Богатство звуков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Фонд Валерия Гергиева: связи, деньги, схемы

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", август 2013, Фото: "Коммерсант", ИТАР-ТАСС

Богатство звуков

Ирина Скрынник, Ксения Докукина

Compromat.Ru

Валерий Гергиев

[...] В год Гергиев дает больше 200 концертов, во время знаменитых фестивалей — Пасхального и «Звезды белых ночей» — по два, а то и по три в день. Почти половина выступлений проходит за границей. О такой продуктивности эстрадные артисты могут только мечтать. Как и о таких гонорарах. По подсчетам Forbes, годовой доход от концертной деятельности одного из самых востребованных в мире дирижеров составляет $16,5 млн. [...]

Сила влияния

Маэстро связывают давние дружеские отношения с влиятельными персонами: Германом Грефом, Алексеем Кудриным, Владимиром Путиным. Карьерный рост петербургских чиновников резко расширил возмож­ности административной и финансовой поддерж­ки Мариинского театра . [...]

В начале 2000-х Греф и Кудрин по приглашению Гергиева стали сопредседателями его благотвори­тельного фонда . Они его ближайшие соратники, че­рез них он решает свои вопросы, уверяет собесед­ник Forbes. [...]

Оказаться в числе попечителей театра не только почетно, но и полезно. По словам Кудрина, «обыч­но раз в год» с попечителями Фонда Гергиева (в том числе иностранными) встречается Влади­мир Путин. [...]

Compromat.Ru

Валерий Гергиев и Владимир Путин

По данным сайта Mariinsky.ru, в число его спонсоров входит 17 компаний, крупнейшие из которых ВТБ и Сбербанк, а также частные «Ренова», «Северсталь», МДМ-банк, Total и многие другие. На деле их больше. Например, из-за принятия антитабачного закона из спонсоров в анонимные жертвователи перешла табачная корпорация JTI, перечисляющая на все проекты Мариинки порядка $1 млн ежегодно уже более 10 лет. Согласно расчетам Forbes, основанным на данных нескольких компаний-спонсоров Мариинского театра, ежегодный объем поступлений составляет не менее 250 млн руб.

Интересная деталь: те же самые компании-спон­соры числятся попечителями благотворительного фонда Валерия Гергиева, размер которого офици­ально не разглашаются. По данным Минюста, в 2012 году фактические расходы фонда составили 142 млн рублей.

[...] в попечительский совет Фонда Гергиева входит около 40 человек. В их числе Геннадий Тимченко, Алишер Усманов, другие известные чиновники и бизнесмены. При среднем взносе $650 000 с человека получается около $26 млн в год. Кандидатуру каждого жертвователя маэстро утверждает лично.

На что идут эти деньги? По словам двух попечителей фонда, «друзья театра» участвовали в организации гастролей за рубежом, помогали собрать коллекцию уникальных музыкальных инструментов, создать собственную звукозаписывающую студию и лейбл «Мариинский».

Другая существенная статья расходов — строительство концертного зала Мариинка-3 на месте сгоревших в сентябре 2003 года художественно-декорационных мастерских. На строительство зала потребовалось почти 1 млрд рублей (две трети суммы — деньги попечителей фонда) и меньше года.

Деньги спонсоров идут и на фестивали, главные из них — «Звезды белых ночей» и Московский пасхальный фестиваль (МПФ). Юридическая форма оператора первого — автономная некоммерческая организация, второго — ЗАО. По данным СПАРК, в 2012 году структуры выиграли госзаказы на 28,2 млн рублей и 65,9 млн рублей соответственно. Хотя с этого года организация и проведение МПФ на выделяемые Минкультуры 50 млн рублей осуществлялись через Фонд Гергиева, а не ЗАО «МПФ», как прежде. Как устроена кухня этих структур? Зачем они вообще нужны? Фонд не публикует на своем сайте финансовую отчетность. Однако подробности неожиданно всплыли в ходе скандального уголовного дела.

Свои люди

[...] Гергиев познакомился с Зотовым на деловом за­втраке в начале 2000-го (менеджер тогда занимался организацией благотворительности в Большом теа­тре), и через три года, когда маэстро понадобился руководитель для собственного благотворительного фонда, он вспомнил скромного служащего. После полугода переговоров Зотов получил должность гендиректора Фонда Валерия Гергиева, а к 2005-му возглавил еще две организации, созданные для оперативного руководства фестивалями «Московский пасхальный» и «Звезды белых ночей».

Эти организации используются не только для сбора денег, но и для их зарабатывания. Согласно уставным документам (есть у Forbes ), они могут заниматься тем, что им принесет «доходы от раз­решенной законом предпринимательской дея­тельности», они платят налог на прибыль (у Forbes есть копии подтверждающих это документов).

В качестве благотворителей Гергиев привлек многих друзей и знакомых. Вначале пожертвова­ния одной компании-попечителя достигали $500 000, рассказывает источник, позже суммы по­ жертвований сократились на 20-25%, но самих жертвователей стало в разы больше. Адвокат Зотова передал со слов своего подзащитного, что с 2004 по 2011 год Гергиев привлек на расчетные счета своего фонда и операторов фестивалей порядка $110 млн. На благотворительность из этих средств было по­ трачено около $23 млн, говорит он. Часть средств Зо­тов по указанию Гергиева перечислял самому Гер­гиеву в виде гонораров и материальной помощи, утверждает наш собеседник. Forbes располагает ко­пиями платежных поручений, согласно которым в 2008-2010 годах Фонд Гергиева выплатил дириже­ру больше 130 млн рублей по договорам пожертво­вания и материальной помощи, а еще около 10,5 млн рублей оплатил за маэстро НДФЛ. Когда на суде адвокат Зотова Михаил Железняк задал Гер­гиеву вопрос о происхождении платежек, маэстро ответил: «Надо подумать», говорит Железняк.

Со временем Зотов стал отвечать за подготовку финансовых отчетов, выполнял личные поручения. Гергиев в 2005-2006 годах выписал доверенности на Зотова, поручив тому управлять его активами в России (это ценные бумаги, инвестиционные паи, а также недвижимость Гергиева и его семьи, в том числе турбаза «Горянка» в Северной Осетии площа­дью 3 га). Гергиев при этом контролировал все опе­рации, дотошно вникая во все детали, рассказывают знакомые дирижера. Кроме того, Зотов разрабатывал механизмы снижения налогового бремени для структур Гергиева, передал Forbes Зотов через адвоката. Об одной такой схеме рассказал в ходе судебно­го процесса директор компании «Русправо» Рустам Хамикоев, выступавший свидетелем по делу.

Хамикоева в феврале 2007 года познакомил с Зотовым двоюродный брат Гергиева Казбек Лакути. Зотов предложил такую форму сотрудничества: Ха­микоев создает ООО «Русправо» и заключает дого­вор на юридическое обслуживание с ЗАО «Москов­ский пасхальный фестиваль». На деле «Русправо» платит налоги вместо МПФ по упрощенной систе­ме — 6%, а не 13%.

Сотрудничество привело к уголовному делу, кото­рое было возбуждено в ноябре 2011 года в отноше­нии Зотова и Лакути по заявлению Гергиева. По версии следствия, Зотов и Лакути использовали «Ру­справо» для присвоения денег фонда. Перечислив на счета компании 245 млн рублей, они оплатили шесть квартир и машина-мест в элитном доме в центре Москвы. Недостача обнаружилась в апреле 2010 года, еще полтора года сор не выносился из из­бы. Как передает Зотов через своего адвоката, он докладывал Гергиеву о сделке и получил указание ре­шить все «желательно без огласки»). Зотов передает через адвоката, что его подставил Хамикоев, подде­лав подписи на документах и выведя средства.

Второго ноября 2011 года, когда Зотов уехал на плановое лечение в Германию, в его квартире про­шел обыск, жену задержали, в отношении него бы­ло возбуждено уголовное дело. Сам он был объявлен в федеральный, а потом в международный розыск. Вернувшись в Россию 3 ноября сразу после обыска, Зотов явился в полицию, где и был задержан. [...]

Лакути находится под подпиской о невыезде, он обвиняется в покушении на растрату, однако в ма­териалах дела есть письменный отказ Гергиева от претензий к брату, рассказал Железняк. Знакомого маэстро это не удивляет: отец Казбека Лакути Борис Тимофеевич — родной брат матери Валерия Гергиева, взявший шефство над семьей Гергиева, рано лишившейся отца. Маэстро всегда чувствовал себя обязанным ему, рассказывает собеседник Forbes.

Запросы Forbes, отправленные в пресс-службу театра и фонда, как и вопросы, которые Forbes про­сил передать Гергиеву его друга, врача Леонида Ро­шаля (входит в совет Фонда Валерия Гергиева), остались без ответа. [...]