Блокада совести

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Парк Победы, в котором покоится пепел миллиона блокадников, приватизируют

1233323575-0.jpg В Санкт-Петербурге продолжаются торжественные мероприятия, связанные с празднованием 65-летия со дня полного снятия блокады с Ленинграда. Но на фоне торжеств и пафосного возложения венков от глав государств и властей города-героя, происходит нечто странное. Уже подписан указ о приватизации питерского Парка Победы, в земле и прудах которого захоронен прах почти миллиона жертв блокады.

В четверг, 29 января, состоялась церемония передачи капсулы с землей из Московского Парка Победы Санкт-Петербурга в Центральный музей Великой Отечественной войны, находящийся в Парке Победы Москвы.

Напомним, за те 900 чудовищных дней и ночей блокады от голода и холода умерло около миллиона человек.

Долгое время скрывалось, что во время войны там находился завод-крематорий. Он работал 1042 дня, из них примерно 760 дней блокады. За это время только по предварительным подсчетам в печах кремировано более 600 тысяч жителей и воинов осажденного города.

Страшную цифру назвала директор завода-крематория Татьяна Иванова — сожженных «без малого миллион».

По свидетельству работницы завода Татьяны Дубининой: «Вагонетки с пеплом вывозили по узкоколейке и сбрасывали его вдоль пруда. Колею наращивали по мере наполнения берега пруда пеплом».

Ассоциация историков блокады называет число погибших за Ленинград — более 1,5 миллиона жителей города. Примерно половина из них сожжены в печах кирпичного завода-крематория.

Последние 15 лет, с тех пор как земля парка стала предметом купли-продажи, общественность города пытается уберечь эту землю от посягательств сектантов, коммерсантов и нечистоплотных чиновников. Здесь пытались построить свой центр «Свидетели Иеговы», открыть казино, создать частную автостоянку, построить крытый рынок.

Действия по приватизации парка происходят несмотря на то, что Московский парк Победы Санкт-Петербурга Указом Президента РФ от origindate::20.02.1996г. стал памятником культуры Федерального значения, а Минкультуры РФ, утвердило территорию бывшего завода-крематория и двух прудов, в которые сбрасывался пепел кремированных жертв блокады, как Мемориальную зону.

По Женевской конвенции 1949 года, подписанной и Россией, «места кремации и складирования трупов людей, погибших в военных конфликтах, приравниваются к условным военным захоронениям и являются особо охраняемыми территориями».

По утверждению священника и философа Павла Флоренского: «Продажа праха Страдальцев есть величайшее святотатство, что есть проклятие всему городу (впрочем, всей России), что может и должно привести к тому, что следует из проклятия за глумление над покойником».

Несмотря на обращение общественности с просьбой возвести на этом месте храм-памятник, власти города приняли решение о приватизации парка и отказали в строительстве мемориала.

Это они объясняют тем, что это может вызвать межрелигиозную рознь в связи с тем, что в земле покоится прах людей разных вероисповеданий. Однако, известно, что на Мамаевом кургане и на Прохоровском поле уже построены православные храмы.

Прокомментировать сложившуюся ситуацию мы попросили заместителя председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерея Всеволода Чаплина:

- Знаю очень хорошо об этой ситуации. Действительно, она ужасная. Очевидно, что, с одной стороны, память и прах многих сотен тысяч людей, которые стали жертвами блокады и которых верующие люди хотят поминать через церковную молитву, и все родные и близкие хотят почитать через возможность посетить место их упокоения.

С одной стороны, память, молитва и святое отношение к жертвам блокады. А с другой стороны, деньги, коммерческий интерес, стремление, с одной стороны, избавиться от не очень нужного властям объекта собственности, а с другой стороны, стремление заработать на нем деньги со стороны коммерческих структур. Вот если у нас есть совесть, у жителей страны, у властей страны, тогда нужно сделать ясный выбор между памятью сотен тысяч людей, с одной стороны, и выгодой, с другой стороны.

Таких ситуаций сегодня много. Только что мы рассказывали о той борьбе, которую ведут верующие люди на улице Новаторов в Москве, где есть здание, которое по проектным документам было когда-то храмом, а сейчас это какая-то трансформаторная станция, техническое здание. И спор о том, был ли там храм. Есть свидетели, которые убеждены в том, что храм там был, и группа верующих людей этот храм отстаивает.

Против них коммерческие интересы. Место достаточно дорогое, земля дорогая, на ней хотят что-то строить. Поэтому чувства верующих людей постоянно некоторые деятели ставят на второе место перед исторической памятью и перед желанием людей молиться в здании, которое, судя по всему, действительно когда-то было храмом. Вот выбор между людьми и их чувствами, с одной стороны, и деньгами – с другой нашим обществом должен делаться уверенно и решительно.

Если мы делаем выбор в пользу денег, у нас нет будущего. Если отвергаем при этом чувства людей и веру людей в добрую память умерших людей. А если мы делаем выбор в пользу веры, памяти и добрых чувств, то будущее у нас есть. Некоторые общества жили ради денег, жили только ради выгоды, жертвовали ради выгоды людьми, их чувствами, их верой, их памятью. И эти общества всегда погибали. Вот об этом нам сегодня нужно помнить.

Оригинал материала

«Комсомольская правда» от origindate::30.01.09