Благочестивый банкир

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пугачев был представлен Бородину в бане

1046338503-0.gif Борьба с засильем олигархов стала последовательной политикой новой власти. Однако народное мнение с этим покуда не смирилось. С его точки зрения подле престола попросту обязан быть некто, за кем стелется загадочно-пугающая слава серого кардинала, вершителя судеб, карьер и личных жизней. Прежде таким героем был Борис Березовский. Но свято место пусто не бывает: сейчас его занимает глава Межпромбанка Сергей Пугачев, прилежно перенявший некоторые повадки своего старшего коллеги и получивший за это прозвище НовоБАБ.

Благочестивый банкир

«Самый загадочный олигарх» — так Пугачева привыкли именовать в прессе. Он крайне скрытен, редко появляется в свете и вообще мало говорит. Именно потому образ банкира с символической для России фамилией обрастает мифами и легендами.

Другое определение, данное ему журналистами, — «самый православный олигарх». Что верно — то верно. На религию Сергей Викторович, как говорят, запал едва ли не со студенческой скамьи. Уже тогда в число близких друзей студента Пугачева входил Андрей Писарев, приходящийся, как говорят, дальним родственником Алексию II по линии матери Патриарха Елены Иосифовны Писаревой.

Вторым близким другом Пугачева был Николай Державин, ныне референт Патриарха, а в те далекие времена приближенный к митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Алексию, которому спустя годы выпало стать Патриархом.

Пугачев родился 4 февраля 1963 года вовсе не в славном городе Петербурге, как того можно было бы ожидать в контексте современной политической моды, а в простом русском городе Костроме.

Внешне банкир Пугачев строго блюдет церковные приличия: постится, наезжает на Валаам, регулярно исповедуется и даже ввел среди сотрудников вверенного ему Межпромбанка моду креститься перед едой и каждым совещанием. Окладистая борода и размеренная речь стилистически способствуют восприятию Пугачева как благочестивого олигарха, живущего по заповедям Господним.

Среди множества акцентов, старательно расставленных невидимой пиаровской рукой в биографии Сергея Викторовича, первым пунктом выделяется учеба в Ленинградском госуниверситете, том самом, который несколькими годами раньше закончил президент. Получив диплом, Пугачев оказался на работе в системе Промстройбанка СССР — подробных воспоминаний о его банкирствовании не найдено, но уже в начале 1990 года Пугачев вошел в правление только что учрежденного Северного торгового банка.

Один из многих

Именно в тот период, как рассказывают люди, числящиеся у Пугачева в друзьях и всячески поддерживающие его имидж «личного друга короля», якобы и началась дружба банкира Пугачева и политика Путина. Правда, другой источник, из числа бывших помощников Собчака, предполагает, что вряд ли вице-мэр, будучи тогда влиятельным в Петербурге чиновником, стал бы связываться с молодым банкиром — не по Сеньке, как говорится, шапка. Впрочем, тот же источник предположил, что вскоре Пугачеву удалось-таки найти подходящего сеньку: всем известно, что Сергей Викторович состоит в хороших отношениях с бессменным путинским «санчо пансой» — Игорем Сечиным.

Именно на базе московского филиала Северного торгового банка (СТБ) и был создан возглавляемый Пугачевым Международный промышленный банк. Судя по всему, в него перетекли наиболее ценные активы СТБ, поскольку после ухода Пугачева этот банк длительное время находился на грани разорения, а не так давно он наконец был признан банкротом.

Если бы еще пять-шесть лет назад кто-нибудь предположил, что Сергей Пугачев станет претендовать на звание олигарха, его подняли бы на смех. В середине 90-х Межпромбанк обладал примерно такой же известностью, как балерина кордебалета: пятая слева в заднем ряду. А что еще оставалось делать: олигархическая «поляна» к тому времени была строго поделена и тягаться кроткому и смиренному Сергею Викторовичу с общепризнанными акулами российского капитализма было не под силу. Ни хваткой Потанина, ни наглостью Смоленского, ни чутьем Ходорковского он не обладал.

Примечательно, что банковской политикой собственного детища Пугачев практически никогда не занимался. Ведущую роль в становлении и развитии бизнеса Межпромбанка на первом этапе сыграл близкий компаньон Пугачева, бывший глава московского филиала СТБ Сергей Веремеенко, обнаруживший, как писал один из московских журналов, «талант правильно общаться с правительственными чиновниками». Будучи уроженцем Башкирии, он успешно окучил местные верхи, и МПБ скоро стал одним из главных банков в Башкирии. Общеизвестно, что глава «Башкредитбанка» Азат Курманаев и Сергей Веремеенко всегда конкурировали за близость к руководителю республики. Историческая фраза, произнесенная президентом Муртазой Рахимовым, окончательно разъяснила ситуацию: «Азат мне, может, и племянник, но Сережа мне — как сын».

На подступах к мечте

Карьера Пугачева резко пошла вверх в середине 90-х годов, когда он познакомился с управделами президента Павлом Бородиным. Согласно общепринятой версии, в этом Пугачеву поспособствовали давние знакомые — церковные иерархи, и в частности Алексий II. В знак благодарности воздав Сергею Викторовичу должное за щедроты его.

Ведь ни для кого не секрет, что глава Межпромбанка при малейшем намеке церкви на необходимость помощи спешит тут же откликнуться. А центральный офис Межпромбанка на Большой Дмитровке уже давно превратился если не в филиал Патриархии, то как минимум в переговорную: по словам очевидцев, в иные дни в банк вереницами стягиваются автомобили с высокопоставленными церковными иерархами.

Между тем другой источник, близкий к Павлу Бородину, утверждает, что знакомство состоялось при более тривиальных обстоятельствах. Пугачев был представлен Бородину в бане на одной из государственных дач. Только, бога ради, не подумайте ничего плохого: раз в неделю там собиралась исключительно мужская компания, обсуждала государственные дела, парилась, играла в преферанс. Как утверждает источник, резались по-крупному. Ну, в этот слух мы верить отказываемся: как известно, Бородин всем играм предпочитает футбол, а в него много не выиграешь.

Как бы то ни было, вскоре Межпромбанк стал обслуживать весьма вкусные счета небезызвестной «Алросы», над которой Пал Палыч, будучи выходцем из Якутии, негласно шефствовал. Кроме того, неожиданно банк был включен в список структур, работающих с международными финансовыми организациями. Через его счета прошло немало денег, потраченных на реконструкцию Кремля.

Вполне вероятно,что именно тогда банкир Пугачев познакомился с чиновником из Управделами президента Владимиром Путиным. Будущий президент только что переехал в Москву после проигрыша Собчаком губернаторских выборов 1996 года. С подачи сослуживца по ГДР Сергея Чемезова (в то время также работавшего в Управлении делами президента) Путин быстро нашел свое место в команде Бородина. Тем более что формальный повод для тесного знакомства с Путиным Пугачеву дала работа — в компетенцию Путина входила находящаяся за рубежом российская собственность, а Межпромбанк также проводил операции с зарубежными активами.

У каждого человека есть голубая мечта. Голубая мечта Сергея Пугачева, вероятно, формулировалась просто: стать олигархом. И хотя все билеты на олигархические места были распроданы, Сергей Викторович не терял надежды, силясь всячески понравиться главным билетерам — президенту Ельцину и его семье.

Публичная известность Пугачева и Межпромбанка была связана именно с членами президентской семьи: достаточно просмотреть газеты двух-трехлетней давности. Сергей Викторович по-крупному оскандалился в связи с обвинениями женевской прокуратуры в адрес дочерей Ельцина’ — Елены и Татьяны. Им инкриминировалось получение взяток от строительной компании Mabetex. Во время обыска в кабинете главы Mabetex Беджета Пакколи обнаружились бумаги, свидетельствовавшие о том, что три карточки Eurocard были эмитированы Межпромбанком, в котором Наина Ельцина и ее дочери имели личные счета. Позднее Пакколи в одном из интервью подтвердил, что поддерживал деловые отношения с Пугачевым.

Затем Межпромбанк всплыл в связи с громким скандалом вокруг Bank of New York, но дело, как известно, закончилось ничем. А Пугачев на некоторое время ушел в тень.

И некому руку подать

Самый крупный пугачевский козырь — якобы тесная дружба с Путиным: в баньке парились, на татами кувыркались, жены по выходным вместе в музеи ходят. При всем при этом никто не может представить никаких документальных доказательств, подтверждающих близость Пугачева ко двору.

«Пугачев пытается подменить собой государство, настойчиво распространяя о себе мифы: и бизнес у него, и силовики в руках, и сам президент на дачу приглашает, — не без ехидства говорит один из сотрудников Российского союза промышленников и предпринимателей. — Знаете, как его президент приглашает? Приезжает, например, Пугачев с утра пораньше в субботу к президентской резиденции, пристраивает машину у ворот и ждет. Час ждет, другой. Президенту докладывают: «Пугачев приехал». — «А, Пугачев, ну ладно». Проходит еще минут сорок, Пугачев стоит. Наконец Путин не выдерживает — воспитанный все же человек. «Ну ладно,запускайте». Пугачев заходит, здрасьте-здрасьте, что-то пролепечет «про погоду — про природу» и уезжает. Прошло три минуты. Разговоров на три года».

По всей видимости, из той же оперы слова о причастности Пугачева к неназначению Дмитрия Козака на должность генпрокурора пару лет назад, Именно г-ну Пугачеву приписывают роль злого гения в несложившейся генпрокурорской судьбе г-на Козака и, напротив,

— доброго дяди в судьбе Владимира Устинова. Тут же поползли слухи (возможно, распространяемые не без участия самого Сергея Викторовича) о его небывалом влиянии в Генпрокуратуре.

«Ведь это, как в сексе,— продолжает собеседник из РСПП. — Такие вещи происходят в темноте и наедине, так что приписать себе геройства можно сколько угодно, и никто не сможет проверить».

Кстати, о РСПП. В ноябре 2000 года РСПП включил Пугачева в свои ряды. Руководство союза, как рассказывают, сделало это, что называется, скрепя сердце. Олигархи, как известно, Сергея Викторовича недолюбливают. Причину нелюбви один из постоянных участников встреч Путина с бизнесменами прокомментировал так: «Кто такой Пугачев? Банкир. Но, кроме банка, у него нет ничего, никаких промышленных активов. Банк — это хорошо, но банк есть у всех. Теперь он позиционирует себя как политик, сенатор. Тогда, извините, зачем идти к президенту наравне с предпринимателями? Сначала надо решить проблемы с самоидентификацией. Либо ты политик, либо банкир».

По словам очевидцев, присутствовавших на последней встрече промышленников с президентом (а это случилось пару месяцев назад), никто из олигархов с Пугачевым не поздоровался. Руку ему протянули лишь трое. Президент — потому что протокол обязывает. Премьер — по той же причине. И Владимир Потанин — потому что рядом сидел.

Вероломный друг

Впрочем, с недавних пор Сергей Викторович с нескрываемым удовольствием носит почетный титул сенатора, и это по-человечески очень понятно. Обрести влияние — в политике или в экономике — Пугачев стремился давно, но, как правило, судьба ему не благоприятствовала. В 1995 году он пытался баллотироваться в Госдуму по общефедеральному списку избирательного объединения «Партия российского единства и согласия», но она не преодолела пятипроцентного барьера.

Следующей попыткой стали президентские выборы в Якутии. Пугачев поставил на нынешнего зам. генпрокурора Колмогорова, и никто уже не сомневался, что в случае победы счета компании «Алмазы России-Саха» на сумму 1,5 млрд. долларов годового оборота окажутся в Межпромбанке. Но интересы Пугачева и его «друга» Путина в этом вопросе не совпали — Кремль предпочел на посту якутского президента видеть главу «Алросы» Вячеслава Штырова.

Якутская выборная кампания надолго запомнилась некоторым столичным журналистам — тем, кто взялся пиарить пугачевского выдвиженца в Якутии. Почти все они, просидев безвылазно в Якутии кто два, а кто и три месяца, взамен получили лишь большое спасибо. Правда, через некоторое время какие-то деньги им все же заплатили, но в разы меньше суммы, оговоренной заранее.

Политические амбиции Сергея Пугачева, надо полагать, реализовались, когда банкир стал сенатором от Тувы. Его избрание в Совет Федерации произошло быстро и без особого шума.

В Совфеде Сергей Викторович — единственный сенатор, который (на момент начала своей сенаторской деятельности) постоянно ходил в сопровождении охраны. Несмотря на это, он прослыл там необычайно общительным и любознательным человеком. Советник одного из сенаторов рассказал: «Если, проходя коридором, Пугачев увидел сенатора, с которым его не познакомили, он, сложа руки за спину, чинно, в стиле лучших сатирических персонажей, описанных классиками, подходит и важно говорит: «Здравствуйте, мы пока не знакомы, разрешите вам представиться. Пугачев». Со стороны смотрится очень забавно».

Однако останавливаться на достигнутом Сергей Викторович не собирается. Последним его опытом стала попытка прибрать к рукам государственную российско-белорусскую компанию «Славнефть». Циркулировавшие до последнего времени разговоры о том, что после скандала со «швейцарской стройкой» («Мабетексом») Сергей Викторович отстранился от Павла Бородина

— враки. На самом деле близкие отношения между ними лишь «ушли в тень»

Межпромбанк остается одним из банков, обслуживающих финансовые операции аппарата Российско-Белорусского союза. Более того, президент Беларуси Александр Лукашенко в интервью о ситуации вокруг «Славнефти» признался, что идею выдвинуть на пост главы компании второе лицо «Славнефти», вице-президента Анатолия Барановского, ему предложил именно секретарь Российско-Белорусского союза Павел Бородин.

История со скандалом в «Славнефти» раскручивалась по спирали. Началось с того, что президент «Славнефти» Михаил Гуцериев начал поддерживать деньгами «Славнефти» на президентских выборах в Ингушетии своего брата Хамзата Гуцериева, чем вызвал острое недовольство’ Кремля, у которого насчет ингушских выборов были свои планы. Кресло под Михаилом Гуцериевым зашаталось. Попавшийся на удочку всемогущества благочестивого Пугачева, Гуцериев бросился к нему за помощью, пообещав в случае сохранения за собой поста взять на ведущие должности в компанию людей из Межпромбанка.

Сергею Пугачеву идея понравилась. Ведь, памятуя о снисходительных взглядах олигархов, никак не желавших признавать его своим, он стремится создать собственную империю и нарастить промышленные активы. Как настоящий олигарх.

Начало тому было положено покупкой малоизвестного и маловещающего телеканала «Московия» сего квасной ориентацией и умильно-агрессивными интонациями. И «Славнефть» в этой ситуации представлялась очень лакомым куском. В конце марта в «Славнефть» на должность первого вице-президента по коммерческой деятельности перешел первый’заместитель управляющего Межпромбанка Александр Гнусарев. Следом за ним подтянулось еще несколько межпромовцев.

Тем не менее после того, как Хамзата Гуцериева сняли с выборов, его младший брат был вынужден оставить занимаемый пост. Держатель контрольного пакета акций «Славнефти» — российское правительство в лице Минимущества — созвал экстренное собрание акционеров и предложил избрать главой компании вице-президента «Славнефти» Юрия Суханова, который два года назад пришел сюда из «Сибнефти». Пугачева, понятное дело, такой поворот событий не устроил. В «Славнефти» появился альтернативный кандидат в президенты — Анатолий Барановский, официально выдвиженец минимущества Белоруссии, держателя 10,8 процента акций компании, неофициально — протеже Сергея Пугачева.

И развернулась пиаровская, а порой и настоящая война. По слухам, в «Славнефти» просто шалели от смелых эскапад Сергея Викторовича, грозившего через своих делегатов: дескать, завтра уже вашего Касьянова снимут, так что особо не радуйтесь. Действительно, внезапно в отношении Юрия Суханова возбудили уголовное дело, а непонятный уфимский житель, якобы владелец какого-то гиперкрошечного пакета акций, обратился в суд с требованием отменить результаты собрания акционеров, поскольку его вовремя не известили о собрании… Но конечный результат известен всем. Касьянова, вопреки кассандровским предсказаниям Пугачева, не сняли, а Суханов занял свой пост в «Славнефти». «Друг» Путин опять отказался подставить свое мужественное плечо Пугачеву. Очень напоминает финал андерсеновской сказки про голого короля.

Остановится ли отважный банкир на этом? Скорее всего нет. Одним из самых громких его пиар-проектов была попытка задушить одно оппозиционное издание, которое опубликовало о нем некомплиментарную статью. Пугачев немедленно возбудил дело, доказывая, что из-за этой статьи, подпортившей его имидж, он лишился пятнадцатимиллионного кредита. Вскоре выяснилось, однако, что кредита он не дал… себе сам — через собственную дочернюю фирму. То есть банкир просто хотел сделать Кремлю подарок, разорив оппозиционное издание. Подарок, возможно, был бы куда как кстати, но — не вышло. Ну нет человеку удачи.

Может, это и есть самый серьезный аргумент в пользу Владимира Путина, которому без надобности лояльные карманные кошельки, хотя бы и с самой православной символикой?

«Собеседник» origindate::19.09.2002

Инна Лукьянова