Боги с «Олимпстроя»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Они получают бюджетные миллиарды и делают с ними, что хотят. Олимпиада под угрозой срыва, а все, что может сделать Путин, — это в очередной раз сменить главу госкорпорации

1296809100-0.jpg Назначение на пост главы «Олимпстроя» мало кому известного чиновника Сергея Гапликова стало лучшим решением, принятым в отношении госкорпорации Владимиром Путиным за все время ее существования. Худшим было само решение о создании госкорпорации. Госкорпорация работает по принципу «черного ящика» . Раз создав ее и внеся в уставной капитал пакеты акций, недвижимое имущество, живые деньги — любые ликвидные активы — государство перестает быть собственником этого имущества. И рычагов влияния на госкорпорацию у него остается не так много: наблюдательный совет, практически лишенный реальных полномочий, и возможность назначать/снимать президента корпорации. То есть в руках Путина, по сути, оставался один-единственный рычаг реального влияния, который он дернул уже три раза.

Назначение Семена Вайнштока было ошибкой. Нет, в строительстве он, безусловно, разбирается (хотя тянуть трубу через болото и строить олимпийские объекты на месте жилых домов — вовсе не одно и то же). Но на эту должность он попал после того, как его «ушли» из родной «Транснефти» в пользу Николая Токарева, «близкой связи» Владимира Путина. Это, естественно, не добавило мотивации самому Вайнштоку и существенно понизило его вес в глазах чиновников, федеральных и местных. С местными ситуация особенно неприятная. Россия, как известно, устроена по феодальному принципу «вассал моего вассала — не мой вассал». То есть будь ты главой хоть пяти госкорпораций, руководитель местечковой санэпидемстанции не выпишет тебе справку без санкции непосредственного начальника, и так — вверх по вертикали.

Вайншток столкнулся с сопротивлением среды. Среда победила.

Бывший мэр Сочи Колодяжный подбирался как очевидный антипод Вайнштоку. Человек, вообще не имеющий связей и внятной репутации на федеральном уровне, но зато прекрасно знакомый с местной спецификой. Предполагалось, что именно он решит большинство земельных вопросов. Его можно было использовать сначала как бульдозер, а потом как политическую консерву, повесив ответственность как за коррупционные скандалы, так и за экспроприацию частной собственности (не исключено, что второй сценарий еще будет реализован).

Но среда победила и Колодяжного, хоть он и был плотью от ее плоти. Наверное, слишком хорошо знал некоторых местных «инвесторов» и типичные для них способы решения проблем. Эти люди оказались пострашнее Путина.

Теймураза Боллоева справедливо называют давним знакомым и едва ли не другом премьера. То есть сомнений в размере его политического капитала не было ни у кого. И, говорят, первое время после его прихода дела пошли на лад. Однако вокруг «Олимпстроя» уже была выстроена такая коррупционная инфраструктура, что самый честный и профессиональный президент вне ее работать не может. Боллоева среда победила самим фактом своего существования.

Сергей Гапликов совмещает в себе достоинства большинства предшественников. Он знаком с алгоритмами функционирования провинциального чиновничества, потому что долгое время премьерил в Чувашии, но при этом не имеет никаких связей в Краснодарском крае, что исключает его быструю интеграцию в сложившуюся систему коррупционных связей. Гапликов лишен и каких бы то ни было политических амбиций, которые, говорят, сильно портили взаимоотношения Вайнштока и Колодяжного с олимпийским вице-премьером Козаком. Новый президент не имеет собственной команды и готов работать с той, что есть.

Кстати, о команде. Вице-президенты «Олимпстроя» представляют собой гремучую смесь из чекистов, питерских экс-коллег Путина, отставных генералов-силовиков, профессионалов в отдельных смежных со строительством областях и двух собственно строителей — Леонида Моносова и Александра Горностаева. Иными словами, существуют тесные связи между госкорпорацией и стройкомплексом Москвы (связи возникли еще при Лужкове, которому, говорят, предлагали «Олимпстрой» по окончании карьеры мэра, не утрать он доверия). И, что опять же хорошо, в федеральное правительство из Чувашии Гапликова пригласил Сергей Собянин, тогда руководивший путинским аппаратом. Должности меняются, связи остаются.

Все это, естественно, не гарантирует, что г-н Гапликов добьется в Сочи серьезных успехов. Но политическую и аппаратную поддержку он получит. Все проблемы Гапликову, очевидно, придется решать вручную, потому что система «Олимпстроя» функционирует плохо, а без «смазки» — никак. Значит, он готов к круглосуточной фанатичной работе (другого, впрочем, и не взяли бы заместителем Собянина). Еще принято считать, что Гапликов — сильный финансист. Было бы здорово, потому что ситуация с финансами в «Олимпстрое» неоднозначная. Денег вроде бы хватает, однако расходовать их с пользой для дела никак не получается.

Проанализируем отчетность госкорпорации, размещенную на ее официальном сайте. В 2009 году «Олимпстрой» потратил немногим более 25 млрд. рублей, из которых только 6,7 млрд. были израсходованы на строительство олимпийских объектов, 2,3 млрд. — на «деятельность корпорации», еще 1,5 млрд. — на «прочие целевые расходы» и почти 14,5 млрд. направили в резервный фонд. Интересно получается: у государства резервный фонд практически исчерпан, а у госкорпорации столько денег, что она не устает набивать ими свою подушку безопасности.

И, между прочим, зарабатывает на этом. Согласно отчету ревизионной комиссии, в которую входили аудиторы Счетной палаты, в 2009 году «Олимпстрой» разместил на счетах восьми крупнейших банков страны (частных и государственных) более 190 млрд. рублей и заработал на этом около 9 млрд., то есть больше, чем потратил на строительство олимпийских объектов. Это абсолютно законно. Вопрос в другом: зачем государству понадобилось выдавать на-гора 155 млрд. руб. бюджетных денег для формирования уставного капитала госкорпорации, если она так медленно их осваивает? Не разумнее было бы финансировать олимпийскую стройку более мелкими траншами, корректируя их размер каждый год?

Кстати, если вы думаете, что хотя бы копейка из «заработанных» «Олимпстроем» миллиардов попадет в бюджет, то ошибаетесь: госкорпорация сама распоряжается собственным имуществом, включая все полученные доходы. Между тем, как следует из отчета ревизионной комиссии, земельный вопрос в Сочи решен только на 53%, иными словами, приступить к строительству каждого второго спортивного или инфраструктурного объекта нельзя даже теоретически.

Из этого следуют два вывода. Первый: несмотря на предвыборный год, с земельными собственниками, включая граждан, в Сочи будут разбираться быстро и жестко. Второй: пик реальных строительных работ придется на 2012—2013 годы, на канун самой Олимпиады. И если ударная стройка закончится провалом, Путину некого будет винить, кроме себя. Нельзя создавать там, где нужен результат, машины по освоению денег, укомплектованные по принципу Совета Федерации — заслуженными, но бесполезными людьми с неоднозначным прошлым.

Одна надежда осталась — на Гапликова.

СправкаЭволюция олимпийского бюджета (официальная версия)

В 2006 году правительством была принята федеральная целевая программа (ФЦП) «Развитие города Сочи как горноклиматического курорта (2006—2014 гг.)» с бюджетом в 313,8 млрд руб., в том числе 185,8 млрд руб. — из федерального бюджета, 9,2 млрд руб. — из бюджетов других уровней, и 118,8 млрд руб. частных инвестиций.

С этим бюджетом мы и победили на олимпийском кастинге.

В 2007 году была создана госкорпорация «Олимпстрой» и принят Федеральный закон «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта». В ФЦП внесли изменения, которые вопреки ожиданиям увеличили ее бюджет незначительно — до 316,3 млрд руб.

Но в таком виде программа просуществовала недолго. В конце года ее свернули и приняли взамен Программу строительства олимпийских объектов и развития Сочи как горноклиматического курорта. Свой кусок пирога достался «Олимпстрою», получившему в качестве взноса в уставной капитал 155,8 млрд бюджетных рублей, еще 8,9 млрд в виде субсидий начислили оргкомитету «Сочи-2014».

А потом наступил кризис, и в июле 2009 года профильный вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что строительство олимпийских объектов и инфраструктуры в Сочи обойдется в 195,3 млрд руб., в том числе из бюджета — всего 102 млрд руб.

Правда, в 2010 году, по словам как президента Медведева, так и премьер-министра Путина, Россия вышла из кризиса. Скоро мы узнаем, как это обстоятельство отразится на реальных размерах олимпийского бюджета.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::04.02.11