Богатый выбор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Экспресс-газета", origindate::19.10.2007

Богатый выбор

Молодая любовница в лицо называла Бориса Березовского старым отвратительным евреем, которого все ненавидят

Депутат Госдумы, журналист Александр Хинштейн закончил свою новую книгу «Березовский и Абрамович: олигархи с большой дороги». Ее презентация состоится 24 октября. Нам удалось связаться с автором и получить разрешение на предварительную публикацию наиболее скандальных отрывков о личной жизни олигархов.

Converted 25400.jpg

Марианна Коновалова: отдалась Березовскому в 16 лет, за что он сделал её миллионершей

С Ниной Васильевной Коротковой - так звали первую супругу Березовского - познакомился он в Лесотехническом институте; будущая жена училась двумя курсами младше. Жила она неподалеку от Лестеха, на станции «Тарасовка», где у ее мамы - продавщицы в райпо имелся собственный дом с палисадником.

К раннему браку сына Анна Александровна отнеслась без особого энтузиазма: русская, да еще из простых.

Делить с кем-либо ненаглядного сына Анна Александровна не хотела, но пришлось смириться даже с тем, что молодожены переехали к ним с мужем в квартиру, между прочим, двухкомнатную.

Пока жили они вчетвером - это было еще куда ни шло. Но вскоре, в 1971-м, на свет появился первенец: дочка Лиза, будущая героиня скандальной светской хроники. Все основные тяготы воспитания легли, естественно, на плечи бабушки: молодым было не до того.

Шатров стал «крышей»

Converted 25401.jpg

Березовский: оставил первой жене Нине шикарную квартиру...

...Почему-то никто из исследователей Бориса Абрамовича не задался до сих пор очевидным вопросом: как вышло, что еще в социалистическую эпоху мало кому известный коммерсант, не имея мохнатой «руки», в считанное время открыл сеть дилерских центров, построил первый в Москве частный (!) автосалон.

Между тем у этого немого вопроса есть вполне осязаемый ответ: Михаил Шатров. Именно его влияние и протекция помогли Березовскому на начальных порах раскрутить «ЛогоВАЗ».

Выражаясь современным лексиконом, Шатров стал для Березовского своеобразной «крышей»: секретарь СТД регулярно ходил к своим высокопоставленным поклонникам, лоббируя интересы «ЛогоВАЗа».

- Шатров бывал у нас в офисе чуть ли не через день, - вспоминает бывший зам генерального директора «ЛогоВАЗа» Владимир Темнянский. - Кажется, получал даже какие-то деньги.

Впрочем, не одно только это привлекало в Березовском Шатрова: к моменту их знакомства драматург активно носился с идеей строительства в Москве международного театрального центра. По расчетам Шатрова - человека, надо сказать, отличавшегося патологической скаредностью, этот проект должен был в прямом смысле слова озолотить его создателей.

По сути, речь шла о создании первого в Советском Союзе многофункционального коммерческо-развлекательного центра; театральная часть составляла в нем лишь малую толику. Для Станиславского театр начинался с вешалки, для Шатрова - с магазинов и ресторанов...

Эта идея пришлась Березовскому по душе, она была выгодной со всех точек зрения - и коммерчески, и политически. В итоге было решено, что Шатров возьмет на себя представительско-лоббистские функции, а «ЛогоВАЗ» займется организационно-финансовыми вопросами.

Поначалу проект продвигался очень успешно, но потом тандем Шатрова - Березовского неожиданно дал трещину. В лучших традициях драматургии виной всему стала женщина: типичное «шерше ля фам».

К тому моменту Березовский прожил со своей женой Ниной больше двух десятков лет, произведя на свет дочерей Катю и Лизу.

Возможно, в студенческие годы Нина Березовская и слыла привлекательной, но к концу 1980-х она являла собой типичный образ среднестатистической советской домохозяйки, замученной стояниями у плиты и штурмом очередей.

Вряд ли подобная картина соответствовала представлениям Березовского о женском идеале, но в условиях социалистической действительности, с ее парткомовскими аутодафе и разносами за аморалку, ни о чем другом он и думать не смел. Да и дочкам, особенно младшей, любимой, требовался отец.

А вот амбициозному бизнесмену нужно было совсем иное...

Converted 25402.jpg

Галина Бешарова: вторая жена Бориса Абрамовича считала его полубогом и кормила беляшами

Галина Бешарова - так звали его новую симпатию - обладала как минимум тремя преимуществами перед законной женой: она была сравнительно молода (на 12 лет моложе Березовского), хороша собой и совершенно неизбалованна: ее папа Абдулхай служил сантехником в ЖЭКе, а брат - мясником в гастрономе. Сама Галина трудилась в Институте машиностроения имени Благонравова на скромной ставке инженера лаборатории газовой смазки.

Познакомился с ней Борис Абрамович на какой-то вечеринке. Это была едва ли не первая дама, бескорыстно ответившая ему взаимностью. Более того: Галина заглядывала своему ухажеру в рот, с придыханием выслушивала все его рассказы; по сравнению с папой-сантехником и многочисленными татарскими родственниками, служившими носильщиками на вокзале (это был их наследный промысел), Березовский казался ей чуть ли не сверхчеловеком.

В одном из своих интервью Березовский как-то обронил:

- Сравнительно недавно я узнал, что в русском языке не было слова «любить». Его заменяли словом «жалеть». Не знаю, может, то, что я сейчас скажу, покажется неприятным или обидным кому-то из моих близких и любимых женщин, но я всегда их всех жалел.

Галина подарила Березовскому возможность жалеть ее, сиречь ощутить свое превосходство и силу; о чем-то подобном он мечтал всегда.

Особенно удобно оказалось то, что у Галины имелась своя, отдельная жилплощадь близ Павелецкого вокзала: они попеременно встречались то на квартире приятеля его юности Михаила Денисова, то здесь, где всегда его ждали вкусные татарские лакомства, а также чистота и уют.

Слава богу, с деньгами проблем теперь не было, он вполне мог содержать два дома сразу.

Даже после того, как в апреле 1989-го у них с Галиной родился первенец, Борис Абрамович не спешил делать резких движений: сибаритствующий эгоист, он всегда предпочитал жить так, как удобнее ему одному; хотя мальчика и записал на свое имя.

Лишь когда ребенку - назвали его Артемом - исполнилось уже два с половиной года, любвеобильный бизнесмен вынужден был сделать наконец окончательный выбор.

К тому времени обе дочери были уже отправлены учиться за границу. Ничто более не сдерживало его. В сентябре 1991-го он разводится с первой женой Ниной и официально регистрирует свои отношения с Галиной.

- Пришли в загс, расписались и сразу разбежались - ни ресторана, ни семейного ужина, - свидетельствует Самат Жабоев, бывший на свадьбе свидетелем со стороны жениха.

Вопреки опасениям расставание с прежней супругой произошло без скандалов и боя посуды: как и положено интеллигентным людям. Березовский даже оставил ей квартиру на Ленинском проспекте - даром что заполучил ее накануне путем многократных обменов, а сам переехал к разлучнице, аккурат в то уютное гнездышко у Павелецкого вокзала.

Но тихий семейный уют совсем не по нраву Борису Абрамовичу: это тот самый случай, когда седина - в бороду, а бес - в ребро.

Хотя к моменту второго брака ему исполнилось уже сорок пять, он все не может никак насладиться новыми горизонтами, которые открыло перед ним свалившееся на склоне лет богатство.

Увел любимую у коллеги

Еще за год до женитьбы на Галине у Березовского завязался на стороне параллельный, второй по счету роман...

Елена Горбунова была истинно роковой женщиной. Девушка из предместья, уроженка подмосковного села Курилово Подольского района, с папой-инженером в совхозе и мамой-бухгалтером на молокозаводе, сразу после школы отправилась покорять столицу. Здесь, прямо на улице, и встретил ее Михаил Шатров.

Маститый драматург влюбился сразу и бесповоротно его не смутила даже 35-летняя разница в возрасте.

Буквально потерявший голову Шатров засыпал возлюбленную подарками, снял ей квартиру в центре Москвы и разве что не потчевал птичьим молоком. Но тщетно ждал он взаимности. На все уговоры Горбунова отвечала непреклонно: «Только после свадьбы».

Но оттого, что в шатровском паспорте появился долгожданный штамп, счастья в его жизни не прибавилось. Юная красавица не только не испытывала к нему любви, но и не думала этого даже скрывать.

Едва ли не в первую брачную ночь престарелый молодожен с ужасом услышал, как его суженая зовет во сне какого-то Сережу: «Забери меня скорей от этого мерзкого старика».

Даже после всего услышанного Шатров по-прежнему не мог заставить себя разлюбить. Он продолжал мучиться и страдать. А Лена тем временем убегала от него к тому самому Сереже А-ву, внуку знаменитого академика-искусствоведа.

- В первый раз Березовский увидел Лену Горбунову в 1990 году на даче Шатрова, - свидетельствует Владимир Темнянский. - На другой же день он с восторгом принялся мне рассказывать: слушай, такую девку встретил, фантастической красоты.

Только теперь Борис Абрамович понял, что с юности мечтал именно о таком вот роскошном типаже; слово «модель» еще слыхом тогда не слыхивали.

Однако у вспыхнувшей мгновенно любви имелось одно серьезнейшее препятствие: Шатров. Лишаться такого полезного ресурса наш герой не хотел, но и повелевать своими чувствами тоже не мог.

- Боря специально придумал для Шатрова какую-то загранкомандировку. И как только отослал его из страны, тут же помчался к Лене. Я, мол, собираюсь в Италию, позарез нужна помощница. Не согласитесь ли меня выручить? Естественно, Лена согласилась: в 1990-м поехать на халяву за рубеж было верхом мечтаний. А по возвращении он включил мне видеокассету. Там была полуголая Лена, разгуливавшая по какому-то шикарному номеру; на заднем плане - примятая постель. То есть все более чем наглядно, - вспоминает Владимир Темнянский. - Потом Боря рассказывал, будто Шатров устроил ему целый скандал, чуть ли не дошло до драки.

Converted 25403.jpg

...а с третьей женой Еленой Горбуновой гуляет по английской лужайке

«Мерин» для нимфетки

Его третий брак давно уже превратился в чистую формальность, еще задолго до эмиграции.

О фривольных подвигах Березовского по Москве ходили настоящие легенды, тем более - он и сам не особо это скрывал. Больше всего Борису Абрамовичу нравились молоденькие нимфетки.

Зачастую Березовский пользовался услугами скандально известного модельного агентства «Мадемуазель», чей директор Александр Бородулин специально подыскивал ему товар посвежей; был на подхвате и другой популярный в богеме сводник Петр Листерман.

Именно Бородулин и свел Березовского с его последней страстью - юной красавицей Марианной.

Случилось это в 1998-м, ровно через два года после его третьей женитьбы. Приехавшей завоевывать столицу Марианне было тогда шестнадцать. Березовскому она годилась во внучки - 36 лет разницы.

Марианна Сергеевна Коновалова родилась в ноябре 1982 года в Кемерово, где благополучно и окончила восемь классов, после чего уехала в Москву.

Практически на вокзале прелестную брюнетку подобрал упомянутый выше Александр Бородулин. Очень скоро барышня очутилась в штате «Мадемуазели», которое располагалось в помещении Детского театра марионеток...

Встреча с Березовским круто изменила ее жизнь. Заботливый ухажер снял ей квартиру в арбатских переулках, купил машину и даже приставил охрану.

Марианна относилась уже к новой популяции стерв, выросших на обломках колбасной революции. Она была напрочь лишена комплексов, а понятие «морально» ассоциировалось у нее лишь с разновидностью плотских забав.

Юная модель очень быстро нащупала в своем новом поклоннике слабые струнки, а нащупав, стала виртуозно на них играть. Она-то приближала кавалера, то удаляла, могла позволить себе в открытую начать потешаться над ним и глумиться. Подобным образом с Борисом Абрамовичем не обходились со времен далекой пубертатной молодости. Это одновременно и злило, и заводило его.

Один из знакомых Березовского, попросивший сохранить свое инкогнито, воспроизвел мне крайне показательную сцену, невольным свидетелем которой он однажды стал:

- Марианна просто хамила ему в лицо. Говорит: ты пообещал подарить «мерседес», так вот мне таких жалких подачек не надо - подумаешь, сто тысяч долларов, давай гони чего-нибудь посущественней. Я прямо обалдел. «Слушай, - спрашиваю, - тебе сколько лет?» - «Восемнадцать». - «Для восемнадцати лет вполне сойдет и какой-нибудь «ситроен» или «форд-фокус». И она так спокойно мне отвечает: «Если б я жила с тобой, тогда, конечно, подошел бы и «ситроен», потому что ты нормальный, здоровый мужик. А это - старый отвратительный еврей, которого все ненавидят. Ко мне ж после него никто не подойдет, поэтому надо отжать все по максимуму»».

- Больше всего меня поразило, - подытоживает рассказчик, - что Боря стоически все это выслушивал. «Не обращай внимание, - сказал он, когда Марианна ушла. - Через год я ее обязательно сломаю - влюбится в меня, как кошка»».

Особенно Березовского бесило, что, живя за его счет, «мадемуазель» напропалую крутила амуры с другими мужчинами. С одним из них - неким Феликсом Газиевым - у нее вообще возник настоящий любовный роман.

Не в пример лысоватому и престарелому олигарху Газиев был молод и хорош собой: 23 года, рост 180 сантиметров, плотного телосложения, волосы темно-русые, лицо овальное, брови дугообразные, глаза голубые.

Я воспроизвожу его внешность столь детально, поскольку она четко была зафиксирована в сводке происшествий ГУВД Москвы.

В апреле 1999 года Феликс Газиев был зарезан ножом при невыясненных обстоятельствах; убийц, разумеется, не нашли.

К тому времени Марианна была уже не угловатая провинциалка, а лощеная, уверенная в себе львица. Она регулярно выходила с Березовским в свет. Даже когда он летал в Лондон на судебный процесс против «Форбса», в поездке сопровождала его не супруга, а Марианна.

Разумеется, Елена Горбунова - третья и законная супруга - прекрасно была осведомлена о молодой сопернице из агентства «Мадемуазель». Ходили слухи, что она даже намеревалась подать на развод, отсудив у Березовского половину его состояния, но потом якобы успокоилась.

Жена изменяет с тренером

Converted 25404.jpg

Борис Абрамович: держит в своём лондонском офисе на самом видном месте фигуру Фрейда

С их отъездом из России ситуация мало изменилась. Супруги хоть и живут сообща - в поместье в местечке Вентуорт в 45 минутах езды от Лондона, их общение напоминает отношения брата с сестрой.

Елена - почти в открытую - имеет собственного любовника, тренера по фитнесу. Борис Абрамович постоянно общается с юными грациями, которых поставляют ему несколько надежных людей из России и Прибалтики.

Барышни прилетают в Англию целыми группами: кого-то он отсеивает сразу, кто-то остается здесь на пару дней.

Гонорар за поездку каждой наложницы составляет обычно $10 - 15 тысяч. Все накладные расходы - билеты, виза - принимающая сторона тоже целиком берет на себя.

Надо отдать должное Березовскому - на женщин он никогда не скупился. Борис Абрамович до сих пор содержит всех своих бывших супруг и детей. Долгое время помогал он и юной красавице Марианне.

Вопреки его ожиданиям «мадемуазель» отказалась следовать за ним в эмиграцию и предпочла остаться в России. Тем не менее Березовский продолжал оплачивать ей квартиру, охрану, машину и прочие изыски.

Заботливому спонсору было и невдомек, что Марианна обманывает его в самых лучших чувствах.

Еще несколькими годами раньше она познакомилась с живущим в Москве бизнесменом Фаресом Кильци, гражданином ФРГ сирийского происхождения. После недолгого романа молодые поселились под одной крышей - той самой, которую оплачивал безотказный эмигрант-рогоносец.

Когда Березовский узнал о таком вероломстве, ярости его не было предела.

В итоге с этого момента все свои контакты с ветреной моделью Борис Абрамович прекратил и деньги давать перестал.

Очень скоро Марианна осознала свою ошибку - через год она даже умолила Березовского о встрече, назначили которую на Земле обетованной, в Израиле. Отставленная куртизанка жалобно плакала, клялась, что всегда любила только его одного. С этого момента он резко потерял к ней интерес, тем более что Марианна уже заметно повзрослела и лишилась своей нимфеточной привлекательности.

Максимум, на что его хватило, - оплатить Марианне учебу в США. Да пошутить на прощание, что когда он вернется в Россию, то обязательно на ней женится и даже возьмет ее фамилию.