Бой с тенью. Колмогоров, Устинов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"...Итак, я — соучастник преступления. Помимо меня в соучастники записаны мой коллега Александр Хинштейн и родной “Московский комсомолец”.
Смешного мало. Статья преступления очень серьезная: разглашение государственной тайны. Состав преступления — публикация в “МК” общественно значимой информации. Названия публикаций: “Бомба для губернатора” и “Фальшивая кровь”.
Уголовное дело против нас по факту разглашения государственной тайны оперативно возбудила Генеральная прокуратура, а занимается им... Следственное управление ФСБ России. Дело нешуточное, поскольку в публикациях “МК” задеты “конфиденциальные интересы высокопоставленного государственного чиновника” — депутата Московской областной Думы Сергея Зуева. Он же — по совместительству — хозяин крупнейших в Подмосковье мебельных центров “Три кита” и “Гранд”.
Так что срок корреспондентам “МК” светит нормальный — от 3 до 7...
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТАЙНА “ТРЕХ КИТОВ”

Хотите знать содержание гостайны, которую мы с Сашей Хинштейном нагло разглашали?
В публикации “Бомба для губернатора” речь шла о наглом шантаже конкурентов, подкупе депутатов Мособлдумы и чиновников Государственной Думы. Об использовании имени Президента России для прикрытия своих грязных делишек.
Оговорюсь сразу: шантажировали, подкупали и использовали имя президента не корреспонденты “МК”, а вовсе даже наоборот. Всеми этими делами под прикрытием гостайны занимались Сергей Зуев, его коллега по Мособлдуме Юрий Кораблин и федеральный инспектор по Московской области Протаген Андриевский.
Статья “Бомба для губернатора” была основана на аудиозаписях телефонных переговоров Зуева с различными людьми. Приведу один пример.
“12 декабря. Утро. Говорят Зуев и Насима Столярова, руководитель аппарата Комиссии Госдумы по изучению практики применения избирательного законодательства при подготовке и проведении выборов в РФ:
Столярова : — Сергей Васильевич, это Насима Касимовна Столярова. Мне сейчас позвонили, сказали, что вы хотели бы 15 участков проблемных. Да?
Зуев: — Ага. Это возможно?
С.: — В какую сумму вы можете уложиться? Мы бы потом посмотрели.
З.: — Сейчас...
С.: — Потому что участков проблемных не бывает... Знаете, как в Иркутске, за последние 2 часа нарисовали Говорину с участков, которые...
З.: — Понятно. Я сейчас перезвоню”.
У кого-нибудь есть сомнения, что в этом отрывке речь идет о взятке чиновнику Госдумы, которая должна обеспечить Зуеву победу на выборах в Мособлдуму? И, надо полагать, обеспечила — Зуев сегодня охотно пользуется депутатским иммунитетом.
Еще в “Бомбе для губернатора” было рассказано о том, как Зуев — уже за 50 тысяч — пытался уговорить своего конкурента, главврача Одинцовской больницы Юрия Хвостова, сняться с предвыборной дистанции.
Непонятно: что именно в Генпрокуратуре посчитали государственной тайной? Неужели сам факт коррупции в органах государственной власти? Или то, что федеральный инспектор по Московской области Протаген Андриевский прикрывал действия Зуева и Кораблина именем Владимира Путина?
А в публикации “Фальшивая кровь” речь шла о ложном доносе, подтасовке доказательств и попытке усадить в тюрьму невинных людей. Но снова занимались этим не журналисты “МК”, а все тот же Сергей Зуев. Который сначала имитировал собственное избиение бойцами СОБРа ГТК России, а потом тут же заявил в Генеральную прокуратуру.
В качестве доказательств ложного доноса в статье “Фальшивая кровь” также приведены телефонные переговоры Зуева с неизвестным собеседником.
“3 декабря 2001 г., 10 ч. 40 мин.
Неизвестный: — Алло?
Зуев : — Да.
Н.: — Привет!
З.: — Здорово!
Н.: — Ну что? Все как запланировали? Когда тебе стукнет кто-нибудь и пойдет кровь из носа, ты обязательно тыльной стороной ладони размажь по щеке. Потому что, когда просто кровь капает, ее не видно, понимаешь?
З.: — О’кей! Я все сделаю. Это я сыграю, ты не волнуйся!..”
Пройдет еще 4 часа, и Зуев действительно будет старательно размазывать кровь по своей физиономии. Более того, по этой размазне Генпрокуратура моментально возбудила уголовное дело. Кстати, после публикации в “МК” дело против СОБРа еще больше активизировалось. Вариант ложного доноса не рассматривается даже как версия.
Интересно, а в этой публикации-то что Генеральная посчитала государственной тайной? Подтасовку Зуевым доказательств или то, что у депутатов тоже течет кровь из носа?
Однако — в сторону иронию. Тем более что в прокуратуре шуток не понимают.

ПРОКУРОРСКАЯ КРЫША

Статьи в “МК” вышли в конце января этого года, а 14 февраля в Комитете Госдумы по безопасности прошли закрытые слушания по ситуации, сложившейся вокруг мебельных центров “Гранд” и “Три кита”. Предметом обсуждения были прежде всего публикации нашей газеты.
Перед тем как рассказать о ходе и итогах этих слушаний, вкратце напомним их предысторию. МВД России, ГУВД Московской области и ГТК РФ несколько раз возбуждали уголовные дела по факту поставок мебели, которая продавалась в зуевских мебельных центрах. Но любое уголовное дело заканчивалось одним и тем же. Каждый раз Генеральная прокуратура забирала его к себе, быстренько прекращала и возбуждала по заявлениям Сергея Зуева дела против сотрудников МВД И ГТК. Возбуждала по одной и той же статье: “превышение служебных полномочий”.
Завидное постоянство Генпрокуратура проявила не только в классификации действий сотрудников МВД и ГТК, но и в отстаивании интересов контрабандистов. “Контрабандные дела” закрывались с неизменной формулировкой “за отсутствием состава преступления”...
И дело не в том, что Генпрокуратура не могла найти состава преступления в контрабандных поставках мебели на миллионы долларов. Сам факт контрабанды прокуроры признавали, но защиту Зуева они выстраивали с помощью простейшего логического трюка. Мебель в страну завозилась по документам фиктивных фирм-однодневок. Отсюда прокуроры делали простейший вывод: если фирмы-контрабандисты — фиктивные, значит, и контрабанда фиктивная. Как следствие, фиктивным признавался ущерб государству.
Попрошу еще раз перечитать предыдущий абзац — и оценить весь блеск и остроту мышления следователей Генпрокуратуры. Лично у меня от них просто дух захватывает!
Не случайно лейтмотивом парламентских слушаний стали слова одного из членов комитета, ветерана спецподразделений МВД Александра Куликова:
— Я, честно говоря, как профессионал вижу явные признаки серьезных преступлений, совершенных при расследовании этого уголовного дела, особенно в отношении привлечения к уголовной ответственности таможенников... Это очень серьезные вещи. Мы услышали, что ряд работников Генеральной прокуратуры фактически стал крышей для контрабандистов.
Вообще, в тот день в Думе прозвучало много интересных мыслей. Однако, чтобы не утомлять читателя лишними подробностями скандального дела, я просто приведу краткий отчет о закрытых парламентских слушаниях в Комитете Думы по безопасности.

ИМЕЮЩИЙ УШИ...

Знакомство с деталями заседания вызывает смех и жалость. Попытки работников Генпрокуратуры оправдать свои действия выглядят как минимум смешными. Как максимум возникает горечь при мысли о том, в какой же стране мы живем.
Предметом думских слушаний стало прекращение уголовного дела по контрабанде мебели в особо крупных размерах по ООО “Лига Марс” (основной поставщик “Трех китов”. — Ю.Р.); освобождение от уголовной ответственности виновных в контрабанде; возбуждение уголовного дела против сотрудника Следственного комитета МВД России, который расследовал контрабанду.
Председатель комитета Александр Гуров назвал дело “Трех китов” переломным. От исхода этого дела, по его словам, зависит, будет ли российская экономика и впредь настраиваться по криминальным ориентирам.
Первым на этот вопрос попытался ответить замгенпрокурора Василий Колмогоров. Который заявил, что его ведомство, оказывается, забрало к себе следствие по “Трем китам”... в связи с многочисленными жалобами граждан. А вот слова Колмогорова о причинах закрытия уголовного дела по контрабанде достойны цитаты.
“Дело это было расследовано следователем Поповым, и им было принято решение прекратить это дело в мае 2001 года за отсутствием состава преступления в связи с тем, что регистрация фирмы “Лига Марс” была признана арбитражным судом незаконной. Никого из должностных лиц фирмы “Лига Марс” мы не смогли установить... Поэтому мы считаем, что тут больше всего воздействовали средства массовой информации на общественное мнение. Все делается согласно УПК, согласно закону”.
Узнаете витиеватую логику Генеральной? Значит, факт контрабанды был. Но фирму, которая занималась контрабандой, зарегистрировали незаконно, на утерянный паспорт. Следовательно, все претензии государства к нарушителям закона — тоже незаконны... Блеск!
После Колмогорова слово взял начальник Управления собственной безопасности ГТК РФ Яриз. Он заявил, что уголовное дело возбуждалось вовсе не против ООО “Лига Марс”, а по факту контрабанды, отрицать которую невозможно. И в качестве доказательства — показал две декларации на один контейнер с мебелью. Первая была оформлена на границе Италии, а другая в России. В российской декларации вес контейнера был занижен в 3 раза, а стоимость его содержимого — в 5 раз. Всего таких деклараций в деле было около 400, а поставок мебели — более тысячи.
Когда Колмогорова спросили, видит ли он в этих бумагах состав преступления, огонь на себя взял замначальника Управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Барковский. Но его ответы ясности в тему не внесли. По словам Барковского, все документы, доказывающие состав преступления, находятся в материалах уголовного дела. Того самого — закрытого Генеральной прокуратурой. Закрытого — несмотря на наличие в нем состава преступления.
Неуклюжая попытка Барковского оправдаться вызвала приступ смеха прямо на заседании. После этого Василий Колмогоров “отбивался” уже в одиночку.
Вопрос: — Почему не допрошены бывшие работники Одинцовской и Зеленоградской таможни, расформированной приказом по ГТК? Через эти таможни проходила вся контрабандная мебель. Таможенники ведь работали с конкретными людьми, а не с мифическими фирмами.
Ответ Колмогорова : — Дело по таможенникам расследуется транспортной прокуратурой.
Голос из зала: — Транспортную прокуратуру уже два года как разогнали!..
Ответ: — Таможенники, безусловно, все допрошены.
Вопрос: — Почему возбуждено дело против следователя МВД Зайцева?
Ответ: — Потому что от граждан, особенно из Подмосковья, пачками пошли жалобы.
Вопрос: — Почему возбуждено дело против сотрудников центрального аппарата ГТК Волкова и Файзулина по заявлению лиц, подозреваемых в контрабанде? При этом само дело по контрабанде еще не закрыто.
Ответ: — Дело находится в суде.
Вопрос: — Какое дело?
Ответ: — В отношении Волкова и Файзулина.
(Взрыв хохота в зале.)
Вопрос: — Материалы, касающиеся взаимоотношений Зуева и Столяровой, как-то расследуются?
Ответ : — Это в “Московском комсомольце”... “Бомба для губернатора”... Мы проводим проверку. Мы даже возбудим уголовное дело по факту разглашения государственной тайны (уже возбудили. — Ю.Р.).
(Хохот в зале перерастает в истерику.)
В общем, по сравнению с выступлением замгенпрокурора любой цирк просто отдыхает...

“НЕУСТАНОВЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА”

К сожалению, на слушаниях в Комитете по безопасности никто так и не догадался спросить у Колмогорова о самом предмете спора. То есть о контрабандной мебели, которая, в отличие от “неустановленных лиц” липовой фирмы ООО “Лига Марс”, была абсолютно реальной. Эту мебель реально арестовали в “Трех китах” таможенники — и вернули после того, как Зуев доплатил в казну государству реальные 2,5 млн. долларов.
Никто не спросил Колмогорова и про дележ выручки от продажи контрабанды. Ее, видимо, тоже получили “неустановленные должностные лица”. Хотя этих лиц реально установил следователь Зайцев, чье письмо недавно было опубликовано в “Новой газете”.
Вот выписки из телефонных переговоров Сергея Зуева:
“...Дело по большой фирме забрала Генеральная прокуратура к себе. Они там создают следственную группу, которая все это будет закрывать, прикрывать и разваливать... Сегодня поступил звоночек по поводу того, что ручка на бумажке занесена, и они просили первую проплату сделать, включая работу, 125 тысяч, то, что им надо сегодня привезти. То ли боятся меченых денег, то ли еще что-то...”
“...Они с “Лигой Марса” ничего не могут сделать, потому что на сегодняшний день Генпрокуратура занимается очень плотно этим делом, и тот товар, который находится по этому вопросу, он ведь под контролем... По крайней мере, что касается “Лиги Марс”, могу сказать, что там все будет нормально...”
Вам не кажется, что кому-то в Генеральной прокуратуре отлично известно, что произошло с контрабандной мебелью и куда была потрачена часть выручки от ее продажи?
Примерно о том же свидетельствует и мой собственный опыт. “МК” уже несколько раз писал о странной ситуации, которая сложилась вокруг торгового комплекса “Три кита” и его хозяина Сергея Зуева. Буквально каждая публикация вызывала нездоровую реакцию со стороны Генеральной прокуратуры России.
Нездоровую — в том смысле, что прокурорские работники не столько интересовались сутью публикаций, сколько пытались надавить на газету и ее журналистов. Угрозы, звонки от очень высокопоставленных чиновников... Дошло до того, что требования собрать компромат на “писак” звучали на самом высоком уровне. Звонили также и представители “мебельных королей”. Правда, не с угрозами, а с предложением о “взаимовыгодном сотрудничестве”.
Справедливости ради стоит отметить, что ситуация вокруг “Трех китов” действительно сложилась особенная.
Которая стоит любых усилий, лишь бы замять это дело поскорее.

ОСОБЕННОСТИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА

Итогом слушаний дела “Трех китов” в Комитете Госдумы по безопасности стали два основных решения. Первое: провести открытые парламентские слушания по этой теме. Второе: направить парламентский запрос (текст его уже утвержден Советом Думы. — Ю.Р.) о возобновлении уголовного дела по контрабандным поставкам мебели ООО “Лига Марс”.
Казалось бы, дело сдвинулось с мертвой точки, но Генпрокуратура вновь быстренько провела перегруппировку сил и предприняла целый ряд контрмер. Генеральный прокурор Владимир Устинов ушел в творческий отпуск — писать диссертацию по маньякам-убийцам. На его место заступил первый зам Юрий Бирюков, срочно вернувшийся из больницы.
1 марта в Мосгорсуде начались слушания по делу Зайцева. Хотя рассмотрение этого дела сначала было назначено на май, после комитетских слушаний Мосгорсуд почему-то решил перенести свое заседание на более ранний срок. Понятно, что в случае осуждения Зайцева у прокуратуры есть все шансы окончательно прикрыть дело по “Лиге Марс”. Той же цели служат уголовные дела по Волкову и Файзулину.
Еще ранее, практически через неделю после слушаний, Генпрокуратура возбудила уголовное дело о разглашении государственной тайны по публикациям “МК”. Понятно, для чего: это поможет прокуратуре избежать открытых парламентских слушаний. “Загрифованную” информацию нельзя выносить на всеобщее обозрение. А для пущей секретности “дело “МК” направили в следственное управление ФСБ.
К слову, одна московская газета более полугода назад опубликовала расшифровку телефонных переговоров главы Администрации Президента РФ Александра Волошина. Запись велась с телефона в приемной Волошина. Уголовное дело о разглашении гостайны по этим расшифровкам до сих пор не возбуждено. Видимо, в секретных списках Генпрокуратуры Зуев занимает более важный пост, чем Волошин...

СЛОВО ПРЕЗИДЕНТА
Все-таки есть смысл в существовании в стране независимой прессы! Генпрокуратура спешит (и делает ошибки) только потому, что скандал вокруг мебельной мафии вышел на страницы открытой печати. Пока дело находилось на межведомственном уровне, прокуратура легко справлялась с ситуацией.
Но сегодня дело “Трех китов” получило такой общественный резонанс, что в ситуацию вынуждены были вмешаться Государственная Дума и президент страны. Последнее обстоятельство, похоже, особенно беспокоит руководство Генеральной.
Лишнее тому доказательство — недавно прошедшая коллегия Генпрокуратуры, на которой присутствовал Владимир Путин. Выступая перед подчиненными, Владимир Устинов треть выступления посвятил делу “Трех китов”. Заканчивал он свой доклад на высокой ноте. Дело ясное, сказал Устинов, речь идет о коррупции. Вопрос стоит ребром: либо мы победим коррупцию, либо коррупция победит нас.
И тут... Владимир Путин оборвал пафосную речь генпрокурора. Президент заявил, что еще ничего в этом деле не ясно. Он лично поручил независимому прокурору разобраться в сложившейся ситуации. Выводы будем делать потом.
Здесь необходимо пояснить, что “Три кита” и Зуев проходят сразу по двум уголовным делам. Первое — по контрабанде, которое в МВД вел Зайцев и которое прекратила прокуратура. Второе — по нарушению таможенных правил, которое также было прикрыто. Но после личного вмешательства президента второе дело возобновили и отправили на доследование начальнику отдела прокуратуры Ленинградской области Владимиру Лоскутову.
Именно его имел в виду Владимир Путин, когда говорил на коллегии о независимом прокуроре. И это именно Лоскутов недавно переквалифицировал дело о нарушении таможенных правил в контрабанду в особо крупных размерах. Одновременно Лоскутов запросил материалы первого закрытого Генпрокуратурой дела...
Так что поставленный ребром вопрос: “Победит прокуратура коррупцию или коррупция дожрет прокуратуру?” — остается пока открытым. Бороться с самим собой — ох как нелегко.

P.S. Так же упорно молчал замгенпрокурора и тогда, когда его дочь — Е.В.Колмогорова — была задержана 8 января 2000 года в аэропорту “Шереметьево-2” при попытке нелегального вывоза иностранной валюты на сумму 147.952 рубля 87 копеек. Колмогорова направлялась в Женеву рейсом №489, и в одной из ее сумок и была обнаружена незадекларированная валюта в особо крупных размерах. Далее документы по делу попали на стол генпрокурора Устинова, а тот наложил резолюцию об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 188 УК РФ. Но не только молчанием славен путь Василия Колмогорова..."