Бомба В Ночном Эфире

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Купля-продажи министерских постов в Белом доме. Пост замминистра от $500 000.

Геориний Сатаров В минувшую среду на телеканале ТВЦ в программе «25-й час» глава фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров сделал весьма серьезное политическое заявление. Бывший помощник президента Ельцина сказал, что, по его данным, коррупция достигла верхних эшелонов власти и сегодня можно купить даже посты вице-премьера и министра федерального правительства.

Поводом для приглашения Сатарова в ночной эфир послужило интервью политолога испанской газете «Эль Паис», в котором он заявил, что сегодня коррумпированность общества даже по сравнению со временами Ельцина возросла многократно. Как процитировал перевод слов Сатарова корреспондент ТВЦ, «существует своеобразная такса при назначении на высшие государственные должности: кресло замминистра, к примеру, стоит полмиллиона зеленых, а вице-премьерское — в несколько раз больше». В эфире ТВЦ на вопрос ведущего, кто же берет деньги, Сатаров сказал буквально следующее: «Это началось еще при позднем Ельцине. Нынешний режим просто продолжает и развивает успешно эти тенденции. Насколько мне известно, совершенно необязательно эти деньги вымогает тот, кто подписывает указ. Очень часто бывает так, что начальник вообще не в курсе дела — допустим, что нужно платить взятки за доступ к его телу и так далее.

Это касается многих начальников. Так бывало с некоторыми вице-премьерами в правительствах, что они не знали, что их подчиненные берут взятки и так далее. Так что я не думаю, что в этом обязательно замешан президент». Затем Сатаров уточнил, что «обычно это решается на предварительных стадиях отбора кандидатур тех, кто должен попасть в указ». Ведущий уточнил цену: «От 500 тысяч долларов?» — «Иногда бывает даже меньше», — ответил эксперт. На вопрос, в курсе ли президент, Сатаров ответил следующим образом: «Я подозреваю, что Путин, конечно, знает. Хотя бы потому, что разные части его команды наверняка про другие части соответствующую информацию несут… Но он одновременно понимает, что такие вещи не решаются топором». Далее, когда речь зашла о так называемых коррупционных сетях в различных сферах, Сатаров сказал: «Я думаю, что в Кремле есть представители таких корупционных сетей».

Заявление Сатарова кажется более чем странным и неожиданным на фоне политической и экономической стабильности в России. Деятельность президента, как и в 2000 году, одобряют 70 процентов граждан. Партия власти лидирует в рейтингах популярности. Бюджет-2004 с большим профицитом сверстан и фактически уже одобрен. Рубль крепок как никогда. Экономика стабильно растет. Фондовый рынок вернулся на докризисный уровень.

Между тем активных участников политического процесса явно не устраивает такая идиллия. Причем не только политологов, которые объявляют то о заговоре олигархов, то — как теперь — о купле-продаже мест в кабинете министров. Но и представителей самих властных структур. Сплошной волной идут громкие процессы, аресты и обыски: «дело милиционеров-»оборотней», «дело ЮКОСа», чистка в столичной прокуратуре. Звучат требования о пересмотре итогов приватизации и переносе думских выборов на весну. Рунет до краев переполнен «прослушками», «сливами» и «утечками». Анонимные источники вновь и вновь отправляют в отставку главу президентской администрации и премьер-министра.

Возникает вопрос: какова природа этой вопиющей дисгармонии между общим стабильно-безоблачным политическим климатом и грозами на отдельных участках информационного пространства? Почему на фоне перманентно хороших новостей для массовой аудитории гостелеканалов растет беспокойство в элитах?

Существуют ли силы, которые намеренно, из каких-то корыстных побуждений пытаются дестабилизировать на редкость благополучную ситуацию, сложившуюся в последние годы? Или за фасадом публичной, все более ритуализированной политики действительно кипят нешуточные страсти — и непосвященная публика слышит лишь отголоски этих тяжелых подковерных боев? Возможно, ответ даст реакция властей на взрыв очередной эфирной «бомбы» — на сей раз на тему коррупции в Кремле и Белом доме. О том, какую можно ожидать реакцию, «НГ» рассказали эксперты и представители крупнейших политических партий, многие из которых сами работали в российском правительстве.

Ирина Хакамада, сопредседатель СПС, экс-председатель Государственного комитета РФ по поддержке и развитию малого предпринимательства

Я согласна с Георгием Сатаровым, что коррупция является не просто негативным явлением в России, а средой, которая формирует практически все решения. Это катастрофа для дальнейшего продвижения реформ в России. Что касается постов вице-премьеров и премьеров, то вряд ли эти должности можно купить. Другое дело, что для того, чтобы стать замом у министра, сейчас требуется абсолютная лояльность администрации президента и лично президенту. В более мелких местах — агентствах, различных комитетах в системе исполнительной власти — действительно гуляют деньги. Что касается самого выступления эксперта, то эта волна со стороны гражданского общества после надежды, которую дал президент, заявив в Послании о необходимости административной реформы. Путин, как мы знаем, создал специальную комиссию для решения этих задач, но почему-то из чиновников исполнительной власти. А комиссия должна быть независимая, экспертная, в том числе с участием Сатарова и его фонда. Если исполнительная власть сама будет искоренять в себе коррупцию, у нее ведь может ничего не получиться.

Валерий Драганов, член Центрального политсовета «Единой России», экс-глава Таможенного комитета РФ

За долгое время работы в исполнительной власти мне не приходилось торговать ни собственной должностью, ни должностями десятков тысяч моих подчиненных. Бог миловал. Но я готов разделить тревогу Сатарова. Хотя и не делал бы таких резких заявлений, что всякая должность в российском государстве покупается. Но то, что в ряде случаев государственный пост является бизнесом, отрицать не стану. Меня лично больше беспокоит не классическая коррупция, а повальное мздоимство, участниками которого являемся все мы, доплачивая друг другу за предоставление тех или иных функций и услуг. Власть, конечно, должна как-то реагировать на подобные заявления. Но это не означает, что президент должен встать и сегодня же об этом заявить. Тем более что Владимир Путин неоднократно говорил о необходимости борьбы с коррупцией. Только, на мой взгляд, искоренять коррупцию необходимо не столько при помощи правоохранительных органов, сколько экономическими методами. И в первую очередь государству необходимо избавляться от своих излишних функций. Но хотел бы я увидеть того гениального волшебника в лице президента или премьера, который бы в одиночку привел страну к процветанию и поборол бы коррупцию. Я не думаю, что подобные заявления — часть какой-то программы по смене правительства. Менять кабинет министров сейчас — бессмысленная трата времени, средств и сил. У нас и так появится новое правительство через несколько месяцев, после проведения выборов.

Олег Куликов, секретарь ЦК КПРФ

Сегодня у нас правдоподобно выглядят самые невероятные, казалось бы, вещи. Моральная планка в обществе опущена до земли, все позволено, все покупается, все продается. В том числе, я допускаю, и высшие государственные должности. Сатаров сам служил в аппарате президента и, наверно, лучше многих знает, что почем. Да всем, кому приходится иметь дело с бюрократией, известно, сколько стоит подпись того или иного чиновника, сколько надо заплатить за вход в тот или иной кабинет — все тарифицировано, на все есть такса. По экспертным оценкам, количество взяток, получаемых нашим госаппаратом, примерно равно доходам федерального бюджета, и это не кажется преувеличением. Мы же видим, интересы каких бизнес-структур обслуживают различные бюрократические группировки, какие политические решения принимаются явно в ущерб государственным интересам. Вряд ли все это делается за «спасибо». А поскольку продажность власти стала нормой, никаких последствий заявление Сатарова иметь не будет. Ну, может, кто-нибудь поморщится. У нас, случалось, генеральный прокурор и не с такими разоблачениями выступал — и ничего, небо на землю не упало. Нынешнего премьер-министра открыто называли «Миша Два Процента» — и что с того? Пока государство так устроено, что власть не контролируется народом, никакой управы на коррупционеров не будет.

Александр Максимов

Оригинал материала

«Независимая газета»