Блатные номера генпрокурорского сына

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Криминальные связи сына Юрия Чайки

© "Коммерсант"  origindate::26.11.1999

Блатные номера генпрокурорского сына

Спецталоном Юрия Чайки пользовались преступники

Екатерина Заподинская

Converted 10264.jpgДело о задержании весной этого года двух ингушских вымогателей на автомобиле сына тогдашнего замгенпрокурора, а ныне министра юстиции Юрия Чайки приобрело скандальный оборот. Одинцовский горпрокурор Виктор Артемов обвинил местный суд в уклонении от рассмотрения этого дела. Мособлсуд согласился с прокурором и удовлетворил его протест. Теперь судьям придется разбираться в том, почему Юрий Чайка оформил на личную машину сына спецталон без права проверки, которым пользовались преступники.

В марте нынешнего года сотрудники подмосковного РУБОПа задержали 32-летних ингушей Сызыра Чумакова и Ибрагима Евлоева по подозрению в вымогательстве $60 тыс. у одинцовской фирмы "Формпост". По словам сотрудников этой фирмы, вымогать деньги за "крышу" Чумаков и Евлоев приезжали на автомобиле "Донинвест-Кондор" с номером о682оо (подобные номера обычно выдаются высокопоставленным лицам и в просторечии именуются блатными). У задержанных нашли спецталон без права проверки автомобиля, разрешение на парковку у здания Госдумы, а также "джентльменский набор" бандитов: револьвер, гранату РГД-5 с запалом и героин.

Расследование дела поручили следственному подразделению ГУВД Подмосковья по борьбе с оргпреступностью. Следователи так и не решились допросить самого Юрия Чайку, вызвав в качестве свидетеля лишь его сына Артема, работающего адвокатом. Он рассказал, что дал машину Евлоеву лишь для того, чтобы он съездил за малолетним сыном. Однако следователи в эту версию не поверили, так как при задержании Евлоев предъявил доверенность от Артема Чайки на право управления автомобилем сроком на год. По оперативной информации, Евлоев и Чумаков были друзьями и охранниками Чайки-младшего еще с тех времен, когда он с отцом жил в Иркутске (Юрий Чайка несколько лет возглавлял Иркутскую облпрокуратуру). При этом Артем не мог не знать о криминальных делах своих друзей.

По мнению оперативников, Чайка-старший не вправе был делать спецталон на частную машину, которая принадлежит его сыну. Фактически имел место подлог, так как Чайка делал спецталон на себя, а пользовались им совсем другие люди. Однако следствие просто побоялось глубоко разобраться в этом вопросе. Обвинительное заключение по делу Чумакова и Евлоева замоблпрокурора Эдуард Денисов решился утвердить лишь на следующий день после того, как Юрий Чайка ушел из прокуратуры на пенсию. Через несколько недель пенсионер Чайка стал министром юстиции, но прокуратура уже не могла дать делу задний ход -- оно ушло в суд.

В Одинцовском горсуде, зависимом от Минюста, с этим делом начали твориться странные вещи. Его долгое время не назначали к слушанию, а затем неожиданно отправили на доследование под предлогом того, что следствие не предоставило обвиняемым переводчика. Суд обязал областное ГУВД подобрать им переводчика и провести следствие заново. Между тем в ходе расследования дела Евлоеву и Чумакову несколько раз предлагался переводчик, но они письменно отказывались, демонстрируя, что хорошо владеют русским языком (большую часть жизни они прожили в Центральной России).

Определение суда о направлении дела на доследование было выгодно обвиняемым: у них появились реальные шансы выйти на свободу и скрыться. Однако это определение опротестовал одинцовский горпрокурор Виктор Артемов, признавший, что суд под формальным предлогом уклоняется от рассмотрения дела. Кассационная коллегия Мособлсуда удовлетворила протест и обязала Одинцовский суд в ближайшее время начать процесс.

Примечательно, что Юрий Чайка, комментируя это скандальное дело, заявил, что обвиняемый в вымогательстве и хранении оружия Евлоев -- знакомый его сына, с которым тот вместе работает. Следователям как-то не хочется верить, что сын министра юстиции -- коллега ингушского бандита. Тем не менее один из следователей, имеющих отношение к этому делу, попросил вчера корреспондента Ъ не писать о Чайке в данном контексте: "Убьют нас с тобой обоих".