Бойцы невидимого спорта

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бойцы невидимого спорта Результатом войны с допингом становится ускорение "гонки фармакологических вооружений"

"По сложившейся традиции, Олимпийские игры последних лет начинаются с разговоров о допинге. Международный олимпийский комитет (МОК) клятвенно заверяет общественность, что уж теперь-то нарушителям правил честной игры несдобровать. Завезено новое оборудование, обучены специалисты - в общем, праздник спорта пройдет без эксцессов, и все будет по правилам. Не стали исключением и последние Игры в Сиднее. И на этот раз, казалось бы, организаторы выполнили свое обещание.

С формальной точки зрения все в порядке. В Сиднее установлено 60 олимпийских рекордов (28 мировых). Взятые у рекордсменов допинг-пробы подтвердили, что во время проведения анализов они были "чистыми". Правда, есть одно "но". Львиная доля рекордов установлена в плавании, тяжелой атлетике и велоспорте. Это трио относится как раз к тем видам спорта, которые "чистотой" никогда не славились. У знающих людей достижения последней Олимпиады вызывают подозрения, что "чистые" тесты рекордсменов - скорее свидетельство высокого профессионализма как спортсменов и тренеров, так и медиков сборных команд. 
Лабораторная работа В последнее время список запрещенных для спортсменов препаратов, регулярно публикуемый МОК, пополняется едва ли не каждый месяц. Если ничего не изменится, в недалеком будущем это будет издание толщиной с хорошую энциклопедию. При этом, однако, спортивные чиновники упорно игнорируют то обстоятельство, что современный спорт высших достижений давно перестал быть просто соревнованием спортсменов. Сегодня это большая лаборатория, в которой ставится один из самых амбициозных в истории экспериментов над человеком. 
Цель эксперимента - достижение верхней планки человеческих способностей (если она есть) и отработка соответствующих методик тренировки. Научные исследования ведутся по всем направлениям - начиная с поиска оптимальной техники движений, правильного построения тренировочных циклов и заканчивая сугубо медицинскими препаратами, которые необходимы для поддержания организма в ходе тренировок. Спрос на такие разработки существует во многих других сферах профессиональной деятельности (военные, подводники, космонавты и т. д.), где нагрузки на организм доходят до запредельных. Неудивительно, что такие исследования очень часто спонсируются государством. 
Нагрузки в спорте сегодня столь велики, что заниматься им на профессиональном уровне без применения специальных препаратов просто опасно для здоровья (зачастую даже опаснее, чем с использованием допинга). Вопрос в том, какие именно биологически активные вещества применять. Первый вариант - препараты, которые по классификации МК МОК не являются допинговыми, но в то же время повышают работоспособность спортсмена. Второй - средства, занесенные в список запрещенных медицинских препаратов. Они более эффективны с точки зрения достижения требуемой реакции организма, хотя и создают угрозу для здоровья в будущем. Эти два способа коррекции функций организма представляют, по сути, два конкурирующих лагеря допинг-разработчиков. 
Такое понятие, как здоровье, к современному спорту высших достижений вообще не применимо. Нечеловеческие перегрузки, которым подвергается спортсмен во время тренировок, никогда не ведут ни к чему хорошему, даже если применять разрешенные препараты. Связанные со спортом люди, к коим относятся чиновники МОК, должны это знать. Однако они лицемерно прикрываются заботой о здоровье спортсменов и продолжают контролировать то, что по законам здравого смысла в сложившейся системе контролю не поддается. 
Война с ветряными мельницами Существует целый ряд причин, по которым борьба с допингом в том виде, в каком она ведется сегодня, совершенно нецелесообразна. Прежде всего это низкий уровень технических возможностей тестирующего оборудования по сравнению с самыми современными разработками в фармакологии. Иногда на ликвидацию этого фактора уходит много лет. Так, американские спортсмены с успехом применяли эритропоэтин еще в 1996 году в Атланте (по некоторым оценкам, его начали использовать в начале 90-х). А тестирующее оборудование, способное его регистрировать, официально ввели только в этом году. Интересен результат - в Сиднее из 516 тестов на эритропоэтин положительный результат дали только контрольные пробы. Ни одного положительного допинг-теста у спортсменов! Эффективность нововведения оказалась равна нулю. 
Сейчас к новинкам в спортивной фармакологии причисляют гормон роста и инсулиноподобный фактор роста-1, тестов на которые в Сиднее, кстати, не было. Но скорее всего и это уже вчерашний день в достижениях медицины. Как показывает пример с эритропоэтином, уровень тестирующей техники МК МОК отстает от уровня современных разработок в медицине примерно на два олимпийских цикла. В какой степени этот процесс искусственно задерживается, сказать сложно. В любом случае разработчики допинг-новинок "играют белыми", и хотя бы по этой причине у них есть временная фора. 
В сети антидопинговых проверок попадают единицы. Так, Международное антидопинговое агентство (ВАДА) объявило, что по итогам проверок до начала соревнований (свыше 2000 тестов) и во время Олимпиады (3600 тестов) только 0,5% дали положительный результат. В то же время сами спортсмены и тренеры неофициально признают, что в той или иной степени запрещенные препараты принимает подавляющее большинство спортсменов. Получается, что наказывают только тех, кто не смог ювелирно отработать технологию приема допинга и своевременного выведения посторонних веществ из организма. 
А возможностей здесь немало. "Классный специалист в области фармакологии способен водить за нос целые допинг-лаборатории", - утверждает доктор медицинских наук Рошен Сейфулла, который начиная с 1980 года в течение многих лет заведовал отделом физико-химических методов контроля в советском спорте (включая лаборатории допингового контроля и питания), а сейчас руководит отделом биологически активных веществ во ВНИИ физической культуры. Не говоря о том, что существуют просто банальные способы, позволяющие фальсифицировать допинг-пробы. В частности, катетеризация, введение в мочевой пузырь чужеродной, заведомо свободной от запрещенных препаратов мочи или имитирующей мочу жидкости; использование микроконтейнеров и т. д. Изобретенная в свое время врачами из ГДР, эта технология с успехом была взята на вооружение спортсменами из других стран и дополнена многими ноу-хау. 
Бизнес и политика МОК невыгодно слишком часто ловить нарушителей правил честной игры даже из чисто меркантильных соображений. Если "поймают" всех реально употребляющих допинг атлетов, то имиджу спорта - и околоспортивной индустрии - будет нанесен непоправимый урон. С другой стороны, и разрешить допинг невыгодно. Борьба с ним стала ширмой для разного рода околоолимпийских синекур. У МОК вырос "хвост" в виде множества финансовых структур и бизнесменов, который уже стал управлять "собакой". 
Только на проведение одной международной конференции по допингу в 1999 году из бюджета МОК было выделено 383 тыс. долларов. И это лишь верхушка айсберга. В мире работают (аккредитованы МОК) 27 лабораторий допинг-контроля. Лаборатория, имеющая аккредитацию, получает работу (допинг-тестирование) либо от МОК, либо от спортивных федераций и, соответственно, имеет хорошую финансовую подпитку. Стоимость современной лаборатории вместе с оборудованием составляет 1,3 млн долларов. Добавим сюда дорогие химические реактивы и высококлассных специалистов, которые обслуживают комплекс. И тогда сумма для полного финансирования допинг-лаборатории возрастет до 10 млн. Один тест обходится в 300-800 долларов. Всего в год проводится в среднем около 10 тыс. официальных проверок только по линии разных международных спортивных федераций. Одна Международная федерация тяжелой атлетики тратит в год около 28 млн долларов на осуществление контроля за "чистотой" своих спортсменов. Есть еще так называемые внутренние проверки, которые проводятся внутри страны, готовящей сборную команду к международным соревнованиям. Перед Играми в Сиднее в течение года в России было проведено 1000 допинг-проб, в Китае - 9000, в Германии - 15 000. 
Здесь интересы чиновников МОК переплетаются с интересами большого бизнеса. Тем более что оборудование допинг-контроля необходимо и "противоборствующей стороне", спортсменам. В ходе подготовки спортсменов мирового класса требуется современная допинг-лаборатория для "внутренних" тестов. Главными поставщиками соответствующего оборудования являются американские компании Hewlett-Packard (хроматомасс-спектрометры повышенной разрешающей способности), Perkin Elmer (газовые хроматографы) и т. д. Рынок этот постоянно расширяется. Рошен Сейфулла полагает, что сегодня, с точки зрения разработчиков и продавцов оборудования для допинг-лабораторий, наиболее перспективными являются "неохваченные" богатые страны Ближнего Востока, государства Южной Америки, Австралии, Африки. При этом по мере продвижения спортивной фармакологии вперед требуется новое, более совершенное оборудование: в среднем его нужно менять каждые два-три года. Все вместе это тянет на десятки миллионов долларов заказов ежегодно. 
Кроме того, на допинге кормится и целая армия фармакологов. Разработка нового препарата - чрезвычайно сложное дело, стоит оно от 100 до 300 млн долларов, а такая сумма по плечу далеко не каждому государству. Без значительного рынка сбыта и дальнейшего использования препаратов в обычных лекарствах окупить такие затраты невозможно. Кстати, тестируются эти препараты на предмет обнаружения не где-нибудь, а у тех же "контролеров", то есть в лабораториях, аккредитованных МОК. Некоторые специалисты вообще утверждают, что контролирующие лаборатории (аккредитованные МОК) и лаборатории, от лица государства поддерживающие спорт, где ведется адаптация (разработка) уже существующих лекарственных препаратов для нужд спорта, - это родственные структуры. Оборот средств на "черном" фармакологическом рынке стремительно приближается к аналогичным показателям рынка наркотиков (многие допинг-препараты и есть наркотики: кокаин, марихуана и т. д.). Ведь цены на препараты с полным описанием и приведением сроков их выведения из организма тоже далеко не смешные. Помогает вращаться колесу допингового бизнеса завеса сверхсекретности, которой окутана эта сфера. 
И еще один мотив "в пользу допинга". Допинг-контроль в умелых руках МОК нередко превращается в средство политического влияния. Давно подмечено, что спортсмены из США страдают от допинговых скандалов гораздо реже, чем представители других стран. "Для американцев существуют как бы отдельные правила в отношении допинга", - заявил в одном из своих интервью известный норвежский конькобежец Юхан-Улаф Косе. Можно, например, изменить список запрещенных медицинских препаратов непосредственно перед Играми, как это было перед Атлантой-1996, и потом обвинять спортсменов в их применении (скандал с препаратом бромантан, который использовали наши спортсмены). Или же можно, наоборот, не запрещать вещество против астмы, которое используют пловцы США или лыжники Норвегии. Оно позволяет набрать хороший темп на дистанции с первых минут. Перед разными соревнованиями американцы и норвежцы заявляют, что некоторые их спортсмены болеют астмой и вынуждены применять определенные лекарства. Несмотря на полную абсурдность ситуации (получается, что пловцы Америки и лыжники Норвегии - сплошь и рядом астматики), МК МОК относится к этому с пониманием. 
Решение проблемы Наиболее благоприятные условия для спортивных экспериментов над человеком создаются в странах, где спорт находится в ранге госприоритетов и подается как преимущество той или иной политической системы. На данный момент к ведущим странам в области спортивной науки относятся США, Китай и ряд стран Западной Европы. У нас, несмотря на советское наследство, в последние годы наметилась тенденция к отставанию. 
По количеству медалей, завоеванных той или иной сборной на протяжении послевоенных десятилетий, можно проследить уровень развития спортивной науки. Так, любопытно, что в долгое соперничество двух гигантов, СССР и США, довольно успешно вклинилась маленькая ГДР. Причина феномена, полагают специалисты, кроется в том, что восточные немцы унаследовали большой архив фашистского режима по результатам опытов над людьми в концлагерях. Помимо других задач в третьем рейхе решалась проблема, как при минимальном питании получить от человека максимальную отдачу. В результате по уровню развития спортивной медицины ГДР получила гигантскую фору перед своими основными конкурентами. 
Объединение Германии кардинально повлияло на баланс сил в мировом спорте. Началось все с "репрессий" тренеров и медиков сборной ГДР, которые долгие годы обеспечивали победы немецких спортсменов. Естественно, что такой интеллектуальный ресурс, выброшенный на рынок труда, не мог остаться невостребованным. Германские специалисты были встречены с распростертыми объятиями во многих странах, мечтающих о спортивных победах. Самым активным покупателем германских специалистов выступил Китай. Насколько окупились эти инвестиции, все мы имели возможность наблюдать на Играх в Сиднее. Китай превратился в одно из передовых государств в области спортивной фармакологии - китайцы синтезировали передовые достижения немцев и свой многовековой опыт. Германия же после череды неудачных сезонов в разного рода соревнованиях сменила гнев на милость и, по некоторым данным, начала привлекать изгнанных специалистов для восстановления конвейера спортивных побед. 
Другая причина повсеместного распространения допинга - личное честолюбие спортсменов, желание победить с помощью чего угодно, усиленное коммерческой привлекательностью спорта. Пятьдесят процентов опрошенных американских спортсменов на вопрос "Принимали бы вы запрещенные препараты при гарантированной возможности стать олимпийским чемпионом, если бы после этого вам угрожала смерть" ответили положительно. Можно только догадываться, во сколько раз возрастет эта цифра в менее благополучных странах. 
Решить проблему допинга можно, по-видимому, только одним способом - разрешить в той или иной степени применение "химии". Запрет на употребление допинг-препаратов только стимулирует соревнование между фармакологами. Организаторам спортивных соревнований, для того чтобы привлечь деньги спонсоров и рекламодателей, прежде всего нужно шоу. Страдают же от этого спортсмены. За минуты стояния в лучах славы они платят своей репутацией, здоровьем, а часто и жизнью. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации