Бойкая цензура

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::24.09.2007

Бойкая цензура

Юрий Бойко и Дмитрий Фирташ проводят административный и политический прессинг российских акционеров для захвата ЗАО "Укртатнафта"

Степан Лабутин

То, в чем «демократы из Украины» так долго обвиняли российский истеблишмент, наконец, свершилось. В украинских СМИ введена поголовная цензура относительно событий в нефтегазовом комплексе страны. Вплоть до угроз увольнения непокорных журналистов. Автором столь эффективного метода формирования позитивного общественного мнения в отдельных секторах ТЭК стал министр топлива и энергетики Украины Юрий Бойко.

Отметим, что во времена его руководства украинским нефтегазовым монополистом - Национальной акционерной компанией «Нефтегаз Украины» - уже была отработана практика тотального подкупа СМИ, когда о «Нефтегазе» писали как о покойнике: или хорошо, или ничего. Отступников вызывал на ковер личный медийщик г-на Бойко Константин Бородин, и доселе продолжающий верой и правдой исполнять обязанности личного пиарщика Юрия Анатольевича.

Причиной нынешнего всплеска информационного авторитаризма в Украине стало желание небезызвестного владельца «РосУкрЭнерго» Дмитрия Фирташа создать здесь подконтрольную его структурам вертикально-интегрированную нефтяную компанию (ВИНК) на базе перерабатывающих мощностей и розничных сетей ЗАО «Укртатнефть» (Кременчугский НПЗ, Полтавская область). В помощники же был выбран уже проверенный в приватных делах Юрий Бойко, автор и исполнитель самой идеи ВИНКа, всякий раз виртуозно достающий ее из рукава в нужный момент и так же виртуозно прячущий за ненадобностью.

Схема получения контроля не требовала даже приватизации предприятия. Достаточно было консолидировать в руках контрольный пакет акций «Укртатнефти» и при полном содействии Минтопэнерго и управляющего акциями НАК «Нефтегаз Украины» реализовать вожделенную мечту «национально свидомого» украинского политбомонда о собственной ВИНК. Правда, в частных руках.

Для этого Юрий Бойко, не мудрствуя лукаво, заявил о необходимости возврата в государственную собственность 18-процентного пакета акций «Укртатнефти», принадлежащие двум иностранным компаниям «Амруз Трейдинг АГ» (Швейцария) и «Сигруп Интернэшнл Инк.» (США), поскольку они, якобы, были приобретены с нарушением украинского законодательства. Но Бойко умолчал, что эти акции были приобретены не у государства, что с момента акционирования они никогда не принадлежали Украине… И значит, «возвратить» их государству в этом контексте означает просто «отнять».

Дальше – отработанная схема. Вопреки решениям Высшего хозяйственного и Верховного судов Украины о законности приобретения 18% пакета акций «Укртатнефти» иностранными акционерами, был подан гражданский иск в районный суд города Днепропетровска, где в качестве обеспечительных мер предлагалось передать спорные акции на хранение незаинтересованной третьей стороне – НАК «Нефтегаз Украины».

Надо заметить, что обращение в районный суд общей юрисдикции с гражданским иском по хозяйственным спорам – излюбленный рейдерский прием, давно подмеченный украинскими журналистами и исследователями. Объясняется он просто: районные судьи меньше берут. (См. раздел «Техника украинского рейдерства»)

Таким образом, в управлении НАК был сконцентрирован 61% акций ЗАО «Укртатнефть». В официальном релизе «Нафтогаза» это было представлено как «восстановление государственного контроля на уровне акционерного капитала». По сути, руководство НАК и Минтопэнерго вписало новую страницу в историю корпоративного права, поставив знак равенства между «хранением» акций и «собственностью» на них.

Вот тут-то и пригодилось цензурное сито. В самом деле, если утверждение заведомо и очевидно ложное, то единственное, что может спасти от критики – это ее, критики, запрет. И поощрение производства идеологических подпорок. За деньги. В порядке моральной компенсации за ложь.

Для того, чтобы рейдерские действия тандема Фирташ-Бойко не вызвали большого общественного и политического резонанса в России и на Украине, использовали отработанную финансовую схему «получения лояльности» редакций ведущих информационных агентств и общенациональных украинских СМИ. В итоге было создано красочное информационное панно в северокорейском стиле: «Любимый руководитель Юрий Бойко восстанавливает справедливость, возвращая незаконно полученные иностранными компаниями украинские активы в собственность государства».

В поисках же правовых подпорок Минтоп обратился в Генпрокуратуру, которая в свою очередь подала иск, требующий вернуть государству «украденные акции». Однако здание доказательств все равно выглядит кривовато. Логика тут примерно следующая. 12 лет назад мы хотели создать СП на паритетных началах – 50 на 50. Оно было создано и проработало 4 года, после чего мы собрались с партнерами и решили, что часть акций отдадим двум новым компаниям. И отдали. Еще долго спорили, правильно ли он эти акции оплатили. Оказалось правильно. Но теперь нам кажется, что мы тогда ошибались.

Можно ли представить себе, что обычный акционер придет через 8 лет после принятия решения с иском в суд и скажет: я передумал, не надо было тогда отдавать акции, это же нарушило тот самый паритет, отдайте-ка их лучше мне – у меня будет 61%, вот это – паритет! Нельзя? А государству, стало быть, можно.

Ну а для пущей уверенности в необратимости процесса были привлечены структуры из Deutsche Bank и JP Morgan, а точнее, их украинские представительства. В письме германского банка, которое удачно оказалось в распоряжении редакции одной из ведущих экономических газет, говорилось о том, что решение о выведении пакета акций «Укртатнафты» из уставного капитала «Нафтогаза» требует согласования с кредиторами НАК. «Уменьшение уставного капитала акционерного общества допускается только после уведомления об этом всех его кредиторов... При этом кредиторы общества имеют право досрочного прекращения или выполнения обществом соответствующих обязательств и возмещения убытков»,— говорится в письме.

Интерес вызывает тот факт, что ни спорные акции, ни государственная часть, так и не были внесены в уставный капитал ЗАО «Укртатнафта». Согласно финансовым отчетам, уставный капитал НАК не изменялся в течение последние 6 лет (с 2001 по 2007) и составляет 5,5 млрд. грн. ($1,1 млрд.). Так о каком контроле или убытках НАК вообще может идти речь?

По сути же Юрием Бойко при финансовой поддержке структур Дмитрия Фирташа проводился мощнейший административный и политический прессинг российских акционеров, представленных правительством и Фондом госимущества Татарстана, с целью получения полного контроля над ЗАО «Укртатнафта».

Последней каплей стало заявление о том, что Министерство топлива и энергетики Украины подыскивает альтернативного поставщика нефти для принадлежащего «Укртатнафте» Кременчугского НПЗ. В ходе встречи с руководством «Газпрома» якобы была достигнута принципиальная договоренность с «Газпромнефтью» о поставках нефти в объеме 200-250 тыс. т нефти в месяц. (Месячный объем переработки Кременчугского НПЗ - 540-550 тыс. т.) При этом о цене поставок не сообщается. Потому что совсем не ясно, насколько такие поставки (как и вся идея контроля НАКа над Укртатнафтой) будет выгодна украинскому рынку и потребителю. А считать команда Бойко не хочет, поскольку неопределенность гораздо удобнее для «идеологической работы» - можно колебаться вместе с генеральной линией.

Например, любопытно заметить, что ранее среди претензий Юрия Бойко к татарстанской стороне была и претензия по поводу недопоставки нефти на «Укртатнафту» компанией «Татнефтепром», - той самой, 75% которой принадлежат… самой Укртатнафте. По словам Бойко, это негативно влияло на позиции предприятия на рынке. Получается, что министр не знал (или не хотел знать?) информацию из открытых источников, доступную даже пользователям Интернета: «Татнефтепром» за весь год добывает нефти меньше, чем «Укртатнафта» перерабатывает в месяц. И этот человек работает министром топлива и энергетики и договаривается о поставках нефти на Украину! Становится понятно, почему на Украине так боятся начала отопительного сезона! И почему министр так трепетно фильтрует информацию о себе, любимом: при таком уровне работы даже банальные факты больно бьют по репутации. Причем не только и не столько по репутации Бойко, сколько по репутации страны, которую он представляет.

Действительно, о какой международной репутации и о каких межгосударственных договоренностях может быть речь, если торпедируются даже договоренности, достигнутые на высшем уровне! Напомним: в ходе встречи Президента РФ В.В.Путина и Премьер-министра Украины В.Ф.Януковича 21 июня 2007 г. была достигнута договоренность об урегулировании вопроса по правам российских акционеров на «спорный» 18%-й пакет акций АО «Укртатнафта» в рамках двусторонней согласительной комиссии. Однако уже через несколько дней после встречи Генпрокуратура Украины по инициативе Минтопэнерго подала два новых иска против компаний «Амруз Трейдинг АГ» и «Сигруп Интернэшнл Инк.», а работа согласительной комиссии (в форме рабочей группы и совещаний у Первого вице-премьера Азарова Н.Я.) блокируется Бойко и его партнерами.

Итак, в сухом остатке получаем следующее:

Российские нефтяные компании, работающие на Украине, не имеют практически никаких правовых рычагов для защиты собственных интересов, а вынуждены полагаться на милость руководителей энергетического сектора Украины.

Украина, чей инвестиционный имидж и до этого вызывал достаточно большие вопросы, получила еще один мощнейший удар. На примере «Укртатнефти» любой не только российский, но и иностранный инвестор имеет возможность убедиться: украинские чиновники могут просто по собственному желанию лишить его законных корпоративных прав. А сам процесс получит такое публичное представление, что инвестору придется еще долго «отмывать» свою деловую репутацию.

И последнее. Любая российская нефтегазовая компания (если это, разумеется, не Газпром, к числу «серых» топ-менеджеров которой, по сведениям источников, близких к руководству РАО, относится и Юрий Бойко) выходя на украинский рынок, рискует не только потерять приобретенные активы, но и дискредитировать себя уже в самой России, чьи масс-медиа бойко подхватывают украинскую энергетическую «дезу».