл позвонил в посольство Австралии из Ленинграда и попросил сотрудника в следующий раз помочь ему «преодолеть» милиционера. Но австралийские сотрудники ему в этом отказали. Как и в предоставлении визы. Вдобавок сотрудники посольства и Госдепартамента довольно долго изучали личные дела перебежчиков и в начале 1980-го, с опозданием на 20 лет, лишили их гражданства США . Рассекреченные в 2007 году в США документы АНБ, которые включают разведывательные данные о жизни перебежчиков в России до 1975 года, показывают, что оба пытались организовать своё возвращение в США при условии, что они не попадут в тюрьму. Они также предпринимали неудачные попытки встретиться со своими семьями, в Мексике или Канаде, но воссоединение так никогда и не случилось . В последующие годы Мартин, Митчелл и их семьи запрашивали американские власти, предстанут ли они перед судом, если добровольно вернутся. Власти ответили, что никаких уголовных дел на них не имеется и они, видимо, могут вернуться. Но перебежчики в какой-то момент решили, что это – ловушка, чтобы выманить их в США, где им предъявят обвинение в государственной измене, грозящее смертной казнью . Но, судя по их попыткам связаться с посольством позже, в 1977–1979 годах они уже не боялись возможной кары. Однако к этому времени их возвращения уже не хотели американские власти. Секретные документы показывают, что и Мартин, и Митчелл предпринимали и неформальные попытки как-то организовать своё возвращение на родину. Сообщается, что Митчелл встречался с находившимся в СССР главным научным сотрудником фирмы «Хьюллет-Паккард» Бернардом Оливером и просил его о помощи. Митчелл сказал Оливеру, что он и Мартин всего лишь помогли «Советам» защитить системы секретных кодов от взлома, но «не помогали СССР взламывать коды США» . «Мартин однажды без предварительной договорённости появился в ресторане, где обедал гостивший в СССР вице-президент «мозгового центра» «Кайзер Фаундейшн» Дональд Даффи, и просил ему помочь. Объяснял, что «он не гомосексуалист и не шпион», и рассказал, что работает над изучением лазерных лучей, - пишет Григорий Нехорошев в августовском номере «Совершенно секретно» . - Мартину также удалось встретиться с гастролировавшим в Ленинграде музыкантом Бенни Гудманом, которого он просил помочь с адвокатом для дела по репатриации. Последний из рассекреченных документов Госдепартамента сообщает: Уильяму Мартину всё же удалось покинуть СССР, и он умер от рака в январе 1987 года в госпитале «Дел Мар» в мексиканском городе Тихуана, который разделён государственной границей со своей фактически второй половиной, американским городом-побратимом Сан-Диего . Похоронен он на территории США. Где именно, не сообщается. Бернон Митчелл умер в 2001 году в Санкт-Петербурге и там похоронен». Григорий Нехорошев, «Совершенно секретно», № 8/279, август 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации