Бои вокруг «АЛРОСА». Штыров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"План установления государственного контроля над компанией «АЛРОСА» – один из центральных пунктов повестки дня наступившего года. Это стало ясно, когда президент Путин вместе с высокими чинами из правительства побывал 6 января в Якутске, а в феврале провел совещание на эту же тему в Ново-Огареве.

Известно, что задача консолидировать контрольный пакет «АЛРОСА» была поставлена Владимиром Путиным еще в 2001 году. После чего Алексей Кудрин публично огласил схему, по которой это должно было произойти, – получить 51% акций государство собиралось за счет допэмиссии. Вопрос заключался в том, чья доля окажется размытой. В результате весьма специфического акционирования в 90-х гг. 37% акций осталось за федеральным Центром, 32% принадлежат правительству Якутии, 8% – улусам (районам) и 23% трудовому коллективу и частным инвесторам. Поначалу предлагалась публичная оферта. Затем федеральное правительство вынуждено было от нее отказаться. Лишь в конце прошлого года, как сообщала пресса, основные акционеры пришли к соглашению и наконец подписали протокол. Некоторое время назад информагентства сообщили, что «в рамках защиты интересов основных акционеров принято решение об ограниченном выкупе акций у миноритарных акционеров» и эту работу будет вести дочерний банк «АЛРОСА» – МАГ-банк. Подписанный протокол будет утверждаться весной на собрании акционеров.

В начале февраля в лондонской «Таймс» появилась статья под броским названием «Кремль планирует крупное ограбление богатых алмазных приисков» (перевод Inopressa.ru).

Похоже, что борьба группировок, сложившихся вокруг «АЛРОСА», еще не закончена. Продолжают крутиться колеса рискованных политических игр и пиара. Те, кто играет на алмазном рынке, упорно отстаивают свои интересы.

Кто может противодействовать государству? На этот счет имеются две версии.

Версия первая. Менеджмент и «фирмы-присоски».

В 90-е гг. «АЛРОСА» была одной из «неприкасаемых», поскольку, как считалось, ее «крыша» была на самом верху. Главу региона Михаила Николаева причисляли к ближнему окружению Ельцина, да и бывший мэр Якутска, управляющий делами президента Павел Бородин был человеком не менее могущественным. Алмазную монополию упоминали в контексте слухов о финансировании различных потребностей «семьи», об интересе к ней криминального бизнеса. Как бы то ни было, но в Якутии сложилось убеждение, что благосостояние края размером с пять Франций зависит не просто от алмазов, а именно от той системы управления алмазной компанией, которая сложилась в 90-е годы.

В реальности, однако, ситуация оставляла желать лучшего. Несмотря на то что весомая доля от алмазных прибылей оставалась в республике, здешние власти продолжали получать значительную помощь из Центра. Попытки Москвы и после 2001 года внести ясность в движение алмазных прибылей не приводили к результатам. Схемы менеджмента и фирм, с которыми он был связан, ставили в затруднение самых опытных аудиторов. Естественно, те, кто привык греть руки на бардаке 90-х, не хотят перемен. Но, с другой стороны, вряд ли кто рискнет консолидированно выступить против государственной машины. Как показывают известные примеры, власть в таких случаях не церемонится.

В этой связи возникает вторая версия. Конкуренты на мировом рынке алмазов.

На долю «АЛРОСА» приходится, по одним оценкам, 18%, по другим – 23% мировой добычи алмазов. Запасы российских алмазов таковы, что у «АЛРОСА» блестящие перспективы на полстолетия вперед. Половину алмазов «АЛРОСА» поставляет на экспорт. Главный получатель De Beers, действующий договор с этим гигантом, как известно, вскоре истекает. Вторая половина продается на внутреннем рынке.

Федеральное правительство, несомненно, имеет далеко идущие планы в отношении мирового алмазного рынка. Россия имеет реальные шансы потеснить крупнейших мировых игроков в области добычи и огранки алмазов. СМИ писали о заявлении Алексея Кудрина, сделанном в начале февраля: после получения контроля над «АЛРОСА» правительство намерено либерализовать рынок алмазов, то есть отменить квоты. Речь идет и о пересмотре системы контрактов, которые давали преференции тем или иным партнерам «АЛРОСА». Если правительство пойдет по пути превращения «АЛРОСА» в вертикально-интегрированный холдинг – со своими собственными мощностями по огранке, своей сетью сбыта, то это затронет интересы многих. Не только таких гигантов, как «Де Бирс», но и, например, голландской LL International, которая владеет крупными гранильными предприятиями в Перми и Москве. Как писал «Коммерсант» в августе прошлого года, эти фабрики известного диамантера Льва Леваева до 2003 года пользовались преференциями по указу Бориса Ельцина. Затем этот указ был отменен и у фабрик возникли проблемы с сырьем. Переход «АЛРОСА» под контроль государства, несомненно, разорвет крайне запутанную сеть, в которой до сих пор фигурируют интересы крупных мировых компаний, международных криминальных групп, местных кланов. Именно поэтому даже с помощью влиятельных зарубежных изданий игроки стремятся настаивать на том, что речь должна идти не о «российских», а о «якутских» алмазах. Цена вопроса очень высока. Но если «Де Бирс» – фирма с мировым именем, столетними традициями и серьезнейшей репутацией, которой она вряд ли будет рисковать, то что сказать о Льве Леваеве? Он, несомненно, достаточно мобилен и готов поспорить с кем угодно в «алмазном вопросе». Поэтому могут получить свое объяснение и публикации, и иные «выступления» (что трудно предположить в случае с «Де Бирс»).

Тем не менее федеральное правительство едва ли откажется от своего решения. Поскольку намерение консолидировать все сырьевые ресурсы на условиях, как теперь говорят, «государственно-частного партнерства» было публично объявлено еще накануне вступления Владимира Путина на второй президентский срок.
"