Бледный дом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бледный дом Кабинет Фрадкова боится действовать даже по указке сверху

" В нашей стране что ни правительство, то очередная беда. Вот сидел в Белом доме политический тяжеловес Виктор Черномырдин. Долго сидел и строил пирамиду ГКО. На смену пришел Кириенко и камня на камне от нее не оставил. Получился дефолт. С правительством Примакова России повезло. Евгений Максимович, как бывший разведчик, так увлекся поимкой шпионов и террористов, что напрочь забыл об экономике. А та и рада — давай развиваться. И без вмешательства государства встала на ноги. Спустя два премьера Россию ждал очередной подарок — Михаил Касьянов. Под его чутким руководством чиновники бодро написали концепции основных реформ и не мешали экономике развиваться. Теперь в Белом доме новый хозяин. Который, как Виктор Степанович, остер на язык и строит пирамиду — только административную. Как Кириенко, работает на грани дефолта. И, как Примаков, забыл об экономике. Как любят у нас говорить, прошедший год стал по-своему переломным: начался 2004-й под флагом Касьянова, завершается с Фрадковым. Можно долго спорить о роли личности в истории и персональных качествах каждого из этих властных мужей. Но факты все же красноречивее любых теорий. За что сняли правительство Касьянова? 1. Первый и самый основной “косяк” — тянул с административной реформой. Под маркой ее разработки, по сути, максимально тормозил начало “перестройки”. 2. Аппарат правительства подменял собой министерства и ведомства. В результате превратился в сильную структуру, которая по собственному усмотрению правила значимые документы и даже выстраивала политику кабинета. 3. Буксовали экономические преобразования. • Так и не произошло серьезных налоговых послаблений. Хотя очень обещали. • Не было особого рвения к удвоению ВВП. • Не реформировались естественные монополии. В то время как планы были озвучены еще в 2000 году — в президентской предвыборной программе. • Инвестиционный климат так и не стал благоприятным. Частные инвесторы не спешили вкладываться в развитие российской экономики. Прошло 9 месяцев. И теперь совершенно ясно, что ни одна из этих официальных причин не имеет ничего общего с действительностью. Сняли Михаила Михайловича по глубоко политическим мотивам. Преобразования худо-бедно, но все же шли. Экономика росла. И, как у нас водится, народ обвиняет в неудачах или хвалит за достижения не президента лично, а правительство в целом. Поэтому Касьянов из технического премьера (каким он, собственно, никогда и не был) постепенно превратился в самостоятельную политическую фигуру, представляющую определенную угрозу действующей власти. Более того, если бы он реализовал все то, что ему в итоге ставили в вину, его популярность в народе выросла бы в разы. Но и без того рейтинг премьера медленно, но верно полз вверх. К тому же и сам Касьянов прилагал к этому руку, пиарясь на каждом мероприятии, причем весьма тонко и грамотно. Что тоже раздражало. А выборы были совсем близко. Что родилось у правительства Фрадкова? 1. Реализовал административную реформу. Но не по той схеме, которая виделась Касьянову, а по той, которую “нарисовал” Кремль. По идее, новая структура должна была стать более жизнестойкой и работоспособной, но вместо этого во власти наступил административный паралич. Министерства, агентства, службы — каждый отвечает за свой участок. И одновременно — ни за что. А премьер заранее обезопасил себя от возможных претензий и “перевел стрелки” на министров. Получается, на вершину властной пирамиды попал человек, который даже не “догоняет” ее сути. И работает по принципу “как бы чего не вышло”. Стоит ли удивляться, почему властный механизм при таком рулевом не работает? Чем же правительство занимается? Главы ведомств все эти 9 месяцев делили сферы влияния. А первое время — просто выбивали зарплату для своих сотрудников. О такой мелочи в пору административной реформы почему-то забыли. В результате рядовые чиновники работали на государство в условиях худших, чем при рабовладельческом строе — рабов, как известно, регулярно кормили, а здесь не давали ни денег, ни продуктов. Правда, что интересно, не только с голоду никто не умер, но и с работы не ушел. И о голодных обмороках, как у ленинского наркома Цюрупы, тоже слышно не было. Кроме того, по ходу реформы возникали новые министерства, в схеме ранее не предусмотренные. Леонид Рейман отвоевал себе связь, Яковлева “нейтрализовали” Министерством по делам СНГ. Друг президента Стржалковский добился-таки, чтобы туризм был выведен в отдельное ведомство. В общем, не исключено, что в дальнейшем у нас появятся и другие властные структуры. 2. Аппарат правительства стал чисто технической структурой. Потеряв авторитет, правительственные “аппаратчики” уже не находят сил воевать с министерствами и ведомствами. И тем более — переписывать выходящие из-под их пера документы. В итоге вопросы к заседаниям правительства готовятся слабо, а нередко и просто снимаются с повестки. Причина — плохо проработаны документы. Либо получается история, как с министром культуры Александром Соколовым. Его доклад на заседании кабинета перерос во всеобщее веселье министров, а потом и всей страны. В чем заключались предложения министра в области массовых коммуникаций, так никому понять и не удалось. Более того, документы теперь лежат в правительстве месяцами. И, как говорят предприниматели, если раньше вопрос можно было решить в среднем за месяц, то теперь ждут в очереди по полгода. 3. Что говорить об экономических преобразованиях, когда в период правления Фрадкова промышленность показала невиданный... застой. Нулевого роста за последние года четыре в России не наблюдалось. • Налоговые изменения, конечно, имели место. Только вот были они весьма сомнительными. Вместо послабления налогового бремени предприниматели почувствовали всю его тяжесть. Хомут ослабили только для крупняка, а средним и мелким предпринимателям легче не стало. К тому же мы наблюдаем небывалую активность налоговых органов. Которые не на шутку увлеклись “доначислением” налогов за предыдущие годы. В результате ощущение налогового прессинга со стороны властей возросло многократно. • На момент позднего Касьянова скептики говорили, что, дескать, могут не до конца удвоить ВВП. Теперь уже официальные лица правительства Фрадкова заявляют “под запись”, что никакого удвоения к 2010 году не будет. Дай бог, чтобы к 2015 г. И то не факт. Потому что расти экономика реально перестала уже с октября. Интересно, что при этом вопрос удвоения ВВП сам Фрадков считает простым. “Наверное, мы не до конца реализовали наш интеллектуальный ресурс”, — размышляет премьер. • Естественные монополии, как видно, реформировать не получится. Если в энергетике и железнодорожном транспорте удалось хоть как-то продвинуться по этому пути (правда, непонятно, чья в этом заслуга: правительства или Кремля), то в газовой сфере, наоборот, наблюдается движение в сторону расширения монополии. Как недавно заметил министр экономического развития и торговли Герман Греф, скоро в нашей стране будет один большой “Газпром”. Если уж это признают высокие чиновники, то, выходит, скоро власть перейдет к реформированию государства в пользу одной неестественной монополии. • Вместо роста инвестиций наблюдается увеличение оттока капиталов. Бегство денег из России достигло показателей 1996 года, что отнюдь не говорит о создании благоприятного инвестиционного климата в стране. Вместо приговора На одной из последних встреч с кабинетом Владимир Путин сказал весьма емкую фразу: “Очень рассчитываю, что правительство не разрушит ничего, что было создано в качестве каркаса экономики за последние годы”. Правительство старается изо всех сил. Только почему-то в результате административной реформы из органов власти “вымыли” практически все “мозги”. Как на самом высоком уровне (за исключением “последних героев” — Грефа, Кудрина и их “усохшей” команды), так и на тех, что пониже. Ну не идут люди работать в совершенно недееспособное и безвольное правительство. В котором даже идеи-то никакой нет. Многие крепкие чиновники из того же касьяновского кабинета оставили госслужбу. И очень неплохо себя чувствуют. А на их место пришли часто случайные люди, которые не разбираются в “особенностях национальной экономики”, зато крепко держат нос по политическому ветру. Где главный мотив — не высовываться. Прежняя система власти работала плохо, но все-таки работала. Нынешняя не пытается делать и этого. Не исключено, что сейчас совсем не то время, чтобы создавать для бизнеса и населения благоприятную административную среду. Любые преобразования здесь бессмысленны, когда правоохранительная ветвь — жестокая и безапелляционная. К тому же инициатива у нас наказуема: тот, кто создаст работающую систему, наберет политические очки. А техническому премьеру они ни к чему... Справка “МК” По данным ВЦИОМ, рейтинг В.В.Путина в конце 2004 года по сравнению с декабрем 2003-го упал на 9%. Сейчас его работу на посту главы государства одобряют около 71% россиян. Серьезнее упал рейтинг правительства. По итогам года работу кабинета министров не одобряют 52% россиян. В то время как в декабре прошлого эта цифра составляла 41%. Перспективы Следуя логике экономических преобразований, которые так и не произошли, Фрадков играет идеальную роль технического премьера. Впрочем, он этого и не скрывает. Некоторые эксперты сходятся во мнении, что Касьянов мог бы выправить ситуацию. По крайней мере, как профессиональный экономист он точно знал, что нужно делать и как. Не сделал, вероятно, из-за боязни дальнейшего увеличения собственного рейтинга. Чего не скажешь о Фрадкове. Он, пожалуй, единственный российский премьер, чей публичный рейтинг не только не растет, но и уменьшается чем дальше, тем больше. Есть в этой ситуации и еще один отрицательный момент. Поскольку часть министров работает по такому же принципу, что и премьер, общий рейтинг правительства тоже будет неуклонно падать. И совсем скоро его падение серьезно отразится на рейтинге президента. Понятное дело, не в лучшую сторону. Поэтому задача ближайших месяцев — проведение тонкой надстройки кабинета. Один из сценариев (самый вероятный) — это сохранение Фрадкова и замена некоторых министров. Иначе, сняв так быстро нынешнего премьера, Кремль распишется в собственной недальновидности. А именно в том, что назначение Михаила Ефимовича было ошибкой. Исходя из этого некоторые аналитики предрекают начало очередного президентского зачета. Что ждет основных министров в новом году? Голова Александра Соколова может слететь первой. Заседание правительства, на котором он был основным докладчиком, показало это лучше всяких слов. Даже представитель партии власти Сергей Шойгу обвинил министра в крайнем непрофессионализме. Так что понадобится жертва — ею станет министр культуры. Его отчислят первым. И Соколов по совету главного спасателя страны пойдет работать в какую-нибудь филармонию. В опасности и Герман Греф. Именно поэтому обычно лояльный министр последнее время довольно остро высказывается по основным моментам экономической политики государства. Причем в данном случае ему придется отдуваться за то, что наворотили другие. Так, отвечает за инвестиционный климат в стране Минэкономразвития. А создают его Генпрокуратура, суды и силовики. Собственно, благодаря их действиям зарубежные предприниматели выжидают и не спешат вкладывать деньги в Россию, а свои — вывозят за кордон. Между тем, если понадобится, оценку за действия силовиков будут ставить Грефу. И он этот зачет явно не выдержит. Алексея Кудрина, судя по всему, ждет участь Грефа. Впрочем, в отличие от коллеги и друга у министра финансов есть в кармане козырь — отвоеванный и созданный им стабилизационный фонд. Если что, он сможет выставить себя как борец с инфляцией. Если бы не отстойник нефтедолларов, она у нас была бы не 11—12, а намного выше — 15—17 процентов. В общем, министр финансов имеет шанс получить небольшую “отсрочку”. Дамоклов меч висит и над Виктором Христенко. Все активнее появляются сомнения на предмет того, насколько он способен тянуть такое огромное министерство. Между прочим, у него уже остались только промышленность и энергетика. Строительство и ЖКХ передали экс-губернатору Санкт-Петербурга Владимиру Яковлеву — в Министерство регионального развития. И, судя по всему, это только начало. Не исключено, что министерство Христенко будут и дальше “разгружать” и в итоге “распилят” на части. Игорю Левитину, судя по всему, пока ничего не грозит. Министр транспорта устраивает всех, поскольку полностью самоустранился от всевозможных дрязг. Тихо делает свое дело. Да и связь Рейману отдал без сопротивления. О том, что забытые всеми министры могут жить долго, свидетельствует опыт бывшего руководителя Минимущества Фарита Газизуллина. Он прославился тем, что почти никогда и нигде не светился, срочно заболевал накануне большинства важных событий и мероприятий со своим участием. И отсидел в своем кресле больше пяти лет. Правда, и исчезнуть такие министры-невидимки могут крайне быстро и без всякого шума. Владимиру Яковлеву пока бояться нечего. Его судьба не зависит от результатов работы и расклада в правительстве. Он, пожалуй, единственный министр, который является абсолютным заложником мыслей и планов президента. Главная месть Владимира Путина с питерских времен — решать судьбу Яковлева когда и как будет угодно. В общем, этот министр может вовсе не являться на переэкзаменовку. Скорее всего, удержится на месте Михаил Зурабов. Вряд ли найдется самоубийца, желающий занять его место министра здравоохранения и соцразвития. Там каждая статья — расстрельная. И только для Зурабова они представляют конкретный интерес. А работать, да еще с огоньком, в правительстве Фрадкова мало кому удается. И уж если кому-то в правительстве светит счастливая звезда, так это Леониду Рейману и Юрию Трутневу. Иначе министр связи никогда бы не вернул свое ведомство. А министр природных ресурсов — не наводил бы страх на олигархов. Первый — маститый аппаратчик и друг семьи, второй — президентский любимчик."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации