Болгарский связной Малофеева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

© ИА "Мосмонитор", 27.09.2016, Фото: "Известия"

Болгарский связной Малофеева Как православный олигарх именем американских санкций и руками менеджера Косарева пытается отхватить Vivacom Владислав Бурундуков

0f9a7663bced5008ad339bde439b052c.jpeg
Контантин Малофеев

Не исключено, что в ближайшее время США введут новые санкции, носящие персональный характер, в отношении небезызвестного российского олигарха Константина Малофеева и его доверенного партнера Дмитрия Косарева.

На этот раз — никакой политики: речь идет о подозрениях в недобросовестной конкуренции. Более того, в случае введения санкций Малофеев и Косарев смогут винить только самих себя.

Не так давно международные деловые агентства сообщили о закрытии сделки по продаже крупнейшего сотового оператора Болгарии — Bulgarian Telecommunications Company, работающей под брендом Vivacom. Покупателем актива стал болгарский бизнесмен Спас Руссев, который купил ее на открытом аукционе за 330 млн евро при стартовой цене в 180 млн. Сделка была одобрена всеми контролирующими органами, в том числе Болгарской комиссией по защите конкуренции, а также более чем 87% держателей евробондов Vivacom в объеме 400 млн евро. Эксперты считают компанию очень перспективной.

Акции люксембургской головной компании, владеющей Vivacom, оказались в залоге у группы ВТБ по кредиту прежнему владельцу компании Цветану Василеву. В пресс-релизе по следам этого события банк написал: “Различные попытки сорвать процесс по продаже компании в Люксембурге, которые предпринимались некими структурами, утверждающими о своей аффилированности с предыдущим мажоритарным акционером компании, оказались абсолютно тщетными. Регуляторы в соответствующих юрисдикциях не приняли во внимание все их безосновательные обвинения. Эти попытки должны быть расценены как пример недобросовестной конкуренции со стороны предыдущего акционера, который не исполнил долговые обязательства”. Для сдержанного финансового мира такое заявление — крик души. И, надо признать, основания для него у ВТБ были, и серьезные.

В порядке дружеской услуги

Хотя Vivacom является лидером на телекоммуникационном рынке Болгарии, прежний его владелец Цветан Василев умудрился довести компанию до банкротства. Весной прошлого года истек срок погашения кредита в 150 млн евро, взятый Василевым в британской “дочке” группы ВТБ — инвестбанке VTB Capital. Как пишет “МК”, Василев, которому кроме Vivacom принадлежал еще и Корпоративный коммерческий банк, увлекся выводом активов. О том, что этот бизнесмен — не просто неудачник, говорит то, что он разыскивается сейчас Интерполом в связи с возбужденным против него уголовным делом. Сам Василев, по данным СМИ, в настоящее время скрывается в Сербии.

За шесть месяцев до истечения срока кредита ВТБ предлагал Василеву реструктурировать долг, однако ответа не получил. В результате находящиеся в залоге акции были выставлены на аукцион, организованный компанией Ernst & Young в Лондоне. 20 ноября 2015 года победителем аукциона стала компания Viva Telecom Спаса Руссева, купившая их почти вдвое дороже стартовой цены. Однако стандартная, в общем-то, история с хэппи-эндом получила скандальное продолжение.

То ли Василев хотел сохранить контроль над активом, то ли не желал, чтобы вскрылись факты, интересные идущему следствию, но он решил вести борьбу за Vivacom чужими руками. “Попробуйте поставить себя на место Цветана Василева. Органы болгарского правосудия наложили запрет на все его имущество, и он отчаянно пытается спасти все, что может. Он понимает, что найти покупателя, который бы взял из его рук актив, на который претендует болгарское правительство, практически невозможно. Поэтому он и пытается скрыться за другими лицами”, — пояснил в своем интервью Милен Велчев, генеральный директор ВТБ Капитал AD в Софии.

Вначале купить у Василева акции согласился проживающий в Софии франко-бельгийский бизнесмен Пьер Луврье. Однако дружба не помешала бизнесмену понять, что актив “горячий” и он вернул их. Не исключено, что именно Луврье свел Василева с Константином Малофеевым. Дело в том, что фонд Marshall Малофеева и CFG Capital Луврье за год до описываемых событий хотели создать партнерство CFG Marshall с общим размером планируемых инвестиций более 2 млрд евро.

Недетские игры

Константина Малофеева принято относить к группе т.н. “православных бизнесменов”, но известность ему принесли не только поддержка Крыма и Донбасса , но и скандальные бизнес-сделки.

Сын известного советского астрофизика, еще во времена СССР попавший в США по программе школьного обмена, далеко не сразу сумел сколотить капитал. Карьера инвестбанкира в “Ренессанс Капитал” оборвалась в кризис 1998 года, попытка раскрутить собственную компанию “Вотум Консалтинг” не удалась, и Малофеев снова пошел на службу — в МДМ-банк. Тут-то в 2004 году ему и улыбнулась удача в лице Георгия Сажинова .

По данным “Слона”, события развивались так. Сажинов, только покинувший пост замминистра сельского хозяйства, пришел в банк за кредитом на развитие своей группы “Нутритек” , производившей молоко и детское питание. Банк в кредите отказал. А вот Малофеев — нет. Судя по отчетности “Нутринвестхолдинга”, Сажинов получил заем на сумму около 50 млн рублей, отдав кредитору 33% акций. Похоже, что это и была цена вхождения Малофеева в бизнес “Нутритека”.

С приходом Малофеева “Нутритек” начал активно привлекать инвестиции. Группа выпустила облигации на 1,2 млрд рублей, затем кредитные ноты на общую сумму $200 млн и разместила акции на бирже, выручив еще около $200 млн. А компания Marshall Capital, принадлежащая Малофееву и Сажинову, получила $260 млн от французского инвестфонда AXA Private Equity, направив значительную часть в “Нутритек”.

Однако все эти денежные вливания так и не превратились в коммерческий успех. Занимающая третье место на российском рынке детского питания и считаясь крупнейшим производителем, “Нутритек” начала испытывать проблемы еще до кризиса 2008 года: ее акции на бирже с января по сентябрь потеряли около 60%. В конце 2008 года, когда бумаги просели почти в 20 раз относительно января, “Нутритек” объявил о делистинге, то есть уходе с биржи. Затем последовали дефолты по облигационному займу и кредитным нотам. Общая непогашенная задолженность составила 1,2 млрд рублей и $100 млн. В 2012 году группа обанкротилась.

Однако еще в 2011 году бывший экономический советник Жака Ширака и президент консалтинговой компании MHB SA Мари-Элен Берар направила запросы от имени инвестфонда AXA Private Equity, инвестировавшего в “Нутритек” $260 млн, в адрес руководителя администрации президента РФ Сергея Нарышкина и первого вице-премьера Игоря Шувалова. В запросах утверждалось, что Marshall Capital предоставляла партнерам недостоверную информацию и, вероятно, занималась выводом активов. Нанятые инвестфондом детективы даже нарисовали схему: значительная часть денег, привлеченных от инвесторов, уходила двум десяткам аффилированных компаний, а оттуда на счета “однодневок”. Кстати, совладельцами одной из таких компаний, оказались двоюродный брат Сажинова и финдиректор “Нутринвестхолдинга”, а хозяином одной из фирм, получившей от этого ЗАО безвозвратный займ — гендиректор холдинга. Эта информация легла в основу депутатского запроса, направленного в 2011 году министру внутренних дел Нургалиеву от парламентария Нины Останиной.

Однако гораздо важнее, что, по мнению AXA Private Equity, деньги, выведенные из “Нутритека”, были потрачены на скупку акций “Ростелекома” .

Не имей сто рублей…

По воспоминаниям знакомых Малофеева, он всегда умел дружить с “нужными” людьми, но только весной 2008 года этот талант принес ему самые, наверное, большие на сегодняшний день дивиденды. Именно тогда новым министром связи был назначен давний знакомый Малофеева Игорь Щеголев . В 2009 году под руководством нового министра началась реформа российского телекома: ”Связьинвест” , “Ростелеком” и семь межрегиональных компаний (МРК) сливались в организацию с единой акцией.

Малофеев вошел в советы директоров “Ростелекома” и “Связьинвеста”, его бывший сотрудник Михаил Лещенко стал помощником министра и также вошел в советы директоров “Ростелекома” и МРК. А уже в 2010 году Малофеев оказался крупнейшим миноритарием “Ростелекома”, владеющим 7% акций рыночной стоимостью $1,1 млрд (на начало июня 2011 года), потратив на покупку, по оценкам экспертов, $500–700 млн.

“Акции господин Малофеев скупал, отлично зная будущие коэффициенты конвертации, которые он сам и утверждал”, — раскрыл секрет успеха бывший министр связи Леонид Рейман .

При этом на рынке говорили, что бывший подчиненный Малофеева в “Нутритеке” Сергей Огороднов, создавший группу “Инфра”, не чурался требовать доли в компаниях-подрядчиках “Связьинвеста”, “Ростелекома” и МРК по дешевке, обещая в ином случае оставить их без работы с помощью топ-менеджмента компаний. Сам новый глава “Связьинвеста” Евгений Юрченко в конце концов обвинил Малофеева в деятельности, вредящей интересам акционеров. Однако конфликт закончился победой команды Малофеева — его старый друг Александр Провоторов стал во главе “Ростелекома”.

Но на гребне успеха прошлое подставило Малофееву подножку.

Молочные реки

VTB Capital PLC, выдавший компании “Руссагропром” кредит в $250 млн на покупку у “Нутритека” в 2007 году молочных активов, заподозрил, что обе эти компании аффилированы, а сделка была сомнительна. Взяв кредит, “Руссагропром” не провел ни единого платежа, а когда пришли за залогом — акциями молочных заводов — выяснилось, что их цена была сильно завышенной: ВТБ удалось выручить за них лишь 780 млн рублей.

Заподозрив Малофеева в махинациях, ВТБ обратился в российский арбитраж, а также в Высокий суд Лондона. В августе 2011 года суд заморозил активы бизнесмена на время разбирательства — в том числе, и акции “Ростелекома”. В ноябре 2011 года по факту хищения кредита было возбуждено уголовное дело, осенью 2012 года обыски прошли в домах фигурантов, в том числе, у Малофеева, была задержана гендиректор “Руссагропрома” Евгения Кремнева . Малофеев, похоже, в тот момент не на шутку испугался: во всяком случае, его стремление стать сенатором, для чего бизнесмен баллотировался в депутаты райсовета Смоленской области, многими расценивалось как попытка получить неприкосновенность. Впрочем, с выборов в районе его сняли якобы за подкуп избирателей.

Однако в конце концов все уладилось. С ВТБ было заключено мировое соглашение, уголовное дело вначале переквалифицировали на более легкую статью (с ч.4 ст.159 УК РФ, “Мошенничество в особо крупном размере” на ст.176, “Незаконное получение кредита, преступление средней тяжести”), а затем и вовсе закрыли по истечению срока давности.

Чужими руками

Во всех этих скандалах, сопровождающих Малофеева, есть характерная деталь — бизнесмен всегда остается формально ни при чем, все делают его сотрудники, бывшие и настоящие. То же самое произошло и с Vivacom. Не успели объявить победителя аукциона по продаже акций болгарского сотового оператора, как некто Дмитрий Косарев заявил, что он владеет 77% акций Vivacom и обвинил ВТБ Капитал в попытке рейдерского захвата.

“Нам не совсем понятно, кто такой Дмитрий Косарев и как он вступил во владение 77% акций Vivacom”, — недоумевал Велчев из ВТБ. Никаких документов, свидетельствующих о владении акциями, господин Косарев не представлял, Еврокомиссия, которая должна одобрить такую сделку, никаких заявок от него не рассматривала. Это не помешало подконтрольной Косареву компании Empreno Ventures подать иск в Лондонский суд о том, что ее не допустили к аукциону. Впрочем, заявки на участие в нем тоже не нашлось.

Зато нашлись связи Косарева с Малофеевым: сойдясь в “нулевые” на почве монархических идей, они вместе участвовали в основании гимназии Святителя Василия Великого (стоимость обучения — 600 тысяч рублей в год) и АНО “Благородное собрание”. А с 2007 года Косарев работает на руководящих должностях в принадлежащих Малофееву компаниях, активно участвует в скупке активов телекомов в интересах Малофеева во время реформы (Косарев занимал пост вице-президента “Инфры”).

В деле с Vivacom Косарев действовал по уже известной схеме команды Малофеева: громкие заявления, угрожающие жесты. Не помогло. Тогда он пошел дальше.

В тылу врага

Весной 2016 года для проведения сделки по продаже Vivacom нужно было получить согласие держателей евробондов компании – такова юридическая процедура одобрение сделки. Агентом по процессу получения согласия акционеров выступал ВТБ Капитал. Косарев, как мог, препятствовал этому процессу: в ход шли не только заявления в прессе, но и жалобы премьер-министру Медведеву.

Возможно, отсутствие результата подвигло Косарева на следующий, более чем сомнительный шаг. Он написал жалобу в Управление по контролю иностранных активов (OFAC) Казначейства США.

OFAC — это организация, следящая за соблюдением санкций, введенных США против России. О чем же пожаловался пламенный патриот Косарев, действующий в интересах еще более пламенного патриота Малофеева — кстати, находящегося под персональными санкциями США?

Не поверите — о том, что сделка… нарушает режим санкций в отношении ВТБ. После чего Empreno Ventures распространило в СМИ заявление, что участвующий в сделке банк US Trustee не подписывает согласие на смену акционеров до выяснения ситуации с новыми собственниками, а OFAC начало своё расследование. В действительности же US Trustee, проконсультировавшись с OFAC, дал свое одобрение на сделку (копия письма имеется в редакции), потому что санкционные решения никак не препятствуют проведению такого рода сделок.

Несмотря на донос (если называть вещи своими именами) в орган недружественной страны и распространение ложной информации, предотвратить смену собственника Vivacom не удалось. В начале лета ВТБ сообщил, что закрывает сделку по продаже болгарского сотового оператора. Банк в своем заявлении подчеркнул, что, “вопреки противодействию определенных лиц”, более 87% держателей евробондов Vivacom на 400 млн евро, в том числе, глобальные институциональные инвесторы, дали согласие на смену собственников компании Bulgarian Telecommunications. А до этого консорциум инвесторов во главе со Спасом Русевым, владельцем Viva Telecom, выигравшим аукцион, уже получил согласие от болгарского и европейского регуляторов на сделку. А недавно сделка была окончательно закрыта.

Что касается OFAC, то оно действительно проводит расследование. Только — в отношении Косарева и связанного с ним Малофеева. Ведь с точки зрения американского законодательства Косарев пытался воспрепятствовать совершению сделки и всячески затягивал ее, используя политические механизмы в хозяйственных спорах. А американцы не одобряют, когда ради нечестной бизнес-игры спекулируют на политических вопросах. А еще они не любят, когда лгут — и распространение ложных сведений об отсутствии согласия со стороны банка US Trustee может дорого обойтись Малофееву и Косареву. Так что не исключено, что господам достанется еще одна порция персональных санкций.

Впрочем, родное государство наверняка оценит поведение Малофеева и Косарева “по достоинству”.

Во-первых, сама жалоба позиционирующих себя патриотами в “стан врага” — вещь, порочащая репутацию страны. При этом жаловались-то на государственный банк!

Во-вторых, действия Косарева и стоящего за ним Малофеева вредят экономическим интересам России. В той же Болгарии история с Vivacom произвела очень неприятное впечатление. А так как Малофеев всячески подчеркивает свою близость к власти, это впечатление распространяется и на Россию в целом. Что еще может аукнуться в тех же переговорах о совместных энергетических или иных проектах.

Наконец, вряд ли в нынешней непростой экономической ситуации может сойти с рук попытка лишить госбанк, выполняющий роль стабилизатора российского финансового рынка, немалой суммы ради собственных корыстных интересов.

Судя по всему, Малофееву опять стоило бы попробовать получить депутатскую неприкосновенность.

 


Ссылки

Источник публикации