Боевики воюют на деньги российской глубинки!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Боевики воюют на деньги российской глубинки! убеждены сыщики, которым в недавнем прошлом довелось расследовать дела о финансовых махинациях выходцев из Чечни в Орловской области

"После теракта в Беслане, когда правоохранительные органы занялись установлением личности главаря террористов, «Комсомолка» начала собственное расследование. И еще до оглашения результатов дактилоскопической экспертизы выяснила, что Полковником не может быть никто иной, кроме Руслана Хучбарова. Есть информация, что в первую чеченскую он воевал на стороне боевиков, был рядовым головорезом. Потом на несколько лет осел в Орле. Официально не работал, на что жил, остается только догадываться. В 1998 году, во время криминальной разборки, он расстрелял из автомата двоих армян и бежал из города. С тех пор Хучбаров находился в федеральном розыске. Нам удалось немало узнать о его прошлом и даже взять интервью у его бывшей сожительницы (см. «КП» от 11, 14, 16 сентября 2004 г.). Главный вывод, который мы сделали, продвигаясь по следу Полковника: на Орловщине под прикрытием высокопоставленных лиц действовали и, похоже, продолжают действовать хорошо организованные преступные группы выходцев из Чечни, которые добывали и переправляли боевикам деньги на ведение войны.

В 80-х, когда в СССР еще все были братья, чеченцы ехали на Орловщину жить и работать. Селились по деревням целыми семьями, заводили хозяйство. Рассказывают, что сам Шамиль Басаев мостил дороги в Новосильском районе. После распада страны, провозглашения Ичкерии самостийной и прихода к власти Джохара Дудаева чеченцы занялись совсем другими делами. Начали гнать в Чечню мясо, зерно и деньги. 
Миллионы из воздуха
«Комсомолке» удалось ознакомиться с несколькими уголовными делами, заведенными на чеченцев, через руки которых во время перестройки прошли огромные суммы. 
В начале 90-х были в ходу финансовые документы - авизовки, вроде нынешних платежек, которые выпускал Центробанк. Суммы, которые в них указывались, нельзя было получить на руки, но можно было перевести на счет любой фирмы и приобрести какой-то товар. Системы проверки в то время еще не существовало. Чем и пользовались чеченцы. Они открывали липовые фирмы, подделывали авизо и приезжали в Орел, чтобы через какой-то местный кооператив «отмыть» деньги. В желающих недостатка не было: чеченцы сулили за сделки хороший процент. 
Вот только один эпизод из уголовного дела номер 294015: некие Хасанбек Осмаев и Хумид Хунариков предложили руководителю орловского ЧП «Ирида» сотрудничество с их фирмой «Меркурий». Он должен был заключить с ними договор на поставку 22 автомобилей «Вольво», «Ниссан» и «БМВ», предъявить в местном банке фальшивую авизовку на сумму 46 миллионов 700 тысяч рублей и перевести деньги на счет некоей фирмы в Санкт-Петербурге. За услугу чеченцы расплатились двумя иномарками и покрытием небольших долгов, накопившихся у ЧП. 
Все прошло без сучка без задоринки. Машины пригнали в Орел прямо из Швеции. А потом они бесследно пропали. По своим каналам оперативники узнали только то, что на одной из машин разъезжает охрана Дудаева. 
- Авизовки были самой первой фишкой, которую освоили чеченцы, - вспоминает бывший оперуполномоченный финансово-кредитного отделения орловского ОБХСС Олег Солохин. - Однажды мы целый месяц шарились по Северному Кавказу, искали фирмы, якобы перечислившие деньги на счета орловских ИЧП. Не нашли ни одной - все были липовые. 
О том, что подобные махинации планировались и организовывались в Чечне, можно судить хотя бы по признанию Ибрагима Богатаева, которого взяли в Брянске на краже целой партии авизо. Он сообщил следствию, что похитить чистые бланки ему поручил некий Дауд Омаров при личной встрече в Чечне у входа в здание, где сидело все руководство республики во главе с Дудаевым. 
Из обвинительного заключения по делу номер 294015: «Эти показания в совокупности с социально-политическими событиями в Чеченской Республике в период с 1992 года, а также настоящие события позволяют следствию сделать вывод о том, что преступления, совершаемые с использованием фальшивых кредитовых авизо, контролировались и направлялись государственными органами Чечни. Действовали хорошо организованные преступные группы, а похищенные деньги поступали в правительство Чечни, за счет чего и держался длительное время преступный режим Дудаева». 
Было бы наивным думать, что творилось это только в Орле. Вал сделок с фальшивыми авизо тогда захлестнул Тверь, Брянск, Смоленск, Ярославль. Чеченская мафия орудовала по всей стране, засылая в российскую глубинку своих земляков из бедных тейпов. На допросы их таскали пачками, многих задерживали, проводили обыски. Но ни денег, ни ценностей не находили. 
Оперативники проверяли их родню в Чечне, думая, что деньги могли гнать туда. Но и там не обнаруживалось никаких следов роскошной жизни. Пояснить следствию, куда деваются миллионы, ни один из чеченцев, проходивших по подобным делам, не смог. 
Когда банки научились проверять авизо и работать с фальшивками стало опасно, чеченцы нашли другое слабое звено в финансовой системе. Начали «покупать» людей, которые сидели на выдаче кредитов. За откат в 20 - 30 процентов чеченцы брали в банках сотни (!) миллионов под несуществующие сделки созданных лишь для видимости фирм.
По наработке только одного оперативного сотрудника УВД, всего за полгода на стыке 1993 - 1994 годов на 24 фирмы-однодневки, учрежденные чеченцами, в банках Орла было получено кредитов на миллиард рублей. Тогда же КРУ проводило проверку одного из отделений Сбербанка Орла. В акте ревизии отражен тот факт, что 90 процентов кредитов было выдано чеченцам. С одним из горцев главбухша банка крутила любовь. А кроме того, имела за свои труды солидную прибавку к зарплате. Дураку ясно, что полученные таким образом кредиты никогда не вернут. 
Оперативники долго «вели» самого крупного должника - владельца нескольких фирм-однодневок Руслана Хагиева. Под фиктивный договор о закупке в Чечне 70 вагонов зерна для Орловщины он набрал кредитов на 500 миллионов рублей. Вкуса чеченского хлеба орловцы так и не узнали. Деньги тоже испарились. По этому факту было возбуждено уголовное дело. Но прищучить Хагиева не удалось. На допросе он предъявил следователю справку из Чечни с печатью райотдела милиции и сельской администрации, что зерно было оплачено, но отгрузить его не успели, так как элеватор в Ханкале разбомбили федералы. 
Один из работавших по этому делу оперов, Андрей Голубев, выехал в Ханкалу.
- Командировки туда были запрещены, - говорит он. - Шли боевые действия. Но чтобы доказать нашу правоту, мы решили рискнуть. В Ханкалу меня везли с завязанными глазами. А на месте выяснилось, что там никогда не было элеватора. Стоял сарай, способный обработать 300 кг зерна. И бомбежки в этом районе тоже не было. 
Андрей был уверен, что теперь Хагиев не отвертится. Но по возвращении в Орел его ждал сюрприз. У следователя, с которым он работал, дело Хагиева забрали и стали спускать на тормозах.
Как стало известно «Комсомолке», все дела по авизо и кредитам были либо закрыты с формулировкой «за отсутствием состава преступления», либо переведены из уголовного производства в сферу гражданских отношений. В тюрьму так никто и не сел. Вернуть государству деньги тоже не удалось. Из нескольких миллиардов было возмещено всего 70 миллионов. 
Разные источники, не связанные между собой, утверждают, что у чеченцев был свой человек в областной правоохранительной структуре. Он якобы и способствовал тому, чтобы дела его земляков не доходили до суда. Правда, потом его убрали с должности. По слухам, циркулировавшим тогда в Орле, им занялся отдел по терроризму ФСБ. Якобы чекисты поставили его на прослушку и зафиксировали переговоры с полевыми командирами. Ему звонили вроде прямо с театра боевых действий, с переносной станции. 
Рога и копыта
Наряду с финансовыми махинациями чеченцы в Орловской области «прославились» массовым уничтожением крупного рогатого скота. Вырезали и вывозили коровьи туши кто по сколько мог. Ревизоры, проверявшие племенные хозяйства, где за один-два сезона все поголовье уходило под нож, вспоминают, как дерзко все это делалось.
По сговору с председателями колхозов выходцы из Чечни получали в аренду животноводческие фермы или брали часть стада - на откорм. За приличное вознаграждение, позволявшее председателям и в смутные времена начала 90-х жить в сытости, те закрывали на все глаза. А чеченцы творили что хотели. Местные жители замечали, что они вялят говядину в огромных количествах и видели у их домов рефрижераторы. Люди не сомневались, что машины увозили мясо прямиком в Чечню. 
Племенное стадо одного из колхозов Покровского района на 92-й год насчитывало около 2,5 тысячи голов. Пока там не обосновались чеченцы. 
Около 80 семей получили дома, земельные паи. Не без участия председателя только приехавшие из Чечни тут же назначались заведующими фермами. Зоотехником и ветврачом тоже стали их земляки. И началась вакханалия: сотни голов скота шли под нож из-за мифических болезней. Кроме того, покупались буренки весом в полтонны под видом 20-килограммовых телят. Именно таким образом некий Умаев, заведующий фермой, за копейки продал сам себе и своим родственникам 50 голов крупного рогатого скота. Проследить судьбу мяса ревизорам не удалось. 
А в совхозе «Павловский», как говорят жители Залегощенского района, делами заправлял Арабиев. Был уважаемым у местных властей человеком. Создал фермерское хозяйство, получил от колхоза стадо коров, отару овец, дом и пай земли. 
Вспоминает следователь, работавший по этому делу: 
- Когда мы с оперативниками приехали к Арабиеву, местные жители нам сказали, что в сарае у него живут какие-то подозрительные люди. Мы заглянули туда, а там битком бомжей! Буржуйка, тюфяки, миски с едой на полу, как для свиней. Оказывается, он их по вокзалам вылавливал и заставлял работать. Люди утверждали также, что он говядину гнал в Чечню целыми фурами. 
Но прихватили Арабиева не на мясе, а на фальшивой авизовке. Впрочем, посадить его все равно не удалось. Когда дело уже было передано в суд, он сбежал в Чечню. А через некоторое время оттуда пришла справка, что в 1997 году Арабиев подорвался на растяжке. И дело закрыли. 
Однако, когда корреспонденты «Комсомолки» приехали в «Павловское», местные жители уверяли корреспондентов, что слухи о смерти Арабиева сильно преувеличены. Они, мол, лично видели его живым и невредимым в 2002-м, когда он наведался к родственникам. 
Деньги на зерне
Животноводство на Орловщине было «убито» за пару лет. Но у приезжих из Чечни остался еще один конек - зерновой рынок. Оперативники утверждают, что махинации с хлебом носят массовый характер. Но особенно благоприятные условия для криминала сложились в отдаленных районах Орловщины - Ливенском, Новосильском, Залегощенском, Верховском, Знаменском, Краснозоренском. По оперативным данным, в каждом райцентре есть человек, который координирует работу чеченцев по закупке и вывозу зерна. Схем таких махинаций - не счесть. Вот только одна из них. 
Чеченцы ставят на элеваторе подкупленного ими русского, который занижает местным фермерам стоимость зерна. Якобы из-за плохой клейковины или высокой влажности. Пока те думают, что делать, куда сбывать урожай, к ним приходит еще один «агент». И предлагает забрать зерно за наличку - чуть дороже, чем предлагали на элеваторе. Большинство соглашается. А «агент» везет это зерно на тот же элеватор и сдает его. Но уже по специально завышенной цене. Прибыль с одной тонны - от 100 до 300 рублей. С двадцати «КамАЗов» зерна зараз можно «нагреться» на 90 «штук». 
По прикидкам оперов, через подобный оборот на Орловщине проходило около 70 процентов урожая. Вот что в неофициальной беседе рассказывают ливенские опера, которым приходится разрабатывать местных чеченцев.
- Это старая схема, но зачем изобретать новые, когда все давно схвачено, низы запуганы, верхи куплены. В последнее время изменились только подходы: на арену вышли молодые и дерзкие чеченцы. Вероятно, прошедшие войну. Перед ними ставятся конкретные задачи - как можно больше денег. Недавно мы перехватили звонок из Чечни. Некий Арби требовал у одного из «новеньких» отчета, какую сумму он собрал и когда сможет ее переправить. По тону было понятно, что он недоволен, видимо, рассчитывал на большее.
ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА
Мы сами финансируем террористов?
Безусловно, нет ничего плохого в том, что многие жители Чечни переезжают из своей республики и обосновываются в других российских регионах. Они, как и все остальные россияне, не могут быть ограничены в передвижениях, в выборе того места, где жить им будет наиболее удобно и безопасно. 
К тому же охота чеченцев к перемене мест вполне понятна. Тяжело жить в республике, где нет работы, где экономика разрушена, где отсутствуют гарантии личной безопасности. Объективно такую миграцию можно даже приветствовать: приезжают люди, желающие работать и зарабатывать, следовательно, способные сделать свой вклад в дело экономического развития того региона, который они выбрали себе в качестве второй Родины. Так, собственно, и было до начала девяностых. В той же Орловской области бригады чеченцев строили дома, коровники, прокладывали дороги...
А затем все резко изменилось. Как показывают результаты расследования «КП» на Орловщине, деньги, жульническим путем полученные чеченцами, шли не только на их личное процветание. А куда? Поневоле прислушаешься к мнению экспертов, утверждающих: основные источники финансирования террористов следует искать не только в арабских странах, а в первую очередь в самой России.
Почему оказалось возможным, что тихая российская провинция стала снабжать деньгами бандитов и убийц? Коррупция, подкуп должностных лиц? И это тоже. Но не в этом главная причина. Она в нашем общем равнодушии. В той же Орловской области люди прекрасно видели, что происходит, чем занимаются приезжие. И молчали почти десять лет. Не потому, что боялись. Просто не желали лезть в чужие дела, считали, что происходившее их не касается...
Однако трагедия в Беслане многое изменила. В том числе и в нашем сознании. У людей усиливается понимание того, что в войне с терроризмом в стороне не отсидишься. И в нынешней сложной обстановке вполне естественным выглядит желание разобраться, что же в действительности происходит в Орловской области, в других регионах со схожей ситуацией, в самой Чечне, где бесследно исчезают бюджетные миллиарды. Иначе мы так и будем продолжать снабжать деньгами убийц наших детей.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации