Благотворительный фонд «Друг Чавес и К°»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Диктаторские режимы Венесуэлы, Ближнего и Среднего Востока «не платят ни копейки» за поставки российского вооружения. Позднее долги покрывают за счет бюджета РФ — на основании закрытых указов

Pics.61-150x106.jpgНа фоне продолжающегося кризиса с гособоронзаказом, который, по утверждению Дмитрия Медведева, «был сорван» в прошлом году и, очевидно, не полностью будет выполнен в этом, торговля оружием на экспорт, судя по отчетам, процветает. Владимир Путин часто публично повторяет, что, если иностранцы массово и охотно наше оружие покупают, значит, не так уж все плохо с ВПК.

Десять лет с прихода Путина к власти оружейный экспорт только умножался: с 3 млрд долл. в 2000-м до 10 млрд в 2010- м. Это по официальным данным. В нынешнем году Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) уверенно предсказывает 11, а может, и 12 млрд долл. экспорта. Получается какая-то ерунда: «беспрецедентные», по словам Путина, средства гособоронзаказа куда-то деваются, и никакого реального перевооружения в частях и на флотах не видно. За границу идет нарастающим потоком вооружение, но предприятия ВПК при этом по большей части разорены, разрушаются и требуют многотриллионных дополнительных госинвестиций из бюджета. Путин, кстати, уже обещал выделить по федеральной целевой программе на модернизацию предприятий ВПК 3 трлн рублей из бюджета дополнительно к госпрограмме перевооружения на 20 трлн. Странный какой-то результат у сверхвыгодного, как утверждают, оружейного бизнеса.

Pics.61.jpgКомпетентные официальные лица утверждают, что многократный рост экспорта в последние годы был практически исключительно за счет роста цен, а количество и номенклатура проданного оружия практически не изменились. Были созданы мощные холдинги, вроде «Ростехнологий» или «Объединенной авиастроительной компании», которые переводят себе и на себя же тратят прибыль — как от экспорта, так и от гособоронзаказа. Официальный госмонополист-госпосредник «Рособоронэкспорт» вошел в состав «Ростехнологии» и был акционирован в ОАО — открытое акционерное общество. Как утверждал в одном интервью директор ФСВТС Михаил Дмитриев, «вхождение «Рособоронэкспорта» в корпорацию «Ростехнологии» утяжелило систему ВТС, поскольку госпосредник одновременно должен решать внутренние задачи корпорации и нести различного рода нагрузки, не свойственные его основному профилю».

В результате, по словам источника в ФСВТС: «Цены — запредельные, все накручивают, сколько хотят, получают дополнительные доходы, а прибыль используется не по назначению, не инвестируется в модернизацию. Нет ни одного контракта, по которому не было бы проблем и задержек. Против «Рособоронэкспорта» иностранными заказчиками выдвинуты обоснованные претензии на большие суммы. Процессы будут нарастать, пока не произойдет серьезных перемен в ВПК».

То есть предприятия и организации ВПК гонят как собственному Минобороны, так и на экспорт продукцию сомнительного качества по многократно завышенным ценам. По словам госчиновников, ни повышать качество товара, ни снижать цены отечественный ВПК и управляющие им госхолдинги не хотят.

Но почему же тогда иностранцы продолжают покупать наше оружие? Если даже наше Минобороны в последнее время отказывается подписывать заведомо невыгодные контракты? Дело, оказывается, во многом в том, что гордо заявляемые миллиарды долларов от оружейного экспорта, по сути, виртуальны, а в действительности значительная часть техники уходит за границу бесплатно.

Pics.23.jpg

В последние десять лет Россия списала в общей сложности более чем на 50 млрд прежних, в основном советских, оружейных долгов разным странам. Там были в том числе совершенно безнадежный долг Афганистана, но также и небезнадежные долги Алжира, Сирии, Ливии (задолго до начала там революции). Основным условием списания было обязательство подписать новые контракты. То есть была создана схема, когда экспорт субсидировался за счет госбюджета.

Кроме того, официальные цифры экспорта — это всего лишь заявленная стоимость вооружений и техники, которые физически пересекают таможенную границу РФ. Из них вовсе не следует впрямую, что деньги поступят вовремя или в срок. Например, высокопоставленные источники в системе ВТС утверждают, что большой друг Путина, президент Венесуэлы Уго Чавес, «не платит ни копейки» за ранее поставленное оружие. Из Каракаса поступали предложения «оплатить» поставки правами на разработку нефтяных месторождений, но предприятия ВПК не понимают, как их использовать. Предлагаются блоки месторождений в долине реки Ориноко, где тяжелая нефть, добыча и переработка которой требует специальных технологий и многомиллиардных капиталовложений. При этом никто, конечно, не отменял неизбежное требование постоянно платить взятки венесуэльским товарищам, что не отменяет постоянной угрозы конфискации или национализации. Сейчас Чавес лечится от рака, и ему не до России и ее оружия, а прочие в Венесуэле, включая его непосредственное окружение, по словам компетентных российских источников, считают контракты на закупку нашего оружия бессмысленной блажью. Уже сейчас ничего не платят, и в случае вполне вероятного ухода Чавеса от дел все рухнет, и денег за оружие не вернут. Речь идет о суммах 6 с лишним млрд долл.

Схожая ситуация складывается на Ближнем Востоке, где Москва была вынуждена по ряду причин присоединиться к санкциям сначала против Ирана, а потом против Ливии. Теперь на очереди один из основных покупателей в регионе — Сирия. Конечно, оружейное лобби в Москве отчаянно сопротивляется введению санкций, но, с другой стороны, все более ясно, что режим Башара Асада разваливается и платить за новопоставленное вооружение не сможет. Москва начала осторожно осуждать массовые расстрелы и готовиться к тому, что будут не только потеряны возможности новых контрактов, но и не оплачены прежние. Сейчас Сирия является одним из самых значимых импортеров российских вооружений, объем только реализуемых и готовящихся к реализации военных контрактов оценивается в 3,5 млрд долл., и еще на несколько млрд долгов осталось от прежних поставок.

Общие потери от нереализованных контрактов и невыплаченных оружейных кредитов Венесуэлой, Сирией, Ливией и Ираном вполне могут превысить 20 млрд долл. В ФСВТС также опасаются возможной в будущем дестабилизации расположенного в неспокойном регионе Алжира, что может стоить России еще до 10 млрд долларов.

Что будет тогда с предприятиями, которые полностью или частично выполнили ставшие ненужными заказы? А собственно, ничего. Как утверждают компетентные источники, сложилась практика, что в подобных случаях компенсация предприятиям выплачивается из госбюджета на основании тайных (закрытых) указов. Сумма по Венесуэле, Ближнему и Среднему Востоку может сложиться в триллион рублей, отнятых у граждан России для продвижения российского оружия всякого рода диктаторам.

Одновременно с наращиванием высокорискованных оружейных контрактов Россия теряет надежных партнеров. Китай, бывший когда-то основным покупателем, в 2010-м переместился на 5—6-е место. Так называемая пакетная сделка с Саудовской Аравией на 5—6 млрд долл., о которой было много разговоров в последние несколько лет, по словам источников в системе ВТС, безнадежно зависла. Как указывают источники, наши заломили такие немыслимые цены — во много раз больше реальной стоимости производства, — что даже богатые шейхи в ужасе схватились за карманы, тем более что современная западная техника стоит столько же или меньше.

Сложившаяся практика, когда в случае успеха прибыль приватизируется, распиливается и растаскивается, а при провале все убытки списываются на госбюджет, стимулирует в ВПК и в системе ВТС безнаказанное воровство и наглость, что, естественно, перетекает в аналогичное отношение к собственному Минобороны. В прошлом году оружейный гособоронзаказ, по словам Путина, был 500 млрд руб., в нынешнем — 750 млрд, или 28 млрд долл. — то есть существенно больше, чем экспортные поставки.

Экспорт оружия сам по себе практически нигде не приносит ни одной экономике нетто выгоды, а только помогает несколько компенсировать издержки оборонного бюджета за счет увеличения серий производства сложных изделий, что ведет к снижению стоимости каждой отдельной единицы. У России, как обычно, особая судьба — растущий гособоронзаказ и оружейный экспорт вместе разоряют страну и ее граждан.

Павел Фельгенгауэр

Оригинал материала: "Новая газета"