Боевики лишились права голоса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Боевики лишились права голоса

"Госдума проголосовала за поправки к закону о СМИ, запрещающие брать интервью у чеченских сепаратистов. Формально речь идет о запрете пропаганды экстремизма вообще, но ни для кого не секрет, что главную опасность для Кремля представляют заявления Масхадова. Поправки могут ударить не только по журналистам, но и по кремлевским чиновникам, тиражирующим пленки с Басаевым и Хаттабом.

В четверг Госдума приняла в первом чтении поправки к законам «О СМИ» и «О борьбе с терроризмом», разработанные депутатами Ковалевым (ОВР), Комиссаровым («Единство»), Илюхиным (КПРФ), Ветровым (ЛДПР) и Бурдуковым (аграрии). 
В 4-ую статью закона о СМИ, которая называется «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации», депутаты предложили внести следующее дополнение: «Не допускается использование СМИ и компьютерных сетей информации для пропаганды или оправдания терроризма и экстремизма в средствах массовой информации». 15-ая статья закона о терроризме дополняется запретом на «распространение через СМИ высказываний террористов, экстремистов и других лиц, препятствующих осуществлению контртеррористических операций, которые пропагандируют и/или оправдывают сопротивление проведению контртеррористических операций в любой форме». 
За принятие поправок депутаты проголосовали почти единогласно – 371 «за» при 4 «против». Такое единодушие стало возможным лишь после того, как парламентарии получили гарантии, что ко второму чтению документ будет как следует переработан. А в нынешнем виде Путин поправки подписывать не собирается, успокоил представитель президента Александр Котенков. Как объяснил Котенков, в поправках много неясного. 
Для депутатов непонятнее всего, что понимать под словом «экстремизм».
Как оказалось, только депутат Жириновский четко представляет, кого нужно считать экстремистами. «Бороду начинает отращивать – уже вызывает подозрения. Нормальный человек не будет отращивать черную бороду, которая свисает»,– объяснил коллегам Жириновский. На что депутат Митрохин («Яблоко») возразил, что Жириновского самого часто обвиняют в экстремизме: «Любое СМИ, которое даст вам слово, в таком случае может быть закрыто». 
Похожий ажиотаж вызвал в начале этого года правительственный законопроект «О противодействии политическому экстремизму». Члены КПРФ заподозрили, что этим законом будут бороться с ними. Как объявил сегодня Котенков, президентская редакция законопроекта о политических экстремистах будет внесена в Госдуму в ближайшие несколько дней. Тогда и станет ясно, кто опасен для общества – бородатые мужчины, Жириновский или коммунисты. 
Впрочем, вполне очевидно, что сегодняшние поправки направлены не на то, чтобы заставить Жириновского выбирать выражения – и даже не против газеты «Лимонка» с ее призывами резать буржуинов. С «Лимонкой» и другими провокационными изданиями вполне можно бороться с помощью нынешней 4-ой статьи закона о СМИ. Если бы у Минпечати была охота, их бы давно закрыли за «разжигание национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости и пропаганду войны». 
И депутаты, и Кремль прекрасно понимают, что их поправки в первую очередь ограничат журналистов, освещающих события в Чечне. В частности, интервью с Масхадовым наконец-то можно будет квалифицировать как преступление.
Власти и раньше крайне болезненно реагировали на публикацию интервью с лидером сепаратистов. Минпечати выносило предупреждения нескольким газетам. В этих предупреждениях чиновники ссылались как раз на 4-ую и 15-ую статьи законов о СМИ и борьбе с терроризмом. Однако журналисты успешно опротестовывали решения Минпечати в судебном порядке. Несколько последних выступлений Масхадова, в «Новой газете» и «Коммерсанте» подчиненные Лесина просто пропустили мимо ушей. 
Если депутаты примут поправки, нарушением закона будет не только интервью с Масхадовым, но и репортажи о злоупотреблениях военных во время зачисток. Ведь в поправках речь идет не только о «высказываниях террористов», но «других лиц, препятствующих осуществлению контртеррористических операций» (то есть, например, недовольных военными жителей Чечни). Нельзя будет показывать митинги чеченских беженцев, если расширенно трактовать фразу «оправдывают сопротивление проведению контртеррористических операций в любой форме». 
Более того, преступлением можно будет считать освещение в прессе судебных процессов над террористами. 
Если бы поправки уже действовали, по телевизору нельзя было бы показывать Радуева, которые произносил слова «для пропаганды или оправдания терроризма».
Точнее всего гигантскую силу поправок почувствовал депутат Жириновский, который заявил, что теперь через их призму нужно отсеивать вообще все, что показывают по телевидению – вплоть до художественных и документальных фильмов. А еще один депутат предложил вообще не пускать журналистов в Чечню. 
Однако поправки могут доставить проблемы не только журналистам, но и чиновникам. 
В частности, должен быть наказан Сергей Ястржембский, которых весной принес на ОРТ видеокассету с выступлением Басаева.
Басаев на ней обращается к Гелаеву с просьбой вернуться воевать в Чечню. Это не что иное, как «распространение через СМИ высказываний террористов». Недавно центральные каналы показывали пленку, на которой террорист Хаттаб обучает чеченцев военному делу и просит их почаще атаковать военные комендатуры. Кончено, в ФСБ хотели разоблачить террористов, а не пропагандировать их идеи, но в поправках к закону о терроризме об этой этой разнице ничего не сказано."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации