Большевистский аншлюс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Большевистский аншлюс Как была захвачена электроэнергетика России (часть II)

"Каждый самостоятельно выбирает, как уйти из этого мира. Мы решили с помощью реформы РАО «ЕЭС»

Начнем с истории. В 1999 году Анатолий Борисович Чубайс писал в обращении к коллективу РЕН-ТВ, подводя итоги десяти лет: 
«Как я отношусь к моей собственной деятельности? Могу определенно сказать, что мной, безусловно, сделаны серьезные просчеты и ошибки. В том числе и в ходе приватизации. Упомяну, например, про чековые инвестиционные фонды. Создав этот институт, мы, между прочим, собрали традиционные чеки с сорока миллионов человек. Но, создав этот институт (кстати, никто не верил, что он возникнет), мы не смогли создать соответствующей системы управления, ответственности и государственного контроля за работой этих фондов. Это чисто профессиональная крупномасштабная стратегическая ошибка. Безусловно, на сто один процент моя ответственность, мои просчеты, мои ошибки. Никуда от них не деться. – И после такого полного и откровенного признания собственной профнепригодности Чубайс сетует: – Но самое скверное за эти десять лет – травля. Травля серьезно, по-взрослому, тотально. Когда травят и тебя, и всех, кто с тобой связан: заместителей, друзей, коллег, жену, детей – всех…» 
Мы не случайно приводим эту цитату, приступая к анализу уже начавшихся реформ РАО «ЕЭС». По сути, человек признается в колоссальных ошибках, отказываясь при этом взять реальную ответственность за содеянное. И в довершение всего горько переживает, что его, мягко говоря, очень не любят. Сегодня в реформе энергетики происходит то же самое: его команда создала заведомо нежизнеспособную идею, взялась без соответствующей подготовки за ее реализацию, а когда спустя уже несколько лет стало понятно, что ошибок допущено не меньше, чем в ходе приватизации, то немедленно попыталась уйти от ответственности. Это видно, например, даже в таких мелочах: важнейшую часть внутренних документов о начале реструктуризации РАО подписывает не Чубайс, а его заместители. Будем иметь это в виду, разбирая последствия уже сделанного. 
* * * 
Сегодня многие, критикующие ситуацию в энергетике, не всегда могут разобраться в происходящем, настолько масштабными были задуманные изменения в отрасли. И, сбиваясь на частности, большинство рассказчиков просто теряют понимание сути происходящего в целом. И нужно сказать: есть самые серьезные подозрения, что сделано это было специально. Поэтому, чтобы не повторить эту ошибку, мы попытаемся оценить ситуацию исходя из базовых принципов реформы, неоднократно озвученных самим Чубайсом. 
Первое – создание конкурентного рынка электроэнергетики. И второе – привлечение за счет выполнения первой задачи инвестиций (прежде всего иностранных) в отрасль. Напомним, что по первому пункту предполагалось разделить все электростанции на десять компаний (так называемые оптовые генерирующие компании) и отдать их в частные руки. Государство же должно было сохранить контроль над электрическими сетями и над единой диспетчерской службой. Предполагалось, что сразу после этого в отрасль и пойдут деньги, прежде всего иностранных инвесторов. 
Здесь необходимо небольшое пояснение, почему инвестициям уделялось такое большое внимание. На сегодняшний день примерно треть производственных мощностей российской энергетики уже выработала свой ресурс, а к 2007 году эта цифра составит уже 70 процентов. Для страны это настоящая катастрофа. Чтобы избежать этого, необходимо было вкладывать ежегодно на обновление техники по 6–8 миллиардов долларов. Подчеркиваем, это был вопрос реального выживания страны. Но, с другой стороны, решать эту проблему за счет повышения платы на электроэнергию для населения было сочтено нецелесообразным, так как это сразу бы потащило за собой очередной виток инфляции. Люди, измученные пореформенным временем, могли этого не понять. 
Собственно, в этом и заключалась главная привлекательная сторона плана Чубайса – решить вопрос с инвестициями за счет иностранцев. То есть продать им на соответствующих условиях электростанции, а они уж будут волей-неволей вкладывать в обновление фондов. Но одновременно это и был один из первых показателей, наводивших на мысли, что весь план реформ энергетики скорее всего преследовал совершенно другие цели, нежели вывод отрасли из кризиса. Или, скажем, эта официальная декларация была лишь вывеской, ширмой для истинных целей. Точно так же, как в идее с приватизацией, факт создания собственников в виде олигархов оказался чуть ли не единственным итогом, которым сегодня Анатолий Борисович оправдывает все остальное. Таким же образом можно оправдывать извержение вулкана: самое главное – огонь и лава вырвались наружу! 
В данном же случае специалисты сразу указали, что Чубайс не учел такой, казалось бы, простой фактор, как то, что РАО «ЕЭС» уже было на 48 процентов частным. Причем более 30 процентов капитала принадлежало тем самым иностранцам. В результате реформ они скорее всего и без того лишались бы значительной части стоимости своих активов. Это как минимум должно было вызвать сопротивление с их стороны. А вопрос о привлечении дополнительных инвестиций в этой ситуации вообще обсуждать глупо – кто же будет доплачивать за то, что у него отрезали часть пирога? То есть любой здравомыслящий человек понимал, что привлечение широкомасштабных иностранных инвестиций – задача в данных условиях изначально невыполнимая. 
И, кроме того, на те же мысли наводила и выбранная стратегия. Мировой опыт последних десятилетий говорит о том, что в реалиях глобальной экономики дробить национальную электроэнергетику на мелкие куски – в принципе путь в никуда. Опыт реформирования других стран показывает, что в большинстве из них сохраняются объединенные энергосистемы, включающие генерирующие источники и сети. Так происходит в США, Франции, Германии, Японии и т.д. И, самое главное, в этих странах в энергетику не допускались иностранные акционеры, поскольку электроэнергетика – это в том числе и вопрос национальной безопасности. Давайте же попытаемся понять, почему у нас главные реформаторы проигнорировали такие, казалось бы, очевидные вещи. 
* * * 
Чтобы понять, что произошло с инвестициями, необходимо вернуться в 1999 год, когда начались первые скачки абонентской платы за электроэнергию. Тогда это объяснялось следующим образом – реформа еще не началась, а ремонтировать ветхие фонды необходимо уже сегодня. Поэтому было решено включить так называемую «инвестиционную составляющую» в плату за электричество. То есть элементарно переложили основное бремя реформы на плечи народа. Предполагалось, что уже через несколько лет иностранные капиталы потекут в РАО и эту составляющую можно будет планомерно снижать. 
В реальности произошло с точностью до наоборот. В первые три года капитализация РАО «ЕЭС» упала почти на 60 процентов, и начался реальный отток капиталов из холдинга. На этом фоне единственным выходом было повышение тарифов – в конечном итоге за пять с лишним лет на десятки и сотни процентов. Сравните с так называемой гиперинфляцией, запущенной сразу после начала приватизации. То есть напрашивается сравнение, что Чубайс не просто наступает на одни и те же грабли, а делает это возможно целенаправленно. Прежде всего потому, что неконтролируемый рост тарифов, как в свое время неконтролируемая инфляция, кому-то очень выгоден. А поскольку электроэнергетика структурно связана с двумя другими монополиями – «Газпромом» и МПС, рост тарифов в одном секторе автоматически ведет к их росту в двух других. А если гипотетически предположить, что руководство всех трех компаний определенным образом в этом заинтересовано и на почве этого вступает в сговор, то последствия представить нетрудно. 
В 2003 году впервые предложения этих монополий по повышению тарифов обсуждались в парламенте как составная часть бюджета-2004. И впервые мы получили возможность увидеть, как работает эта система под названием «необоснованно высокая инфляция». «Газпром» попросил повысить тарифы на газ на 40 процентов, МПС – на 26, мотивируя это в том числе и отменой перекрестного субсидирования в энергетике. А РАО «ЕЭС», в свою очередь, пожелало поднять цены в полтора раза, а ее недавно сформированные в рамках реформ стопроцентные дочки, Федеральная системная компания и Системный оператор, – внимание! – в 2,25 раза и 10 раз соответственно. Знаете, 1000 процентов за один год – это круто даже для Чубайса. Само собой, все это объяснялось прежде всего необходимостью реформ в электроэнергетике и – правильно – привлечением инвестиций. То есть получается, что реформа энергетики стала главным фактором, влияющим на рост инфляции (потому что именно эти запросы монополий учитывались прежде всего при расчете темпов инфляции на будущий год). Но позвольте, в том же Послании президента говорится, что главный противник удвоения ВВП – это неконтролируемый рост инфляции. Вот и получается, что реструктуризация РАО – это реальный тормоз общегосударственных реформ. 
И вот здесь особенно показательна реакция Анатолия Борисовича: как только становится ясно, что существует определенный конфликт интересов и стратегий, он делает неожиданное заявление о поэтапном снижении тарифов в ближайшие три года. То есть вновь открытая подмена факта. И это в то время, когда уже реструктурированные предприятия просят поднять тарифы на 1000 процентов, – это уже даже не пиар, а просто хамство. Вот здесь, собственно, и можно подвести итоги первого года реформ РАО «ЕЭС». Система перекрестного субсидирования, о которой мы писали в первой части, была с успехом уничтожена. Как прямой результат в разы выросли платежи потребителей. Иными словами, реформаторы просто переложили субсидии на плечи народа и промышленных предприятий (так называемый затратный метод формирования тарифов). Одновременно неисчислимо выросли административные расходы, так как вместо одного РАО «ЕЭС» появилось сразу несколько структур (те самые стопроцентные дочки), которые одновременно потащили за собой рост тарифов (только в 2004 году на 78 процентов). А где здесь, собственно, рынок и весь этот бред про конкуренцию и низкие тарифы? Куда это все, спрашивается, делось? 
* * * 
Рост тарифов – это только один, хоть и самый болезненный, результат реформ. Сегодня можно с уверенностью констатировать и другое: самая главная стратегическая задача так и не была решена – видимыми иностранными инвестициями в отрасли даже и не пахнет. Прежде всего потому, что нет и намека на «конкурентный рынок», о котором так любит распространяться Анатолий Борисович. И самое любопытное, что, похоже, создание этого рынка натурально саботируется энергочиновниками. 
Если судить по балансовым оценкам, то сегодня в стране наблюдается примерно 30-процентный избыток мощностей. И это потенциальный избыток самой дешевой электроэнергии, производимой на гидроэлектростанциях. То есть в условиях нормального рынка это повлекло бы за собой снижение тарифов. Но только не у нас. Доступ дешевой энергии на рынок блокируется самим же РАО «ЕЭС» или, если хотите, его дочками-монополистами, которые контролируют сети. И знаете какая аргументация? Сохранение существующего уровня тарифов. То есть команда менеджеров не скрывает, что не заинтересована в том, чтобы рынок наконец заработал. 
И здесь самый интересный момент: Анатолий Борисович, возможно, не просто «не заинтересован», а не исключено, что он мог застопорить создание рыночных условий в секторе. Так, во всяком случае, считают некоторые аналитики. Создав, как уже указывалось, две компании, полностью контролировавшие сети (грубо говоря, это те дороги, по которым доставляется потребителю купленная электроэнергия) и все диспетчерские службы, РАО «ЕЭС» по закону должно было немедленно передать их государству. Однако уже после их формального отделения от РАО выяснилось, что механизма по передаче их государству нет. Просто забыли. И получилось, что в этой части реформа пошла насмарку – сменили вывески, в пять-шесть раз раздули штаты, срубили бюджетных денег на якобы административные перестановки, а в итоге все осталось по-прежнему. Что в лоб, что по лбу. РАО «ЕЭС» как было монополистом, так и осталось, только через свои дочки. Спрашивается, тогда к чему эта вся возня? 
Конечно, мои наивные вопросы – всего лишь поза: кто же поверит, что такой матерый бюрократ, как Анатолий Борисович, не увидел такую дырищу в собственноручно предложенном законе. Он мог не разбираться в особенностях инвестиционного бизнеса в электроэнергетике или не понимать, как работает турбина, но во всем, что касается бумажных игр, этому человеку нет равных. И этот тезис обосновываю даже не я, а Счетная палата, аудиторы которой в этом году дали четкую оценку всего пакета по электроэнергетике: «Принятые законы по реформе электроэнергетики являются скорее рамочными и требуют принятия ряда подзаконных нормативных актов, детально прописывающих механизм реформирования». И знаете, это уже очень серьезно – не публичные наскоки пусть и видных, но все же частных лиц, а заключение государственного контролирующего органа. 
И здесь самый важный момент: когда правительство принимало первые акты о начале реформы, то было подчеркнуто, что опережающее развитие нормативной, законодательной базы – это главный фактор успеха. И что в итоге? Ровно через год после принятия «рамочного пакета» Счетная палата констатирует, что правовая разработка реформы значительно отстает от практических действий. Более того, из 15 мероприятий, утвержденных планом реформ, в 2002 году выполнено только шесть, а в 2003-м из 25 соответственно 10. Или, говоря иными словами, реформа пущена на самотек и осуществляется фактически самим менеджментом РАО, без законов и без контроля государства… Одним словом, уважаемый читатель, прошу вернуться в начало и еще раз перечитать цитату из покаяний Анатолия Борисовича. Что изменилось? Мы вновь полностью зависим от деловых и моральных качеств Чубайса. 
* * * 
Но, господа, мы ведь уже это проходили. Тот же самый человек, теми же самыми средствами, один раз уже отреформировал нас, и сегодня публично, абсолютно не скрываясь, делает это повторно. И еще, прошу прощения, имея смелость при этом регулярно каяться… 
Знаете, в этих условиях, я думаю, мы имеем право немного пофантазировать. Только представьте, через какие-нибудь пять лет Анатолий Борисович будет писать очередное публичное письмо. Итак, пофантазируем: 
«Это были очень нелегкие двадцать лет. И нужно честно сказать – мною допущено было немало серьезных, крупномасштабных ошибок. Взять хотя бы реформу РАО «ЕЭС», в ходе которой, между прочим, от переохлаждения в собственных квартирах умерла не одна сотня пенсионеров и мы собрали с людей в виде инвестиционной составляющей не один миллиард долларов. Разделение РАО на генерирующие и распределяющие компании осуществлялось без конкретного законодательно закрепленного описания, как должны распределяться между этими компаниями финансовые потоки, где будет концентрироваться прибыль… 9 апреля 2003 года был подписан приказ по РАО «ЕЭС» «О начале реализации пилотных проектов реформирования региональных энергокомпаний». Однако в ходе разделения мы так и не смогли создать систему контроля за завышением или, наоборот, занижением стоимости активов, неравномерным распределением долгов реформируемых обществ. И в итоге кредиторская задолженность по итогам реформирования осталась у управляющей компании, а наиболее ликвидные активы за гроши выведены «очищенными» во вновь создаваемые дочерние общества. То есть мы снова повторили ошибки приватизации 1994 года, позволив огромным активам уйти за бесценок. Это типично профессиональная ошибка, и вина за нее на 201 процент лежит на мне. И я не могу это скрывать, но нужно сказать, что мне было все эти годы невыносимо тяжело – за черную неблагодарность ограбленного народа, за тотальную травлю, которой я подвергался на протяжении своей невыносимо тяжелой работы по реформированию…» 
Знаете, придуманы здесь только эмоции (хотя, если честно, есть вероятность, что через 5 лет Чубайсу абсолютно не нужно будет вздыхать и раскаиваться – он к тому времени наконец-то накушается и уйдет на покой). А вот все остальное взято из вполне официальных документов. Точно так же, как и в отрывке, приведенном в начале, Анатолий Борисович цитирует десятки, если не сотни экономистов, политиков и общественных деятелей, которые уже тогда, на рубеже 1993-го, предупреждали о последствиях и недостатках предложенной схемы приватизации, так и через пять–десять лет он будет цитировать нынешних противников реформы в очередном покаянном письме. Он проигнорировал их тогда, игнорирует и сейчас. 
Правда, сегодня расклад сил несколько иной. В 1994-м это смогло пройти только благодаря тотальной экономической неграмотности народа и фантастической коррумпированности властей и правоохранителей. Сегодня, чтобы продавливать даже не реформу, а свое личное право распоряжаться огромными активами, Чубайсу необходимо вести гигантскую общественно-политическую работу. Здесь и уже упоминавшиеся блоки в наиболее значимой прессе, и создание под реформу специальной партии, и суровая работа по дезавуированию своих оппонентов, и просто элементарное запутывание предпринимаемых ходов. Мы уже проводили параллель с советским планом ГОЭЛРО, и прежде всего в плане открытости. А теперь попробуйте найти где-нибудь полную и понятную информацию по реформе РАО. Скажем, где план разделения электростанций по генерирующим компаниям? Попробуйте – нигде не найдете. А, скажем, раздел по реформам на официальном сайте РАО – это, нужно сказать, полный шедевр в части краткости. И это при том, что сам Анатолий Борисович не устает повторять на каждом углу о повышении прозрачности и открытости отечественного бизнеса. 
И вот здесь мы вплотную подходим к ответу на вопрос: а что же на самом деле кроется за планами реформы РАО «ЕЭС»? Впрочем, это тема отдельного расследования"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации