Боевая машина освоения бюджета

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Боевая Машина Освоения Бюджета»)
Перейти к: навигация, поиск


Директора оборонных НИИ разворовывают средства, выделяемые на оборонную программу

1100759473-0.jpg К весьма неожиданным результатам привела закончившаяся недавно проверка целого ряда самых секретных объектов российского военно-промышленного комплекса (ВПК) — закрытых НИИ, разрабатывающих уникальные технологии для новейших видов вооружения. Правоохранительные органы выявили факты, указывающие на то, что в российском ВПК уже много лет действуют хорошо отлаженные схемы, по которым средства, выделяемые государством на оборонную программу, уходят коммерческим фирмам или даже оказываются за рубежом. Например, многие руководители НИИ одновременно являются главами частных структур, по документам якобы и осуществляющих значительную часть работ по разработке вооружений. В результате именно эти фирмы получают деньги за работы, на самом деле осуществленные силами НИИ. Также в ходе проверки удалось обнаружить зарегистрированные на утерянные паспорта различные фирмы, клиентами которых были около десятка крупнейших предприятий ВПК, «прокрутивших» через них несколько десятков миллионов долларов. По результатам проверки закрытых НИИ возбуждена серия уголовных дел, однако их расследование осложняется из-за повышенной секретности данной темы.

Изгнание иностранцев

Еще в 2001 году сотрудники ГУБЭП МВД РФ провели первую проверку предприятий ВПК и вскрыли потрясающие факты. Оказалось, что акции более половины только авиационных предприятий страны скуплены иностранными компаниями, которые, соответственно, как акционеры могут получать доступ к госсекретам и новейшим разработкам. По двум предприятиям было начато следствие. В результате милиционерам удалось выяснить, что наибольшую активность по скупке акций заводов ВПК иностранцы проявляли в начале 90-х годов, когда шла приватизация. Сами зарубежные компании не имели права без специального разрешения правительства приобретать ценные бумаги предприятий, где оборонный заказ превышает 30% от общего объема работ. Поэтому они действовали через аффилированные российские фирмы, предлагавшие предприятиям ВПК выгодные инвестиционные проекты. На заводы начинали поступать оборудование, кредиты, которые, как это часто бывает, руководители оборонки расходовали, мягко говоря, расточительно. А потом инвесторы требовали возврата долгов, грозя банкротством. Заводы же вынуждены были расплачиваться своими акциями, которые попадали под контроль иностранцев.

При этом, как считали в МВД, руководители оборонных предприятий зачастую в таких случаях изначально действовали в интересах иностранных компаний (понятно, не безвозмездно). Особо преуспела на российском оборонном рынке, по данным МВД, калифорнийская компания Nick and C Corporation. По разным оценкам специалистов, компания через посредников сумела взять под свой контроль от 19 до 26 предприятий ВПК, среди которых «Курский прибор» (16% акций), Тушинский машиностроительный завод (16%), НПО им. Румянцева (10%), АО «Рубин» (17%). В свое время приобрела компания и 34% акций МНПК «Авионика». Предприятие выпускает оборудование для авиапрома, в том числе дистанционные системы управления самолетами, автопилоты, пилотажно-навигационные системы. Продукция МНПК используется более чем на 200 типах самолетов и вертолетов, а также в ракетах класса «воздух—воздух» и «воздух—поверхность». В результате после начала расследования почти все акции удалось вернуть под контроль государства.

Инженеры по найму

Теперь же власти столкнулись с другой проблемой — излишне вольным обращением руководителей НИИ с государственными средствами. В первую очередь это проявляется в том, что топ-менеджеры секретных учреждений выдают работу, выполненную сотрудниками НИИ, за труды частных фирм, где либо сами менеджеры, либо их родственники являются учредителями. И именно этим коммерческим структурам и перечисляются бюджетные деньги. Например, подобные факты были выявлены в деятельности государственного учреждения «Институт прикладной геофизики имени академика Е.К. Федорова». Среди прочего оно занимается изучением прохождения сигналов в верхних слоях атмосферы — одной из крайне важных для ВПК тем.

Контролирующие органы установили, что несколько лет назад в Москве было создано ТОО «Научный центр «Геофизик», учредителями которого стали Виктор Алпатов (начальник отдела НИИ), Юрий Барабанщиков (заместитель директора НИИ) и т.д. А возглавил фирму бывший военный представитель НИИ Игорь Крестников. В результате проверяющие выяснили, что когда в институт поступали выгодные заказы от других предприятий ВПК или Минобороны, его руководство перепоручало работу ТОО «НЦ «Геофизик», куда и шли выделяемые на проекты деньги. Дальше частная фирма нанимала для проведения разработок сотрудников НИИ, которые, находясь в институте, осуществляли все необходимые работы. Однако по документам выходило, что они трудились не как представители НИИ, а как служащие, нанятые ТОО «НЦ «Геофизик», которому, соответственно, «заказчики» и перечисляли деньги. Впрочем, по данным контролирующих органов, в данном случае все эти средства честно распределялись среди сотрудников НИИ и особого криминала они в этих фактах не увидели.

Автоматика увода денег

А вот по результатам проверки федерального государственного унитарного предприятия «Центральный научно-исследовательский институт автоматики и гидравлики» (ФГУП «ЦНИИ АГ») было возбуждено три уголовных дела. Это предприятие участвует в разработке значительной части новейших военных средств. В частности, ФГУП создал командно-штабную машину для автоматизированного управления, оптическую головку самонаведения, инерциальную систему управления ракетой комплекса «Искандер-Э», специальное программное обеспечение ракетного комплекса «Искандер-Э», системы наведения артиллерийских установок, системы стабилизации танкового вооружения, системы приводов для стартовых ракетных комплексов, силовые приводы наведения объектов управления на земле, под водой и в космосе, системы управления и самонаведения высокоточных ракет и т.д. Под все эти разработки в ЦНИИ АГ исправно поступали средства от Минобороны и различных предприятий ВПК, однако, как выяснили ревизоры, нередко деньги почему-то оказывались у частных структур или вообще исчезали.

Так, в 1997 году ЦКБ «Рубин» и Минобороны в рамках программы «Конверсия оборонной промышленности» начали перечислять ЦНИИ АГ немалые средства. Как установили проверяющие, 762 тыс. руб. (77,1% от общей суммы, выделенной ФГУПу на программу) были истрачены не по назначению. Деньги шли на погашение задолженностей по зарплате, распределение различных заказов, не имеющих отношения к конверсии, и т.д.

Более того, по данным ревизоров, ЦНИИ АГ значительную часть средств, получаемых от Минобороны по линии государственного оборонного заказа, переводило подставным фирмам. Оказалось, что в 1996—1998 годах директор ФГУП Солунин подписал ряд договоров с ООО «Джойс ЛТД», ООО «Рэттайм», ООО «Нокталь», ООО «Биннекс» и т.д., которые якобы делали для ЦНИИ АГ какие-то разработки. На поверку выяснилось, что все эти структуры создавались за несколько месяцев до сделки, а заявленные учредители и руководители структур и не подозревали, что они возглавляют фирмы. Просто в разное время они теряли свои паспорта.

Также в ходе проверки выяснилось, что в 1994-1995 годах сотрудниками ФГУПа был учрежден ряд фирм: ТОО «Технический центр «Серсо» (генеральный директор Анатолий Шаповалов, он же главный экономист ЦНИИ АГ), а начальник отдела маркетинга ФГУПа Виктор Шишкин и начальник планово-производственного отдела Вячеслав Дранишников учредили ООО «Автоматика, гидравлика, медицинская техника» («АГМТ»).

В 1997-1998 годах ЦНИИ АГ подписало с «АГМТ» ряд договоров, по которым выходило, будто данная частная фирма проводит для ФГУПа крайне важные исследования, за которые получила 11,1 млн руб., выделенных по линии государственного оборонного заказа. Дальше эти деньги под предлогом оплаты различных разработок для ВПК ушли другим фирмам, не имеющим даже лицензий на подготовку секретных материалов. Обычно они были заявлены в учредительных документах, как предприятия, занимающиеся оптово-розничной торговлей или ремонтно-строительной деятельностью. Получалось, что новейшими технологиями ВПК у нас занимались укладчики бетона и продавцы ширпотреба. Однако в результате ревизии выяснилось совсем другое. На самом деле работу вели сотрудники того же ЦНИИ АГ, но их разработки выдавались за труды работников частных фирм.

Военно-промышленная «прачечная»

Правоохранительные органы выявили, что порой в ФГУПе занимались и откровенным подлогом. Там просто брали выполненные по их заказу и оплаченные из бюджетных денег разработки каких-нибудь других закрытых предприятий, вырывали из них первую страницу с данными автора труда и прикрепляли новый лист, из которого следовало, что работы осуществлены коммерческой фирмой. А потом перечисляли ей «за проведенные исследования» весьма немалые суммы. В результате ревизоры пришли к выводу, что «фактически средствами федерального бюджета финансировалась хозяйственная деятельность коммерческих фирм», зарегистрированных на утерянные или украденные паспорта. Причем руководство ЦНИИ АГ проявляло такую щедрость не только к сомнительным частным структурам, но и к банкам. Так, в 1998 году ФГУП на выделенные Минобороны 1,3 млн руб. зачем-то приобрело в Эконацбанке простой вексель и почти сразу продало его ООО «Стэлс ЛТД» уже за 1,1 млн руб., потеряв на такой сделке 190 тыс. руб. (на тот период времени около 30 тыс. долл.). Для чего закрытому ФГУПу нужны были подобные манипуляции, его руководители объяснить ревизорам не смогли. А в своих бухгалтерских материалах потерю внушительной суммы денег они объяснили очень просто — «прочие операционные расходы».

Выяснилось, что секретное ЦНИИ АГ активно участвовало и в практиковавшихся в 1997 году схемах взаимозачетов. В тот момент некое ООО «Машиностроительные технологии» задолжало крупную сумму по налоговым выплатам перед бюджетом. В свою очередь государство никак не могло рассчитаться по программе государственного оборонного заказа с ЦНИИ АГ. В результате руководство ФГУПа заключило договор, по которому «Машиностроительные технологии» якобы поставили ему некое оборудование стоимостью в 12 млн руб. (на тот период времени около 2 млн долл. США), и именно на такую сумму ЦНИИ АГ попросило у государства списать долг «Машиностроительных технологий» перед бюджетом. Взаимозачетная операция была проведена, «Машиностроительные технологии» избавились от долга, но вскоре все равно разорились. Недавняя ревизия показала, что никакого оборудования в ФГУП так и не поступило.

В результате проверяющие пришли к неутешительным выводам. ЦНИИ АГ перечисляло бюджетные деньги сомнительным фирмам, участвовало в убыточных вексельных операциях, помогало различным коммерческим структурам решать проблемы по долгам перед государством и т.д. Причем, как отмечают в правоохранительных органах, в данном случае идет речь не о простом предприятии с неудачливыми менеджерами, а об одном из главных разработчиков новейших вооружений, составляющих оборонную мощь России. Понятно, что как только первые результаты проверки попали в МВД и Генпрокуратуру, была заведена целая серия уголовных дел — от неуплаты налогов до хищений.

Руководство ЦНИИ АГ считает претензии ревизоров необоснованными. На материалах проверки директор ФГУПа Солунин написал: «С актом ознакомлен. С содержанием и выводами категорически не согласен».

Однако правоохранительные органы этим не ограничились и сейчас приступили к проверке финансовой деятельности многих других предприятий ВПК. Так, изучение работы НПО «Сатурн», которое известно разработкой двигателей для гражданских и военных самолетов, показало, что по фальшивому исполнительному листу суда у этого предприятия был списан 1 млн руб., ушедших некоему ООО «Категория-М». Когда правоохранительные органы проверили эту фирму, то выяснили, что ей исправно перечисляли деньги ОАО «Импульс», ФГУП «НПО «Техномаш», НП «Инженерный центр промышленных технологий и оборудования при ФГУП «НИКИМТ», НИИ социальных систем при МГУ им. Ломоносова и т.д. В эту структуру, зарегистрированную на утерянный паспорт, предприятия ВПК перевели в период с января по сентябрь 2002 года 2 374 005 838 руб. (около 76,5 млн долл.). Для чего осуществлялись такие сделки, правоохранительные органы еще только выясняют.

Александр Шварев

Оригинал материала

«Время новостей»