Бойтесь Данаи, дары приносящие!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© e-filinov, origindate::26.04.2006

Бойтесь Данаи, дары приносящие!

Ура-патриоты в ожидании «золотого дождя»?

Емельян Филинов

Из всех крылатых фраз, посвященных России, пожалуй, две самые популярные – это 1) «Умом Россию не понять» и 2) «Кто с мечом к нам придет, от него и погибнет». На самом деле между двумя максимами внутренней и внешней политики нужно вставить слово «поэтому».

Кстати, слово «меч» можно смело заменить. Потому что, например, даже очень большие деньги нужно инвестировать в политику, по возможности понимая умом последствия. А в России это трудно, что доказывает печальный опыт бывших олигархов. Так что даже иностранная мудрость насчет «осла, груженного золотом», в русском переводе оборачивается политическим анекдотом.

Наверное, вся проблема в том, что «у России женская душа», в отличие от Запада или Ближнего Востока. Кстати, именно поэтому Россия солидарна с «третьим миром». Но на самом деле, мужское начало в России не менее сильно. Просто русский дух в спокойные времена уступает инициативу, сохраняя силы для тяжкого труда или защиты отечества.

Когда девять месяцев в году – зима, остальное – лето, и то не каждый год. Тут поневоле привыкнешь к ритму, когда после долгого сидения на печи наступает короткий период чрезвычайно интенсивной работы. Причем погода каждое лето непредсказуемая – угадать очень трудно, что именно уродит – зерно, трава, рыба в реке или зверь в лесу. Поэтому без творческой интуиции и регулярных авралов просто не выжить. Поэтому и после индустриализации русские хорошо работали только в авральной обстановке.

Поэтому между очередными авралами для внешнего наблюдателя русский мир предстает своей женской стороной. Былину про Илью Муромца иностранцы не знают, и только самые наблюдательные замечают – русские долго запрягают, но очень быстро ездят. И в самом деле, какой русский не любит быстрой езды?

К тому же у Руси-матушки всегда было три сына – двое шибко умных, и только младший Иван-дурак сидит себе на печи, прячет за пазухой перо Жар-птицы. Как тут рациональному иностранцу разобраться, ху из ху, а с кем лучше не связываться.

Можно подумать, что в 13-м веке те же шведы или псы-рыцари не имели агентуры и союзников в древнем Новгороде или Пскове? Наверняка все знали: и про продажность посадских людей, и что молодого князя Александра никто из знати не поддерживает. Да и короткую дорогу через Чудское озеро тоже кто-то из местных подсказал и не задаром.

Разве перед походом Наполеона на Россию в свите русского царя был хотя бы один сильный политик? Не больше, чем нынче возле Путина. Зато доморощенных талейранов, готовых присягнуть западному хозяину, ничуть не меньше.

И только после начала очередного «дранг нах Остен», вдруг выясняется, что в России все устроено не так. Это на Западе самый сильный – господин, и в политике сразу все понятно. А в России самый сильный – слуга, точнее «слуга царю, отец солдатам». Илья Муромец слезает с печи, князь Александр Невский забывает на время об обидах новгородцев, Андрей Болконский возвращается в армию с одной целью – наказать обнаглевшего врага. И никакая столичная «элита», никакие талейраны, даже сам царь-батюшка не может противостоять «внезапному» подъему русского духа.

Сегодня, слава Богу и советскому народу-победителю, ни один западный «партнер» даже не помыслит сунуться к нам «с мечом». Но кроме огня горячей войны и холода гонки вооружений, есть еще «медные трубы» информационных войн. В чем, в чем, а в корыстной лжи, подкупе, интригах, провокациях, ударах в спину англо-саксонские политики всегда были вне всякой конкуренции. Тем более что русский Иван-дурак вроде бы искренне верит в возможность «нового мышления» - мира и дружбы, равноправного партнерства. Посулим ему красный кафтан, выманим с печи уговорами и лестью, глядишь - перо Жар-птицы сам отдаст. Тогда и выставим его на всеобщее осмеяние и позорище. Опять же, как всегда, найдутся умные братья, готовые продать дурака в плен.

Так что главная опасность для России не в военной угрозе, а в информационно-психологическом давлении, массированном подкупе элит как в одиннадцати братских странах СНГ, так и внутри России.

Пока ядерный щит России цел, военная угроза со стороны трусливых янки минимальна. Американцы даже перед вторжением в слабый Ирак несколько лет дотошно выясняли, а вдруг у Саддама все же есть оружие массового поражения. И лишь когда убедились в его отсутствии, решились напасть.

Тем не менее, даже в Ираке главная ставка была сделана не на военный «кнут», а на финансовые «пряники» для генералов. Эта же схема «осла, груженного золотом» была до этого отработана в Афганистане, причем при посредничестве русских, научившихся на горьком опыте немножко «понимать умом» ситуацию в стране. Однако, в обоих случаях американцы, прежде чем перейти к активным действиям, сначала добивались почти полной изоляции будущей жертвы.

Почему-то не принято задавать вопрос, а зачем, собственно, американцам нужно было оккупировать Афганистан и тратить огромные суммы на подкуп афганских вождей. В Ираке хотя бы нефть есть. Цели возмездия за 11 сентября и ликвидации подполья «Аль-Каеды» при ближайшем рассмотрении как-то не оправдывают затраченных средств. Однако, если вспомнить скупку под шумок сети военных баз в Средней Азии и активное вмешательство в политику закавказских стран, то истинная цель становится очевидным – попытка окружения Ирана.

Иран находится в центре геополитической головоломки, от решения которой зависит, каким будет миропорядок в новом веке и даже тысячелетии. Контроль над Ираном означает контроль не только над иранской и иракской нефтью, но и над путями транспортировки нефти и газа в Персидском заливе, на Каспии, кратчайших сухопутных маршрутов из Средней Азии, а также из Европы в Индию.

Наибольшее значение иранский вопрос имеет для геополитического тандема США-Китай. Нужно четко осознавать, что сегодня именно Китай – главный геополитический союзник США в строительстве однополярного мира. Точнее, речь идет о союзе элит – партийной в КНР и финансовой в США и Великобритании, что не обязательно отвечает интересам народов. Партийная элита КНР предоставила в распоряжение западной финансовой элиты неисчерпаемый ресурс дешевой рабочей силы, получив взамен инвестиции. Этот союз коммунистов и финансистов даже был официально оформлен при передаче Гонконга Китаю в канун «миллениума».

Только массированный экспорт капитала в Китай под гарантии китайской компартии позволил экономике США предотвратить масштабный кризис после того, как лопнул «фондовый пузырь» электронной биржи. Однако за это пришлось заплатить глобальными дисбалансами во внешней торговле и ростом государственного долга. Чтобы поддерживать приток долларов в экономику, власти США вынуждены манипулировать экономической статистикой. Например, безработица снижается за счет увеличения тюремного населения, а в расчет инфляции не включается рост самых крупных расходов – на погашение ипотечных кредитов, оплату образования и медицинских расходов.

Финансовые власти США и руководство МВФ уже начали говорить о необходимости исправления глобальных дисбалансов, реструктуризации финансовой системы. В этом две ведущие экономические державы мира – США и Китай едины, их общим интересам отвечает сохранение монопольного финансового контроля над мировыми товарными рынками. Но есть одно большое «но». Имея общие интересы, Китай и Америка принципиально не могут договориться о стратегии выхода из назревшего финансового кризиса, поскольку от этого зависит, кто по итогам реформы мировых финансов будет ведущим, а кто ведомым в тандеме Америка-Китай.

США могут продлить свое мировое лидерство и сохранить контроль над Китаем как главной производственной базой только, если сохранят контроль над всем нефтяным рынком. Для этого нужно, прежде всего, контролировать Иран.

При этом США сильно поджимает время. Чтобы сохранить сверхвыгодную монополию на выпуск мировой валюты, Америка вынуждена сегодня удерживать балансы внешней торговли и внешнего долга на все более высоких и неустойчивых уровнях. Поэтому чем дальше затягивается реструктуризация мировых финансов, тем сильнее становится Китай, тем меньше вероятность США остаться по итогам реструктуризации «царем горы».

Однако до начала назревшей операции по спасению доллара как мировой валюты нужно успеть решить иранский вопрос. Времени на это у Америки осталось ровно до президентских выборов 2008 года, причем началом этой кампании станут уже выборы в Конгресс осенью этого года. Хотя на самом деле критическое время задает не политический календарь, а циклы повышения и понижения кредитных ставок Федеральной резервной системы США.

По всем признакам, текущий цикл повышения ставок должен завершиться в мае, самое позднее – в сентябре. После чего, по идее, начнется цикл понижения ставок, который накладывается на очень сложные внешнеэкономические и внешнеполитические условия. Откладывать реструктуризацию финансового рынка на конец цикла – значит, рисковать сразу всем – и долларом как мировой валютой, и американской экономикой. Поэтому критический период - примерно с осени 2006 до конца 2007 года.

Кроме критического времени существует критическое пространство – Средняя Азия. Под предлогом якобы праведной мести за теракт 11 сентября США потребовали и получили военные базы в Средней Азии. Они же, при посредничестве арабов, продолжают натравливать на светские режимы банды исламистов. Тем самым под ударом оказываются не только сухопутные маршруты из Ирана в Китай, но и будущие трубопроводы в Китай из Сибири и Казахстана.

Китай пытается противодействовать в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Не случайно самой громкой резолюцией ШОС стало требование к США определить сроки окончания военной операции в Афганистане и вывода военных баз. Переворот в Киргизии и попытка спровоцировать гражданскую войну в Узбекистане – тоже часть противоборства между США и Китаем в регионе. Из Узбекистана американцам даже пришлось уйти, поэтому приходится всеми силами удерживать базу в Киргизии.

Целью США в Иране вовсе не является война. Наоборот, тот самый Бжезинский еще лет пять назад открыто сформулировал желательность партнерства США с Ираном. В переводе с американского политического жаргона – это означало бы «добровольное», то есть под угрозой ядерного удара, вхождение Ирана в сферу влияния Америки. И тот же Бжезинский громко предупреждает, что горячая война с Ираном станет катастрофой для США.

Похоже, что демократы и республиканцы снова разделили роли доброго и злого следователей. Демократы отвечают за маловероятный запасной сценарий, если вдруг иранцы дрогнут и начнут «перестраиваться». Республиканцы продвигают основной сценарий, который заключается не в военной победе над Ираном, а в провоцировании Тегерана и создании вокруг него такого же режима изоляции, как до этого вокруг Багдада, лет на 15-20. При этом США закулисно используют внутриполитические противоречия в Иране, закулисно подыгрывая сторонникам самоизоляции.

При всей своей экономической мощи Китай ограничен в геополитических маневрах и нуждается в союзниках. Единственной силой, способной не допустить сценария изоляции Ирана и гарантировать безопасность нефтяного транзита в Китай – это Россия.

Россия снова, в который раз оказывается в исторической ситуации, когда, числясь слабым звеном и находясь вроде бы в стороне от основной геополитической интриги, вдруг оказывается в центре событий. Относительно слабые связи России и Ближнего Востока через Среднюю Азию, Каспий и Закавказье, позволяют, тем не менее, управлять самыми энергетически мощными связями в системе США – страны Персидского залива - Китай. Очень похоже на управление в полупроводнике.

В том же 1812 году Россия была интересна Наполеону только как последний недостающий элемент «континентальной блокады» против Британии и как союзник для похода через Персию на Индию. Переход армии «двунадесяти языков» через Неман был актом психологического давления на «питерских». Воевать всерьез никто не собирался, именно поэтому жесткое проявление русского духа при Бородино стало таким психологическим ударом для противника.

Точно также в 1941 году Гитлер рассматривал СССР как слабую помеху на пути к каспийской нефти и той же Персии - ключу к источникам ресурсов Британской империи.

Сегодня история опять повторяется, но уже в виде фарса информационной войны. Снова претендент в мировые гегемоны вынужден отвлекаться на Россию. Отсюда эти маневры с подкупом или запугиванием братьев – оранжевый переворот на Украине, нагнетание истерии вокруг Белоруссии. Блокада Приднестровья, поощрение русофобии в Прибалтике, шумные военные приготовления в Грузии. Нужно любым способом втянуть Россию в ненужные конфликты, хотя бы на год отвлечь ее внимание от Средней Азии и Каспия.

Между тем, если Россия позволит замкнуть северное, континентальное полукольцо блокады Ирана, то оно автоматически становится южным звеном в геополитическом буфере вокруг самой России. Если сейчас у Китая есть заинтересованность в равноправном партнерстве, то после сдачи Ирана восточный сосед будет искать выход скорее в поощрении сепаратизма и раскола России, чтобы хоть как-то гарантировать доступ к сибирским нефти и газу. Похоже, что сдача Ирана со стороны России сегодня равнозначна сдаче самой России.

Недавно «добрые следователи» из Вашингтона устами экспертов фактически предложили сделку. С одной стороны, намекнули на угрозу обезоруживающего ядерного удара по российским стратегическим базам. С другой стороны, проявили готовность признать ошибкой выдавливание России из стран ближнего зарубежья, если Россия согласится примкнуть к антииранскому фронту. То есть, вы нам - Иран, мы вам – Украину и еще Грузию с Молдавией в придачу.

Однако не очень понятно, что сами заокеанские доброжелатели могут предложить Украине, Грузии, Молдавии и даже странам Балтии в обмен на уход России из политики, а главное из экономики этих стран. Поэтому сегодняшнее геополитическое отступление России на пространстве СНГ, ее сосредоточение на запасных рубежах ЕвразЭС или даже ЕЭП с Белоруссией и Казахстаном сильно напоминает отступление русской армии по Смоленской дороге в 1812 году. В результате претендент в гегемоны получает экономически опустошенные территории с сильно недовольным населением.

Тем не менее, генеральное сражение глобальной информационной войны должны произойти в самой России, на подступах к Кремлю. Так уж совпало, что критический период для Америки совпадает с важной политической кампанией в России. Осенью 2006 года фактически начнется предвыборная кампания на выборах в Госдуму. Ключевым событием этой кампании станет декабрьский съезд «Единой России». Итоги парламентских выборов 2007-го во многом предопределят ход событий на президентских выборах в марте 2008 года.

США, точнее финансовый капитал Запада не могут уклониться от активного участия во внутриполитической борьбе в России. Потому что это единственный шанс перехватить управление на среднеазиатском и иранском стратегических направлениях.

Поэтому должны проявить себя всевозможные фонды внедрения настоящей «американской демократии», то есть внешнего управления над неполноценными народами и принадлежащими туземцам ресурсами. Сорос и компания обязательно придут инвестировать «золотые» в «страну дураков». Одно только непонятно, как они смогут отличить «полезных идиотов» от просто придуривающихся как Вольфович, а валяющих Ваньку от настоящих «Иванов-дураков», с которыми лучше не связываться.

«Золотой дождь», угрожающий пролиться на российское политическое поле, давно уже стал главным фактором, определяющим сюжет фарсовой пьесы, в которой занята вся политическая элита. Только этим можно объяснить многие изгибы и странности современной политики. С одной стороны, попытка строительства монолитной политической опоры в виде «Единой России», с другой – усилия по ее дискредитации и расколу. Но главное - невообразимая суета в рядах записных оппозиционеров, пересаживающихся с места на место в попытке привлечь внимание спонсоров.

Трудно найти более неприличные политические жесты и позы, в которых вдруг оказывается, например, бывший премьер Касьянов. То пообещает спонсорам дешевую нефть, то вдруг приобретенная по случаю демократическая скамейка, чтобы можно было дотянуться до уровня кассы, оборачивается два года не кормленной и злой таксой. Натурально кусается и убегает.

Но самое главное, что потенциальные спонсоры на выборах абсолютно не заинтересованы в демократах и либералах. Во-первых, они отлично знают им настоящую цену. Во-вторых, на этот раз западным спонсорам нужен вполне однозначный, реальный результат. А либеральные деятели бывают нужны только для того, чтобы с гарантией никаких результатов не было. Поэтому на либеральном фланге «золотого дождя» на этот раз не будет.

Больше всего западных спонсоров в нашем случае напрягает невозможность отделить овец от козлищ. Чем больше и злее какой-нибудь оппозиционер ругает Путина, тем серьезнее у западных спонсоров подозрения, что делает он это по заданию путинских чекистов. Опять же, на критике Путина много голосов не наберешь и уж тем более не попадешь в преемники. Но и талейраны – лояльные деятели, предлагающие свои услуги тайно, еще более подозрительны.

Тем более что перед глазами пример, когда многомиллионные бюджеты на борьбу с Лукашенко попадают, как правило, в руки, подконтрольные белорусским чекистам. Но в том то и разница ситуации, что в Белоруссии США была нужна только мешающая России самоизоляция режима. А в России нужен конкретный политический результат.

Кстати, именно естественной подозрительностью спонсоров объясняется нелепая на первый взгляд выходка Березовского, публично заявившего в начале года о подготовке силового переворота в Москве. Это закодированное сообщение расшифровывается так: «Я свой, буржуинский, полностью в ваших руках, поэтому мне можно доверить ваши миллионы для моих исполнителей».

Но опять же, во-первых, это еще более подозрительно, когда политический беженец вот так демонстративно не боится выдачи в руки злобных чекистов. А во-вторых, все помнят, как БАБ умеет передавать миллионы. Чеченские бандиты вслух жаловались, что из суммы выкупа за похищенных иностранцев им доставалась только треть.

Тем не менее, в отличие от Касьянова или Каспарова, осваивающих мелкие бюджеты и не особо рвущихся в герои, Березовский действительно «роет землю» и пытается доказать свою эффективность. Ведь, чтобы получить доступ к финансовому каналу, нужно продемонстрировать, что в наличии есть и инструменты влияния, и политическая база, откуда можно действовать.

Кроме того, нужно отчитаться за предыдущие финансовые транши. Именно необходимостью переложить ответственность за провал одной из попыток, объясняется громкий судебный иск против окружения Ющенко. Мол, взяли на выборы двадцать пять миллионов долларов, а нужного результата нет. Не пустили БАБа в Киев.

Причем, что характерно, БАБ вслух говорит, что на самом деле инвестировал миллионов на десять больше, но судится только по распискам. Вывод – остальное осело в карманах Бориса Абрамовича в виде комиссионных.

В Киеве вообще у Березовского не задалось с демонстрацией возможностей. Исчезнувший Рыбкин, который должен был стать «жертвой чекистов», сумел перехитрить босса и вернулся домой живым и с заработанными деньгами. Взрыв у штаба Ющенко, который планировалось повесить на тех же чекистов, сорвался благодаря их бдительности. Возможно, единственное, что удалось,– отравление Ющенко, но и к этому чекистский след как-то не приклеился. Поверили только читатели западных таблоидов. Так что у западных спонсоров невольно должны зародиться сомнения, а не работает ли БАБ, как обычно, на два фронта. Одной рукой берет средства на организацию провокаций, а другой рукой продает информацию об этом в ФСБ. Да и какой олигарх на его месте удержался бы от такого гешефта?

Другой любопытный эпизод произошел в прошлом году. Когда западные спонсоры объявили о выделении многомиллионной суммы на борьбу с Лукашенко, БАБ вдруг неожиданно прибыл в Латвию в компании с младшим братом Буша-младшего. Параллельно с визитом Березовского в Ригу, в Витебске впервые за историю страны произошла серия демонстративных взрывов в людных местах. Все это не имело бы смысла, кроме одной версии – Березовский демонстрировал наличие политической базы в Латвии, имеющей общую границу с Белоруссией, и свои возможности по дестабилизации ситуации. Но и тут вышла незадача. Стоило «батьке» только пригрозить направить транзит калийных удобрений через порты других стран, как латыши сразу же объявили Платона Еленина персоной нон-грата.

Гораздо более успешно получилось у БАБа и его подельников запугать президента Грузии и его окружение. Давайте не будем так уж несправедливы к бедным грузинам. Ну не настолько они глупы, чтобы по своей инициативе ссориться с Россией или ввязываться в еще одну войну с Абхазией. Только куда деваться президенту Саакашвили, если спонсоры требуют активной антироссийской позиции, а шаг влево или вправо карается буквально смертью. Пример убиенного премьера Жвании, возомнившего из себя самостоятельного политика, перед глазами.

Грузинские власти и рады были бы откликнуться на призывы России к благоразумию. Но, оказалось, энергоснабжение Грузии зависит не только от «Газпрома» и РАО ЕЭС, но и от террористов, взорвавших газопровод и линию электропередач на границе России и Грузии. Тот факт, что и на этот раз Саакашвили обвинил во всем Россию, объясняется вовсе не помутнением в мозгу, а самым обычным страхом смерти, и не только политической. В свою очередь, неумеренное воспевание грузинской элитой всего американского очень похоже на «стокгольмский синдром» заложника.

В связи с подрывом опор ЛЭП в Карачаево-Черкесии можно вспомнить, что последняя должность Березовского – депутат от этой республики, а также о карачаевском следе в московских взрывах в сентябре 99-го.

Практически одновременно с диверсией против Грузии Березовский объявляет о продаже ИД «Коммерсантъ» своему близкому партнеру Патаркацишвили. Сам Бадри Шалвович теперь позиционирует себя как главного защитника грузинского бизнеса от режима Саакашвили. А уважаемая до сих пор газета «Коммерсантъ» стала потихоньку превращаться в рупор прямолинейной проамериканской пропаганды.

Таким образом, БАБ и его спонсоры получили пусть завалящую, но собственную политическую базу в СНГ. И даже сделали попытку использовать эту базу для дестабилизации обстановки в Минске сразу после мартовских выборов президента. Вплоть до угрозы убийства лидера белорусской оппозиции Милинкевича, позволяющего себе слишком много самостоятельности, прямо как Жвания.

Березовский активно работает на внешнем фронте, пытаясь координировать антироссийские силы по всему СНГ. Это действительно дает ему шанс накануне российских выборов снова сесть на финансовые потоки. Но без «пятой колонны» внутри страны вся эта активность не имеет политического смысла. Нужно делать ставку на какие-то политические силы внутри страны. Однако, именно с этим сегодня у американцев проблема. И виноваты в этом сами.

Дело в том, что любая политическая деятельность может происходить только в рамках той или иной идеологии. Пространство идей, идеологическое поле подобно магнитному полю Земли определяет движение активных частиц и может защитить даже от самого интенсивного и смертоносного «золотого дождя».

В начале 90-х годов идеологическое поле в России было полностью разрушено, поэтому даже самый мелкий долларовый дождик из-за рубежа легко влиял на политические события. Кроме того, либеральная идеология на фоне руин коммунистической идеи многим казалась незыблемой твердыней, чуть ли не терминальной станцией всемирно-исторического процесса. Но прошло всего полтора десятилетия, и все опять переменилось. Сегодня даже сам автор выражения «конец истории» открещивается от прежних иллюзий, от идеологии и политики властей США.

Либерализм демократов и неоконсерватизм республиканцев, чуть ли не все идеологические символы США общими усилиями дискредитированы. Сегодня даже старые американские фильмы смотрятся иначе. Когда киногерою, спасшему Америку и весь мир, звонят с поздравлениями из Овального кабинета, на ум почему-то приходит Моника Левински. Со словами «распространение демократии» почему-то ассоциируются бомбардировки Югославии, стрельба по мирным жителям и журналистам в Ираке, поддержка албанской наркомафии, этнические чистки против сербов и разрушение православных храмов в Косово.

Экономическая практика либерализма как-то сама собой связывается с полным провалом миссии МВФ в развивающихся странах, гигантским фондовым пузырем НАСДАК, аферами «Энрона» и «Уолдкома», а теперь и обоснованных сомнениях в устойчивости доллара. Плюс полный набор радостей либерализма отдельно для «дорогих россиян»: от «ваучеров» и «залоговых аукционов» до августовского дефолта, заканчивая столичным энергокризисом в мае прошлого года.

Поэтому делать сегодня ставку на либеральные, прозападные партии никто всерьез не станет. Разве что выберут кого-нибудь из либералов на роль местного «гонгадзе», да и то народ воспримет это как привычные либеральные «разборки». Кроме того, опыт всех предыдущих выборов показывает, что «демократам» сколько денег не давай, эффект один и тот же. Потому как из-за сложности оперативной обстановки передаточных звеньев между спонсорами и исполнителями все больше, а при каждой передаче треть суммы уходит в комиссионные.

С левыми партиями тоже не задача. Во-первых, идеология с горбачевских времен так и лежит в руинах. Во-вторых, для настоящих «левых» наши слишком уж пугливы, так и жмутся по старой номенклатурной привычке к кремлевскому начальству.

Не до конца разработанной остается только патриотическая и националистическая ниша. Не случайна попытка Кремля выдвинуть на этом направлении партийный проект «Родины», причем с «тройным дном». С одной стороны, вроде бы оппозиционный, с другой – лояльный лично Путину, с третьей – от Рогозина и Бабакова была заявка на киевском майдане на роль «оранжевых» - то есть получателя западной помощи. Но, во-первых, уж больно грубо все было пошито желтыми нитками. А самое главное – не угадали с ксенофобской идеологией. То ли кто-то по себе мерил, то ли, наоборот, свои местечковые страхи спроецировали на русский народ, да только промахнулись. Свежие социологические опросы четко показывают – нет в России, особенно среди русских, той ксенофобии, а тем более антисемитизма, которые пытаются нам приписать.

Была, правда, одна изощренная попытка выдать за антисемитизм общую нелюбовь к конкретному либеральному деятелю. Талантливый провокатор Проханов даже нарисовал яркими красками художественную картину националистического подполья. И если бы удалось провести полковника Квачкова в депутаты, западные коллеги Проханова уже трубили бы и били в барабаны тревогу о ксенофобской и антисемитской России.

Самая главная проблема в информационной войне против России в том, что ложь о России для западного обывателя никак не стыкуется с необходимой критикой Кремля внутри страны. На Западе Путина критикуют за отход от либерализма, а внутри страны, наоборот, критикуют за излишнюю либерализацию, стремление в ВТО и следование в фарватере «большой восьмерки». Для западных критиков отмена выборов губернаторов, ставка на крупные партии – это отход от демократии, а для российских граждан – это, наоборот, наведение порядка в государстве, то есть движение к настоящей демократии. В западных и либеральных российских СМИ Кремль обвиняют едва ли не в поощрении ксенофобии, а в России, наоборот, подозревают власть в забвении интересов коренного населения. И так далее.

Но самое главное - не противоречия в словах. Русский народ имеет слишком богатый исторический опыт, чтобы верить одним словам. На самом деле мы очень внимательно смотрим на дела. Высокий рейтинг Путина – это не оценка его личности, это рейтинг последней надежды, основанный, тем не менее, на конкретных поступках Путина - жестких мерах по обузданию олигархов и сепаратистов. Подорвать это доверие можно, только критикуя конкретные дела Кремля. Причем речь идет не о просчетах в проведении монетизации льгот, или в реализации нацпроектов, или даже в контртеррористических операциях. Здесь народ может простить власть хотя бы за благие намерения.

Поэтому самым опасным с точки зрения возможной потери доверия, а значит и успеха «пятой колонны», является направление, на котором Кремль действительно вынужден отступать, сдавая одну за другой важные позиции. Речь идет о стратегическом отступлении на постсоветском пространстве под давлением Запада.

Сегодня уже обозначилось критическое для России политическое пространство, ставшее объектом прямого давления, – непризнанные республики Приднестровья, Южной Осетии и Абхазии. При этом самой уязвимой точкой является Осетия, поскольку ее северная часть является субъектом России, причем проблемным субъектом.

Когда в сентябре 2004 года произошел Беслан, то выбор времени для этого теракта слишком хорошо совпадал с предвыборным съездом республиканцев. Был создан контраст – Буш говорил об отсутствии крупных терактов в самой Америке после 11 сентября, на фоне новостей о чудовищном теракте в России. Что касается выбора места, то оно тоже не выглядит случайным – в тылу самого уязвимого участка российского геополитического пространства. И также не случайно, что сегодня Беслан стал одной из опорных баз в информационной войне против России, куда идут значительные спонсорские вливания.

Ровно за год до думских выборов, как по команде, активизировались потенциальные лидеры «пятой колонны». Это вам не какие-нибудь траченные молью либералы, это заслуженные бойцы идеологического фронта, ура-патриоты советской закалки – Проханов, Лимонов, Алкснис. Немного в стороне – Бабурин, который не хотел бы терять свой высокий статус, но при успехах движения обязательно его возглавит.

Эта когорта политиков достаточно тесно связана с руководством непризнанных республик, имеет собственные экономические интересы в Приднестровье и Абхазии. Поэтому критика руководства России в деле защиты непризнанных республик будет звучать искренне и даже справедливо.

Нужно также отметить, что все лидеры будущей «пятой колонны» имеют заслуги перед заказчиками, отметились конкретными делами на поприще информационной войны против Кремля и Путина. Вряд ли они сами признают, что эта война – против России.

Например, товарищ Лимонов в свое время геройски отличился в провокации, направленной на подрыв тесного союза России и Казахстана. Он задолго до Гельмана составил проект «Россия-2» и создал на Алтае лагерь вооруженных «повстанцев», якобы планирующих взять власть в северо-восточных русских областях Казахстана. Если бы ФСБ не пресекла эту провокацию, и противники Назарбаева смогли разыграть эту карту во внутриполитической борьбе, то Россия была бы отрезана от Средней Азии и тогда очевидно, кто получил бы геополитический выигрыш.

Господин Проханов давно засветился как партнер Березовского, а по количеству и качеству политических провокаций ему вообще нет равных. Достаточно сказать, что благодаря главному редактору газеты «Завтра» его западные коллеги, зарабатывающие на информационных войнах, даже в ельцинские времена ухитрялись зарабатывать на образе имперской России. Мало кто знает, что основной доход издатель газеты «Завтра» получал не от розницы, а от продажи за очень большие суммы в валюте годовых подписок в сотни западных учебных, аналитических, пропагандистских центров холодной войны. С помощью цитат из Проханова эти центры обосновывали необходимость своего сохранения и финансирования, и теперь наверняка активно участвуют в очередном походе на Москву.

Политические успехи депутата Алксниса также достойны упоминания. Дело в том, что наши западные партнеры очень хотели бы разыграть идеологическую линию «антиКГБ». В начале 90-х это уже один раз удалось благодаря валу исторических публикаций о ГУЛАГе и застенках НКВД. О том, что есть очень большая содержательная разница между НКВД и КГБ, рассказать было некому. Руководство КПСС преднамеренно канализировало энергию пропагандистов в это русло, чтобы снова, как и при Хрущеве, снять ответственность с партии. А заодно держать в узде самих чекистов.

Западные пропагандисты и сегодня пытаются клеить страшилки, отождествляя ФСБ с КГБ и НКВД. Но на российских граждан это уже не действует. Наоборот, античекистская пропаганда со стороны Березовского и других беглых олигархов, со стороны либеральных СМИ – скорее должна успокаивать народ: раз эти ругают, значит, все пока в порядке. Поэтому для внутреннего потребления нужна другая тактика – дискредитация ФСБ и чекистов по мотивам перерождения, коррупции, а заодно вбивать клин между чекистами и Старой площадью. Тогда, глядишь, снова удастся развалить государство и поднять власть, валяющуюся на улице. Как это делали комиссары и латышские стрелки в 1917-м или их внуки в 1991-м.

Итак, ровно за год до думских выборов депутат Алкснис открыл «второй фронт» против питерских чекистов, обнародовав документы о приватизации рядом руководителей ФСБ земельных участков на Рублевке. Вроде бы глава района, которому Алкснис проиграл прошлые выборы, не имел права распоряжаться этой землей. Но дело лежит вовсе не в юридической, а в политической плоскости. И здесь нет правых и виноватых, а есть очевидная поляризация политических сил перед выборами.

Депутат Алкснис абсолютно прав как политик, стремящийся к власти, когда разыгрывает античекистскую карту. Теперь он имеет все основания рассчитывать на свою часть «золотого дождя» с Запада. Но и на стороне чекистского руководства тоже своя правда - политическая логика удержания власти. Повод для серьезного беспокойства у всех нас был бы, если вдруг оказалось, что чекисты купили эти самые дачи на свои деньги. Тогда действительно, нужно было бы думать, кто подкупил генералов ФСБ перед столь серьезными событиями. А сейчас все понятно – без санкции на самом верху не обошлось. Значит, перед решающей политической битвой Кремль решил позаботиться о тылах, скрепить политическое единство материальной заинтересованностью. А если есть какие-то юридические зацепки, позволяющие развернуть сделку, так это еще лучше для дисциплины внутренних рядов.

Сама утечка информации о чекистах из недр федерального агентства госимущества выглядит как профилактическая мера. Но одновременно это может быть и началом политической игры на поле ура-патриотов, как раньше вокруг Березовского. Теперь уже у западных спонсоров должна болеть голова – разыгрывают чекисты Алксниса в темную, или он настоящий засланный казачок. Только все равно других претендентов на роль «пятой колонны», кроме когорты Лимонова-Проханова-Алксниса и других «ура-патриотов» на российском политическом поле пока не просматривается.

Таким образом, вырисовывается достаточно четкая панорама очередного раунда информационно-психологической войны. Первые залпы в ней уже прозвучали – это блокада Приднестровья и попытка Грузии использовать рычаги переговоров по ВТО для такой же экономической блокады Южной Осетии и Абхазии.

Россия уже использовала со своей стороны все резервы юридически обоснованных действий для того, чтобы образумить режимы Воронина и Саакашвили. Однако слабые власти Молдавии и Грузии не могут противостоять давлению, подкрепленному не только крупными суммами, но и угрозами расправы.

Следующий этап кампании - это попытки втянуть российских миротворцев в политическое противостояние. Причем нужно иметь в виду, что главным объектом подкупа, скорее всего, станут криминальные элементы и часть элиты непризнанных республик, которые будут втягивать свои республики и российских миротворцев в какие-нибудь авантюры. (Стоило только написать эти строки, как через час на ленте появилось сообщение о захвате какими-то приднестровцами молдавского речного порта.)

Эскалация напряженности с двух сторон будет иметь двойную цель – либо спровоцировать Россию на силовое вмешательство во внутренний конфликт, либо обвинить Россию в неспособности защитить своих граждан в этих республиках. Не исключены и самые грубые провокации, вроде переодевания бандитов в форму российских миротворцев или, наоборот, стрельбы по нашим военным. У России есть возможность вести какую-то контригру, действуя по принципу «клин клином», подкупая «полевых командиров», чтобы не допустить крупных эксцессов. Но главная проблема в том, что это действительно не наша территория.

Следующий очевидный шаг – требование убрать из Приднестровья, а затем и Абхазии с Южной Осетией наших миротворцев, якобы не способных выполнить свои обязанности. Это требование будет поддержано Западом и оранжевым руководством Украины. Нужно отдавать отчет, что после предательства со стороны Украины удержать позиции в Приднестровье практически невозможно, если только не оказать силовое давление. А этого наши западные «партнеры» только и ждут.

Чтобы понять, как Россия должна действовать в этой ситуации, нужно определить главную стратегическую цель наших «партнеров». Почему собственно они с такой настойчивостью пугают Кремль перспективой срыва саммита «большой восьмерки». Здесь дело вовсе не в присутствии самого Буша на саммите и не в позиции США, а в признанном всеми остальными государстве праве России выступать посредником между Западом и Востоком. Например, принимать в Москве делегации Ирана и «европейской тройки».

В результате провокаций Россия может быть представлена миру в качестве грубой имперской силы, обижающей слабых соседей. А Грузия, Молдавия, и даже Украина – действительно слабые страны, вызывающие сочувствие. В этом случае даже дружественные России или прагматичные политики в Европе, Японии, тех же США - окажутся под невыносимым давлением западной пропагандистской машины. Приехать в Москву после этого никто из них не согласится под угрозой потери имиджа. Соответственно, провалится ключевая миссия России – не допустить изоляции Ирана и управлять ситуацией в Средней Азии и вокруг Каспия.

Поэтому вынужденная стратегия России – максимальная сдержанность, пассивное противодействие самым гнусным провокациям, возможно даже формальный уход из Приднестровья. Но даже этого хватит «пятой колонне», чтобы перед выборами попытаться перехватить инициативу, обвинить Путина и «единороссов» в предательстве национальных интересов, пренебрежения к страданиям соотечественников и так далее.

Разумеется, сами по себе «ура-патриоты» не столь уж страшны. Но есть еще один внешний фактор, который может сыграть решающую роль. Все дело в той позиции, в которой власти Украины и Белоруссии оказались в связи с повышением цен на российский газ. Особенно важна позиция Лукашенко, который, во-первых, очень даже популярен в российской провинции, во-вторых, имеет крепкие связи с большинством российских регионов, и в-третьих, просто вынужден включиться в российскую внутриполитическую интригу, чтобы пролоббировать свои экономические интересы.

На прошлых думских выборах участвовала партия «Союз», наскоро сколоченная госсекретарем Бородиным. Но тогда у Лукашенко не было мотивов играть по-крупному на российском поле. Сегодня такие мотивы есть. Есть и российские партии, готовые использовать потенциал Лукашенко. Между прочим, в репортаже о выборах 19 марта, когда Лукашенко опускает бюллетень в урну, рядом с ним сияет, как самовар, не кто иной, как вице-спикер Госдумы Бабурин, связанный с командой «ура-патриотов» не только партийными, но и экономическими интересами.

С другой стороны, экспортные возможности белорусской экономики сильно зависят от прямых связей Лукашенко с российскими губернаторами, которые, как правило, являются лидерами региональных отделений «Единой России». Поэтому у Кремля есть реальные рычаги, чтобы перевести лоббистскую активность Минска в цивилизованную плоскость межпартийных отношений, по примеру сотрудничества «ЕдРа» с украинской «Партией Регионов».

В завершение нашего анализа есть смысл попытаться сформулировать ту цель, которую Россия должна преследовать, играя ключевую роль в глобальном кризисе вокруг Ирана. Если в руках России оказался ключ к ситуации, то к чему нужно стремиться на выходе? На кого делать ставку в тандеме США-Китай, и нужно ли вообще делать однозначную ставку?

Вряд ли нас устроит однополярный мир в любой конфигурации – при гегемонии США или Китая. И в этом наш интерес совпадает с интересами всех других потенциальных полюсов мировой политики. Следовательно, в интересах России – поддерживать баланс в сложившемся треугольнике США-Иран-Китай. Но сделать это не самой сильной России возможно, только постепенно подключая к этому балансу другие страны Ближнего Востока и глобальные центры силы – Европу и Индию, Латинскую Америку, Юго-Восточную Азию с Океанией. Только так можно реально выстроить тот самый многополярный мир, о котором столько разговоров.

Если уж российская политика давно стала открытой для всех ветров, то нужно не закрывать глаза на присутствие в ней групп влияния с Запада, Востока и Юга, а использовать этот политический факт для всеобщего блага. Возможно, именно в формировании и поддержании глобального баланса сил состоит призвание России.

А что касается Америки, то ее интересы тоже нужно учесть, при условии взаимности. Нынешняя агрессивная политика, включая угрозы ядерных ударов по Ирану и оптовый подкуп элит на постсоветском пространстве, отражает крайнюю неуверенность элиты США в завтрашнем дне.

Если американцы видят завтрашний день только в роли мирового гегемона, тогда Штатам действительно грозит беда, и никто им не поможет. Если же они согласны на роль одного из полюсов многополярного мира, то такое будущее вполне может быть гарантировано. Нужно только начать договариваться на равных.