Блеск и нищета нанотехнологий

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Блеск и нищета нанотехнологий Что думают сами ученые о развитии нанотехнологий? Что это – благо, блеф или грядущая катастрофа? Глава «Роснанотеха» Леонид Меламеда прокручивает миллиарды, выделенные на исследования фундаментальных проблем нанотехнологий? Декан Факультета наук о материалах МГУ, академик Юрий Дмитриевич Третьяков дал небольшое интервью о будущем нанотехнологий и об их сегодняшнем дне.

" Выступление Юрия Третьякова прошло в московском Центральном Доме ученых РАН Нанотехнологии в будущей повседневной жизни «Все эти три взаимоисключающие оценки вынес в название своего доклада академик Юрий Дмитриевич Третьяков, выступая не так давно в Центральном Доме ученых. Сделал он это, по его словам, совершенно сознательно, ведь именно в таких красках говорят сегодня о нанотехнологиях: одни - с восхищением и надеждой, другие – с возмущением и насмешкой, третьи – с опаской и тревогой. Первые реально видят перспективы исследований, способных помочь человеку. Вторые полагают, что за наукообразной риторикой стоит лишь стремление получить дополнительный доступ к бюджетным деньгам. Есть и такая точка зрения, которая связывает со словом «нано» страшную угрозу всему человечеству. Кто же прав в этом споре, и правомерен ли тут вообще какой-то однозначный ответ? Полностью материалы доклада вы можете найти здесь, а мы приводим самые интересные выдержки из интервью, данного Юрием Дмитриевичем прессе. Вопросы, связанные с развитием нанотехнологий, особенно важны для обсуждения, потому что о них сегодня очень много говорят. Слова с частицей «нано», пожалуй, не имеют равных по популярности в наши дни. А вот понимание, о чем идет речь, существует далеко не всегда. Отсюда, кстати, многочисленные спекуляции, когда нанотехнологиями пытаются называть все подряд, или предлагают страшилки в качестве сценариев будущего, то есть рассказывают, каким оно будет ужасным как раз благодаря нанотехнологиям. «ПМ» - Для начала надо договориться о предмете разговора: что такое нанотехнологии? Юрий Третьяков: - Вот одна из наиболее точных характеристик, на мой взгляд: нанотехнологии – это процессы создания коммерческих продуктов, ценность которых определяется наноуровнем их структуры (от 1 до 100 нанометров). При этом надо отдавать себе отчет, что такой уровень существовал всегда – и сто, и тысячи лет назад. Другое дело, что у человечества не было возможности контролировать вещество в пределах столь малых величин и управлять ими. Это сегодня в распоряжении ученых появились атомные силовые микроскопы, высокоразрешающие электронные микроскопы последнего поколения, так называемые «чистые комнаты» и т. д., позволившие сделать резкий рывок в исследованиях. На этой основе стало возможным создание новых технологий, которые все активнее будут находить применение для развития медицины, энергетики, транспорта, решения вопросов безопасности, экологии, информации и других сфер нашей жизни. «Нанотехнологии - это ворота, открывающиеся в совершенно иной мир» – так оценила результаты современных исследований американская исследовательница Рита Колвелл (Rita Colwell – ПМ). С этими словами нельзя не согласиться: нанотехнологии действительно обеспечивают иное качество жизни! Но тут есть такой аспект: иное качество может нести с собой не только положительное следствие, оно может оказаться и опасным. Возьмем, например, использование наноструктур в медицине. Это очень перспективное направление, позволяющее получить совершенно новые подходы к лечению самых сложных, самых безнадежных заболеваний. Уже есть очень интересные предложения по локальному воздействию на пораженные раковые клетки, когда с помощью магнитной наночастицы, используя магнитное поле, можно доставить нужный препарат к заданной точке, не задевая и не повреждая здоровые ткани. Разве это не внушает надежды? Вместе с тем, идея требует самой внимательной проработки, ведь в нанотехнологиях мы имеем дело с высокодисперсным материалом. А даже из опыта повседневной химии хорошо известно, что такой материал может быть опасен (Мы рассказывали об этой стороне нанотехнологий в заметке «Нанояды» – ПМ.). Скажем, существует термин «цинковая лихорадка» – так называют заболевание, встречающееся среди работников типографий. С негативным воздействием высокодисперсных материалов люди сталкивались задолго до того, как впервые услышали про нанотехнологии. - Выходит, наномедицина может не только лечить, но и калечить? - Конечно! Но то же самое можно сказать о любом медицинском вмешательстве, если оно будет недостаточно квалифицированным. Другой вопрос, что, имея дело с наноструктурами, мы вступаем в зону качественно иных рисков, а потому здесь особое значение приобретают вопросы грамотной сертификации. Ей надо уделять самое серьезное внимание, предлагая новый продукт и новые технологии. А это все требует, в частности, грамотного отношения со стороны общества, которое должно понимать: мало получить самую многообещающую технологию, важно внимательно просчитать все риски и все последствия… - Но риски ожидаются не только в медицине? - То же самое можно сказать и о любых других сферах использования нанотехнологий, где требуется грамотный, профессиональный подход. Для решения такой задачи необходимо развивать исследования, нужны хорошо подготовленные, высококлассные, квалифицированные специалисты. Для этого, в частности, по всей стране будут создаваться специальные научно-образовательные центры, и первый такой центр уже формируется в МГУ. - Когда говорят об опасностях нанотехнологий, речь идет о процессах, которые будут выходить из-под контроля человека. Ваше отношение к этому? - Конечно, можно сказать, что все это из области научной фантастики, но ведь мы с вами знаем: многое из того, что когда-то казалось невозможным, сегодня становится реальностью. Футуристические прогнозы, которые обещают серьезные проблемы, создаваемые нанотехнологиями, требуют осмысления – но только на строгой научной основе. Кстати, мы провели опрос, чтобы проверить, как воспринимаются различные прогнозы, связанные с нанотехнологиями. Результаты очень интересные! Скажем, вопрос, будем ли мы все в будущем киборгами, то есть с глазами из искусственных хрусталиков, костями из гидроксилапатита и нитинола, суставами из диоксида циркония, кожей из биополимеров, волосами из нановискеров? Так вот, большинство (240 человек) ответило на этот вопрос положительно, 70 сказали, что хотели бы умереть такими, какими мама родила, 55 отнеслись с недоверием («Все это бред»), а 81 – со скепсисом («Не хватит денег на запчасти»). Большинство опрошенных уверено, что нанотехнологии помогут создать новое поколение лекарств, способных победить неизлечимые сегодня болезни: 226 человек ответили на это «да», 190 – «возможно», и лишь 11 – «нет». Интересна реакция на вопрос, станут ли нанотехнологии причиной новых болезней, от которых не спасут даже новые «нанолекарства»: утвердительно ответили 56 и допускают такую возможность 230 человек, а 92 заявили, что «водка, сигареты и наркотики гораздо опаснее». Принявшие участие в опросах уверены, что на основе нанотехнологий будут созданы новые образцы вооружений, которые существенно улучшат обороноспособность страны. Подавляющее большинство (297 «да» и 78 «возможно » против 15 «нет») уверено: благодаря развитию нанотехнологий произойдет революция в компьютерных технологиях. А вот в сценарий «терминатора» мало кто верит: на этот вопрос мы получили 20 «да», 159 «нет», 111 человек поддержали мнение, что «человечество помрет когда-нибудь само». Такие ответы не могут не радовать, равно как и то, что основная часть тех, кого заинтересовали наши анкеты, это абитуриенты, студенты, аспиранты – то есть молодежь, на плечи которой ляжет основная часть проблем, связанных с развитием нанотехнологий. - Что она получает в наследство, если не считать пионерские работы предыдущих поколений? - Пока мы серьезно отстаем в области нанотехнологий. По данным 2003-2004 гг., 45% всех зарегистрированных патентов приходится на США и Канаду, 39% – на развитые европейские государства, 13% – на Азию, и всего 3% - на «прочие страны», включая нашу . Есть, конечно, надежда на то, что специальная правительственная программа, которая у нас сформирована, обеспечит определенный прорыв. Важно, как будет осуществляться эта программа. Категорически не могу согласиться с мнением, высказанным академиком Владимиром Накоряковым. Он считает, что в стране «кинули гигантские средства на исследования фундаментальных проблем нанотехнологий », тогда как «надо было начинать с создания производств на основе покупки лицензий ». Столь же странно для меня прозвучали слова главы «Роснанотеха» Леонида Меламеда о том, что «уже в нынешнем году корпорация надеется получить 5 миллиардов рублей прибыли; правда, пока не от нанотехнологий, а от размещения на финансовых рынках временно свободных средств». Речь, по-видимому, идет о тех самых средствах, которые «кинули на исследования»… Фундаментальные исследования требуют немалых затрат, достаточно сказать, что один лишь высокоразрешающий электронный микроскоп последнего поколения стоит около 8 млн. долларов. У нас такого вообще пока нет. Значит, надо продолжать диалог с обществом, чтобы объяснять, почему и как надо развивать нанотехнологии. Интерес к такому диалогу есть.» «Нанометр» "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации