Большевички не признаются

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бомбисткам из НРА светит по 20 лет тюрьмы

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::26.04.2002

Большевички не признаются

Ирина Петракова

Converted 12934.jpgМосгорсуд в пятницу начал рассмотрение дела четырех активисток партии «Новая революционная альтернатива», обвиняемых в организации серии терактов в Москве. Процесс по этому делу проходит в закрытом режиме.

В пятницу в Мосгорсуде начался процесс над активистками партии «Новая революционная альтернатива» (НРА). 30-летняя Надежда Ракс, 37-летняя Татьяна Нехорошева-Соколова, 27-летняя Лариса Романова и 24-летняя Ольга Невская обвиняются в организации взрывов у приемной ФСБ на Кузнецком мосту 4 апреля 1999 года, а также во взрыве памятника Николаю II под Подольском. Столичное управление ФСБ предъявило четырем женщинам обвинения в терроризме и незаконном хранении боеприпасов, взрывчатки и огнестрельного оружия. Подсудимым грозит до 20 лет лишения свободы.

Кроме того, по мнению столичных спецслужб, женщины могут быть причастны к целой серии терактов, за которые НРА брала ответственность. Так, партия заявила о своей причастности к взрыву Останкинского военкомата 9 октября 1996 года, минированию Черемушкинского военкомата 27 февраля 1997 года, к взрыву у здания Главной военной прокуратуры России 13 июля 1997 года и поджогу емкости с горючей смесью у здания ФНПР 10 сентября 1997 года. Во время этих терактов никто не пострадал.

Впервые НРА попала в поле зрения московских спецслужб в 1996 году. По данным ФСБ, Новая революционная альтернатива объединяла группу «радикально настроенных молодых людей различных политических убеждений на почве неприятия существующего государственного строя и идеи борьбы с ним различными методами, вплоть до террористических». В состав партии вошли представители так называемого «Российского коммунистического союза молодежи (большевиков)» (РКСМ-б) и анархисты. По данным спецслужб, численность партии около 500 человек.

Первым по делу НРА еще в августе 1999 года был задержан Александр Бирюков. Четырех женщин задержали с февраля по апрель 2000 года по подозрению в организации взрывов, устроенных в качестве акций протеста против ареста Бирюкова. Последней была доставлена в СИЗО мать двоих детей Лариса Романова. Она уже отбывала срок за незаконное хранение боеприпасов, кроме того, ее подозревали в подготовке покушения на губернатора Краснодарского края Николая Кондратенко. Ольга Невская, Надежда Ракс и Татьяна Нехорошева ранее не привлекались к уголовной ответственности.

Все обвиняемые по делу НРА не признают свою вину и заявляют, что судебные власти относятся к ним предвзято. Кроме того, они отрицают саму причастность к НРА.

Федеральный судья Марина Комарова, председательствующая на процессе, не смогла в пятницу зачитать обвинительное заключение – народные заседатели рассматривали ходатайство Надежды Ракс об отводе Комаровой. Поводом к этому стало то, что на прошлой неделе эта же судья рассматривала дело в отношении членов другой экстремистской организации – «Реввоенсовета», известных, в частности, взрывом памятника Николаю II в подмосковном селе Тайнинское. Все обвиняемые, которые считаются соратниками и друзьями «революционерок», получили сроки от 4,5 до 11 лет тюрьмы. Тем не менее народные заседатели отклонили просьбу подсудимой об отводе судьи и процесс был отложен до 21 мая.

Суд над НРА стал четвертым по счету процессом над левыми экстремистскими группировками. До суда над революционерками прошли процессы по делам о подготовке покушения на губернатора Кондратенко, о взрыве на Ваганьковском кладбище (подсудимый – член РКСМ-б Александр Соколов – муж Татьяны Нехорошевой) и делу Реввоенсовета (по нему свидетелем проходила Надежда Ракс).

По мнению руководителя правозащитного фонда «Гласность» Сергея Григорьянца, у этих процессов две цели: с одной стороны, надо как-то оправдывать растущий как на дрожжах аппарат спецслужб, а с другой, требуется по-новому воспитывать молодежь. По крайней мере, ее активную часть. «Надо же молодых приучать к мысли, что альтернативы «Идущим вместе» уже нет, а примыкание к маргинальным организациям не только бесперспективно, но и опасно,– считает Григорьянц.– Молодым людям доходчиво объясняют, что их деятельность мешает новообразующейся политической системе и не вписывается в русло обновленной имперской доктрины».

Как рассказал «Газете.Ru» адвокат Надежды Ракс Анатолий Крючков, пока у защиты нет никаких шансов выиграть дело и освободить подсудимых.

«Процесс с самого начала ведется предвзято, – заявил адвокат. – Судья Комарова не стала рассматривать ходатайство о передаче дела в суд присяжных. Кроме того, мы считаем, что она нарушила уголовно-процессуальные нормы. Во-первых, она не отправила дело на доследование, хотя адвокатам во время следствия не давали ознакомиться с материалами дела. Во-вторых, она не имела право вести судебные слушания сразу по двум делам – в отношении членов Реввоенсовета и в отношении наших подзащитных».

По словам Крючкова, настоящие слушания по этому делу начнутся только в середине июня, и если адвокатам не удастся добиться гласности процесса, «объективность вынесенного приговора будет под большим вопросом».