Большой театр военных действий

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Большой театр военны действий»)
Перейти к: навигация, поиск


© "Новая газета", origindate::08.12.2005

Большой театр военных действий

В Италии вернулись к делу "Мабетекса", а Минкультуры РФ просит компанию "выступить" на российской сцене?

Юрий Льдов

Converted 20357.jpgВокруг реконструкции Большого театра кипят поистине шекспировские страсти. Хуже всего то, что заложником битвы за деньги, которые государство выделило для ремонта главной своей сцены, становится как раз то, что пытаются восстановить.

То есть сам Большой театр. Цена вопроса - 25 млрд рублей. И хотя давно прошли тендеры и аукционы, названы победители и проведены экспертизы строительных проектов, на подножку уходящего поезда настойчиво пытаются запрыгнуть те, кто на него опоздал.

Войти, так сказать, в зал после третьего звонка пыталась даже отмеченная в международном скандале фирма "Мабетекс". Та самая, что фигурировала в швейцарском разбирательстве вокруг взяток и откатов в ходе реконструкции Московского Кремля. А ведь ранее сообщалось, что еще в начале 2000 года она как будто объявила об уходе из России. Неужели вернулась? Если же упоминание о "Мабетексе" - всего лишь пробный шар, первая ласточка, что стоит за появлением на сцене давно известных игроков?

В истории реконструкции Большого театра было несколько этапов, и ничто не предвещало, что основная подковерная борьба с появлением сюрприза в виде "Мабетекса" развернется в финале. Обычно случается как раз наоборот: бьются на стадии принятия решений, а когда все определено, зачем же копья ломать?

В 1993 году, согласно постановлению правительства РФ, государственным заказчиком работ стало московское правительство. Оно провело тендер. Победил "Моспромстрой". "Моспромстрой" провел еще один тендер, на сей раз внутренний, и назвал подрядчика.

В 1999-м тендер на проектирование (второй очереди, то есть собственно театра) выиграл "Курортпроект", который ранее проектировал, к примеру, купола храма Христа Спасителя.

К 2000 году работы по второй очереди приостановили из-за проблем в финансировании - денег к тому времени было выделено чуть больше половины от оговоренной суммы.

К концу 2004 года прошел конкурс на место генподрядчика. Победил "СУИпроект", который с 1988 года осуществлял менеджмент в масштабных строительных проектах, в том числе "Газпрома".

К 2005 году Дирекция по строительству реконструкции и реставрации в составе Федерального агентства по культуре подписала контракты собственно с "СУИпроектом", а также с компанией "Бош Рексрот" относительно оборудования. Была названа цена реконструкции Большого театра - порядка 25 млрд рублей. Проект прошел "Главмосэкспертизу".

А в 2005 году неожиданно всплыла компания "Мабетекс". Как уже сообщалось, на совещании в Минэкономразвития от нее поступило предложение размером в 9 млрд рублей. Внедриться в основной проект было уже невозможно - тендеры прошли, по закону отменить их нельзя. Потому борьба, как полагают эксперты, развернется, с одной стороны, за субподряды, а с другой - за место в Федеральном агентстве по культуре, которое контролирует процесс. Борьба и вызвала атаки на Большой театр, проект его реконструкции в целом и Михаила Швыдкого в частности как руководителя агентства.

В прессе уже отмечали, что своеобразным протеже "Мабетекса" могло выступить Министерство культуры. Говорили, в частности, и о том, что замминистра Дмитрий Амунц был вице-президентом группы "Мабетекс". Но, как выяснилось, сообщали о нем далеко не все.

Справка "Новой" Дмитрий Амунц, до того как стать замминистра культуры, был не только замгендиректора "Аэрофлота", руководителем проектов "Менатепа" и "Альфа-групп".

В его официальной биографии на сайте Минкультуры почему-то не указано, что он работал в группе компаний "Мабетекс" и был заместителем управляющего делами союза России и Белоруссии, секретарь которого - Павел Бородин. Впрочем, это уже известно.

Однако никогда раньше не отмечалось, что Дмитрий Амунц был учредителем и руководителем как минимум девяти московских фирм, три из которых занимались строительством, а также производством проектно-сметных и монтажных работ.

Итак, Дмитрий Амунц числился учредителем и руководителем ООО "Мабетекс Гроупп", ООО "Мабетекс Престиж Дизайн". А также ООО "Брамин", которое он учредил вместе с Амунц Ольгой Геннадьевной. Сферой деятельности последней фирмы также были проектно-сметные и строительно-монтажные работы. Строительством занималась и фирма "МГ Гроупп", в которую слились два ранее учрежденных московских "Мабетекса". Все эти структуры возникли в 1998-1999 годах. То есть уже тогда сфера строительства привлекала внимание Дмитрия Амунца.

Что же касается остальных коммерческих организаций, где он числился учредителем и руководителем, то здесь примечательно Агентство по привлечению иностранных инвестиций. Оно было зарегистрировано в конце 1999 года при непосредственном участии ГУП "Расчетно-финансовый центр" Управления делами президента РФ.

Напомним, что в то время управляющим был Павел Бородин (тоже, кстати, в прошлом один из фигурантов дела "Мабетекс"). И при управделами возникло сонмище государственных унитарных предприятий, которые, в свою очередь, интенсивно плодили "дочек". Так, к примеру, дочернее предприятие ГУП "Издательский дом "Путь России" занималось добычей, переработкой и реализацией нефти и газа.

Другие - получением алмазного сырья. От этой тучи ГУПов в Управлении делами президента (уже после того, как Павел Бородин перестал им руководить) долго и решительно пытались отмежеваться.

"Мабетекс" и другие строительные фирмы в прошлом замминистра культуры наводят на мысль о том, что так или иначе приобщиться к реконструкции Большого театра может попытаться не только известная уже компания. "Мабетекс" был назван открыто, и это вызвало недоумение: нельзя же, в самом деле, второй раз наступать на одни и те же грабли: Однако могут возникнуть и другие структуры, в которых имени "Мабетекс" уже не будет. Слились же "Мабетекс Гроупп" и "Мабетекс Престиж Дизайн", учредителем и руководителем которых когда-то числился Дмитрий Амунц, в некое строительное ООО "МГ Гроупп", так почему же не появиться на свет божий другим образованиям, которые уже никак не будут связаны с отмеченной в международном скандале конторой? И почему бы им при определенных лоббистских усилиях тоже не поучаствовать в реконструкции?

В самом Минкультуры, не раз комментируя ситуацию, отказывались от идеи пересматривать итоги тендеров. О нерушимости результатов конкурсов говорил и министр экономразвития Герман Греф. Но дело в том, что громкие публичные заявления прозвучали и умолкли. А не вполне понятные интриги продолжились.

Большой театр сотрясают периодические проверки. Меньше чем за полгода театр посетили две прокурорские ревизии и одна - инспекции труда в г. Москве (Федеральной службы по труду и занятости). Приходили они, как вы понимаете, не на спектакли. Проверок требовали министр культуры Соколов и депутат Госдумы Неверов. Сейчас ожидается очередная проверка, на сей раз комплексная. Ее также требует депутат от инспекции труда. Это означает, что в театре удобно расположатся семь инспекторов, и работать все это время будет просто невозможно.

Какое отношение ко всему этому имеют строительные контракты? Но с чего же это давным-давно уволенных сотрудников театра в их судебных претензиях к Большому поддерживал Виктор Столповских, в прошлом опять же фигурант дела "Мабетекса" и "Меркаты трейдинг"?

Остается добавить, что после реформы исполнительной власти Министерство культуры РФ ведает исключительно творческими процессами. Финансы, строительные контракты и прочие хозяйственные работы выпали из рук министерских чиновников. А поле это было огромным, да и сцену оставлять им как-то не хочется.

P.S. После возобновления итальянской прокуратурой дела "Мабетекса" даже гипотетическая вероятность успеха лихой атаки на бюджет реконструкции Большого отпала. Тем не менее война на истощение продолжается, и для театра она оборачивается срывом творческого процесса, потерей ведущих специалистов и очередными ударами по репутации. Неужели дело уже просто в желании отомстить, сорвать злость за неудачу? Возможно, это так. Но и в этом случае доброе имя и всемирная слава лучшего театра страны кажутся нам не слишком удачной целью для сомнительной пиар-кампании, пусть и в борьбе за огромные деньги.

Комментарии

Анатолий Иксанов, генеральный директор Большого театра: 
- Думаю, что компания, чье имя не раз звучало в связи с международными уголовными расследованиями, сначала в Швейцарии, а затем в Италии, не имеет права, участвовать в реконструкции Большого театра, ставшего одним из символов национальной культуры России.

Сейчас, когда основное здание закрыто на ремонт, театр продолжает работать в очень непростых условиях. Из-за нехватки помещений мы вынуждены проводить многочисленные репетиции новых постановок и симфонических программ на арендованных площадках, разбросанных по всей Москве ("Мосфильме", театре Станиславского и Немировича-Данченко, доме звукозаписи, Академии хореографии). И тем не менее театр продолжает жить в напряженном творческом ритме, выпуская премьеры, показывая свои спектакли и концерты на новой сцене в ГКД и в БЗК им. Чайковского, активно гастролируя по России и за рубежом.

К нашему горькому сожалению, вместо моральной поддержки в трудное для нас время находятся люди, кровно заинтересованные в дестабилизации обстановки внутри театра. Неслучайно, начиная с марта этого года, когда было принято окончательное решение о начале реконструкции исторического здания Большого театра, регулярно, с завидным постоянством на ТВЦ в программе "Постскриптум" выходят сюжеты, направленные на дискредитацию руководства театра и его творческой политики. С этой же целью были инициированы многочисленные проверки деятельности Большого, отвлекающие персонал театра от его основной работы. Мы стали объектом нападок в связи с борьбой, развернувшейся вокруг денежных средств, выделенных на реконструкцию. Хотя мы не влияем на процесс строительства и не участвуем в финансировании реконструкции основного здания, театр и его репутация оказались заложниками этой ситуации.

Наталья Уварова, пресс-секретарь Михаила Швыдкого, руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии: 
- Профессор Преображенский советовал доктору Борменталю "не читать за обедом советских газет". Слава богу, у нас сейчас другое, несоветское, общество и есть выбор. Мы знаем, о чем идет и будет идти речь в некоторых СМИ, и можем предположить, с чем это связано. Посмотрите, там ситуацию комментируют люди, которые проиграли тендер. Их позицию по-человечески вполне можно понять. Но мы не считаем ее обоснованной.

Все решения относительно реконструкции принимают специалисты. Мы недаром проводили две дополнительные экспертизы - проекта реконструкции и сметы расходов, поскольку заинтересованы в открытости и прозрачности этого проекта.

Юрий Скуратов, бывший генеральный прокурор РФ: 
- Если бы компания "Мабетекс" смогла выиграть конкурс на реконструкцию в честной борьбе: Но тут лично у меня возникают сомнения. На Западе, к примеру, что-то подобное немыслимо, там важна репутация. Потеряв статус в ходе грандиозного международного скандала, компании обычно даже и не пытаются приобщиться к государственным проектам просто потому, что эти попытки заранее обречены.

Нередко фирмы даже названия меняют. А у нас: Все проинформированы, что в ходе реконструкции Кремля, об этом не раз сообщалось в прессе, были грандиозные откаты. Однако никто не был наказан. И вот эта безнаказанность породила очередную ситуацию: если возможно с Кремлем, почему невозможно с Большим театром? При этом компания даже вывеску не меняет. Думаю, это своеобразный вызов всем нам.