Бомба под ВПК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Спецназ России", origindate::20.09.2001

Бомба под ВПК

Юрий Нерсесов

Converted 12050.jpgАнализируя ситуацию, сложившуюся в последние годы в российском военно-промышленном комплексе, одна из осведомлённых московских газет сделала вывод, что политические взгляды орудующих там начальников практически не влияют на ситуацию. То есть, будь ты хоть верный зюгановец, хоть непоколебимый гайдаровец, а оказавшись в кресле ответственного за торговлю ракетами и автоматами, всё равно будешь подворовывать прибыль, прокручивать бабки с помощью дружественных банкиров и продавать вверенную тебе технику через посреднические фирмы своих кумовьёв да сватьев.

Доля правды тут есть, но с маленькой поправкой. Обычный чиновник, пусть и вороватый, всё равно заинтересован продать товару побольше хотя бы потому, что это даёт возможность побольше и спереть. Ну и конечно, начальство, видя, что казна пополняется исправно, закроет глаза на уходящую налево часть прибыли.

Совсем иное, если делом займётся идейный демократ, давно и плотно подсевший на американские подачки типа гонорара за известную книгу о приватизации, за которую Чубайс, Кох и Ко получили по 90 тысяч баксов, или лекции на неизвестную тему, давшую 14 тысяч "зеленых" их заклятому другу Явлинскому.

Очевидно, что здесь политика окажется совсем иной. Искренне ненавидя российский ВПК, как недобитый осколок советской "империи зла", а заодно выполняя пожелание американских хозяев, среди которых воротилы оружейного бизнеса играют явно не последнюю роль, демократ будет вести себя относительно оборонки не иначе, как свинья под дубом. То есть, станет не щадя сил грабить вверенное ему хозяйство. Подтверждение тому - печальная история о том, как пять лет назад, вероятно, находясь в состоянии глубокого бодуна, наш бывший президент доверил курировать военную промышленность и торговлю оружием первому вице-премьеру Якову Моисеевичу Уринсону.

Из порнушки в оборонку

О том, как Яков Моисеевич нежно любит отечественную промышленность, в директорских кругах до сих пор вспоминают с содроганием. Приходят к нему руководители предприятий, участвующих в российско-белорусской программе "Союзный телевизор" и просят ... нет, не кредитов из госбюджета, и даже не повышения пошлин на импортную продукцию, дабы оградить российского потребителя от "Сони" и "Панасоников". Просили они всего лишь содействия в пресечении массового контрабандного ввоза дешёвых подделок под телевизоры этих почтенных фирм, потому что получается не честная конкуренция, а полный беспредел. Глянул тогда Уринсон взором невинного младенца и спросил безмятежно: "А зачем нам вообще выпускать свои телевизоры? Разве импортных не хватает?"

И вы таки можете представить, что сделал сей достойный государственный муж, получив возможность наложить свои лапки на торговлю оружием! Прежде всего, на посту директора компании "Росвооружение" оказался некто Евгений Ананьев. Субъект, некогда работавший в КГБ, но с переходом к демократии пустившийся в плавание по рыночному океану и доплывший в итоге до ответственного поста редактора околопорнушной газеты "Мегаполис-Экспресс". При Якове же Моисеевиче сей специалист по рекламе сисек и писек возглавил весь оборонный экспорт Российской Федерации.

Для пущего контроля Ананьеву придали двух уполномоченных банкиров. Один из них тоже носил фамилию Уринсон и отчество Моисеевич, поскольку приходился господину вице-премьеру родным братом. Среди учредителей банка "Стратегия" Уринсона №2 самым крупным был одноимённый центр, возглавляемый бывшим госсекретарём России и "серым кардиналом" демдвижения Геннадием Бурбулисом. Что же касается второго доверенного финансиста, то им стал глава "МАПО-банка" Алишер Усманов - гражданин, имеющий целый букет судимостей, в том числе и за изнасилования, но зато некогда учившийся в МГИМО вместе с тогда еще никому не известным скромным студентом Сергеем Ястржембским.

Сыграл ли в судьбе Усманова решающую роль пресс-секретарь главы государства, неизвестно, но старые контакты с Ананьевым ему, без сомнения, пригодились. Говорят, познакомились они ещё на заре перестройки, когда только что отмотавший срок Алишер подался в бизнес и стал организовывать для богатых интуристов экстремальные прогулки по Памиру. Вроде бы собирался тогда один клиент, оказавшийся "шпиёном", его завербовать ... Но "Советская малина врагу сказала - нет!" и директор турфирмы "Ассоциация 8-й день" Усманов немедленно отправил на Лубянку соответствующую маляву. Ее спихнули на скромного подполковника Ананьева, вскоре имевшего с автором чрезвычайно познавательную беседу, после чего разведчик и уголовник неожиданно обнаружили между собой немало общего и стали друг для друга надежными деловыми партнёрами. Во всяком случае, когда Ананьев, некоторое время возглавлявший "МАПО-банк", ушёл на повышение, в его кресле немедленно оказался Усманов.

Война голов дракона

Так это было или нет, знает лишь Всевышний, да ещё, может быть, курировавший "Ассоциацию 8-й день" от местной братвы известный авторитет Гафур Седой, что ныне командует гвардейцами таджикского президента Эмомали Рахмонова. Однако дальнейшее развитие событий позволяет предположить, что таинственный турист всё-таки вербанул не только Усманова, но и его предшественника на посту президента банка. За два года, прошедших с назначения Ананьева в июле 1996-го, российский военный экспорт упал вдвое (с 3,5 до 1,8 млрд. долларов). Впрочем, вполне возможно, что решающую роль здесь сыграли не злодейские наклонности директора, а его полная некомпетентность на новом посту. Зато те, кто поставил туда бывшего редактора, явно знали, что делали. Как прекрасно осознавали они и последствия подсунутых неопохмелившемуся президенту указов о демонополизации поставок оружия, когда в дополнение к "Росвооружению" главой государства были созданы две параллельные торговые фирмы "Промэкспорт" и "Российские технологии".

Результат не заставил себя долго ждать - сразу многократно вырос отсасывающий на себя изрядную долю валютной выручки управленческий аппарат. Одновременно новорожденные конторы тут же вступили с "Росвооружением" в беспощадную конкурентную борьбу, а поскольку торговали они в принципе одним и тем же, основным средством привлечь клиента стало занижение цен. Три государственных предприятия начали соревноваться, кто дешевле загонит за рубеж боевую технику. В мгновение ока концерн, за три года поднявший российский военный экспорт с 5-го места в мире на 2-е, превратился в свихнувшегося Змея Горыныча со вцепившимися друг другу в глотки головами.

Бредовость происходящего была особенно заметна на фоне продолжающейся централизации военного экспорта в зарубежных странах. На Украине указом президента была создана компания "Укрвооружение", в США Клинтон сформировал Комитет по контролю за экспортом вооружений. А у нас, тем временем, мочилово было в самом разгаре.

Изначально преимущества в этой неподражаемой по идиотизму схватке были на стороне "Росвооружения", однако зачастую премудрое начальство концерна сводило эти преимущества на нет. Так, индусы, намаявшись с едва не сорванным контрактом на 30 истребителей Су-30, решили договор о поставках зенитного ракетного комплекса С-300 заключать уже с "Российскими технологиями". Накрылись медным тазом контракты о поставке "сушек" Индонезии и Эквадору, которым упорно пытались вместо заказанных истребителей впарить "МиГ"-и (к тому времени "МАПО-банк" уже установил контроль над "МиГ"-овскими предприятиями, а потому их продукцию усердно лоббировали в пику рыпающейся администрации "Су"). Вскоре пошли разборки между структурами головной фирмы "МиГ" и её дочерних фирм, начавших между собой ожесточённую войну в телеэфире, где одних пиарил прославленный своими честностью и бескорыстием Миша Леонтьев, а других - столь же кристально чистый и благородный Саша Хинштейн ...

Вскоре количество зарубежных представительств "Росвооружения" сократилось с 36 до 15, большинство из которых находилось в состоянии глубокой комы. Оставшиеся же работали еле-еле, занимаясь, главным образом, войной с эмиссарами "Промэкспорта", едва не сорвавшими с трудом заключённые конторой Ананьева контракты на поставку транспортных вертолётов в Колумбию и реактивных систем залпового огня в Кувейт.

В конце концов, бывшие партнёры слили друг на друга столько дерьма, а убытки государства от их свары оказались столь явными, что Главное контрольное управление президента вместе с МВД и ФСБ было вынуждено организовать комплексную проверку деятельности "Росвооружения". Собранных материалов оказалось достаточно, чтобы обеспечить всей компании вместе с их покровителями из Белого Дома длительное проживание в казенном доме, но Борис Николаевич предпочёл положить итоги ревизии под сукно. Лишь августовский дефолт, очистивший правительство от Кириенко, Уринсона и их корефанов, позволил наконец избавить многострадальную оборонку и от Ананьева.

Демократически настроенные граждане тут же попытались пропихнуть на его место ещё более компетентного в оружейном бизнесе директора "Промэкспорта" бывшего спортивного функционера Сергея Чемезова, успевшего поработать даже завотделом внешнеэкономических связей Управления делами президента. Предполагалось, что человек, организовывавший нашим спортсменам зарубежные контракты, так что те зачастую получали едва десятую часть от предполагаемой суммы, как раз тот, кто сможет с гарантией добить всё, что ещё уцелело при Ананьеве. Тем более, что возглавляя "Промэкспорт", он всего за год сумел раздуть штаты почти на треть с одновременным чуть ли не четырёхкратным (!) снижением объёма продажи.

А уже 4 октября 2000 года новый глава государства Владимир Путин объединил "Промэкспорт" и "Росвооружение" в новую структуру "Рособоронпром", поставил её начальником проверенного лубянского кадра Андрея Бельянинова и для пущего контроля самолично возглавил государственную комиссию по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами. Военный экспорт снова начал быстро расти и казалось, теперь оборонка наконец избавилась от объединённого ига демократических министров, либеральных банкиров и примкнувших к ним порноредакторов с уголовниками. Но это только казалось ...

Наступление питерских терминаторов

Сменив после отставки несколько промежуточных кресел, Уринсон в итоге очутился под крылышком Чубайса на посту зам. председателя РАО "ЕЭС". Его преемник на посту курирующего ВПК вице-премьера бывший начальник советского Госплана коммунист Юрий Маслюков проявил себя исключительно вяло, не сумев ни остановить разборки между осколками "Росвооружения", ни воспрепятствовать срыву отправок последней модели "Су" на авиасалон во Вьетнаме. А вскоре на его месте оказался формально не входящий в демократические ряды, но весьма близкий чубайсовской команде бывший директор Ленинградского оптико-механического объединения Илья Клебанов.

Первоначально на этот пост планировалось назначить директора другого военного предприятия - завода "Арсенал" и, по совместительству, тогдашнего председателя питерского отделения "Демвыбора России" Виталия Сычёва. Но хотя человек, открыто заявлявший, что возглавляемый им завод равен по стоимости оплате бульдозеристам, которые должны его смести, несомненно, был бы по мнению американских конкурентов идеальным руководителем для российского ВПК, пропихнуть его в Москву так и не удалось.

Впрочем, Клебанов, по большому счёту, выглядел с этой точки зрения ничем не хуже. В прессе до сих пор регулярно обсуждаются история с незаконной продажей Израилю новейших образцов переносного зенитного ракетного комплекса "Игла", в чём Илью Иосифовича до сих пор обвиняет кое-кто из бывших сотрудников "ЛОМО". По сообщениям некоторых изданий, именно Клебанов был также инициатором объединения "Промэкспорта" и "Российских технологий" под чутким руководством великого спортивного менеджера Чемезова. Наконец, именно по инициативе Ильи Иосифовича возникло загадочное "Российское агентство по системам управления" (РАСУ), чья лицензия позволила ещё более загадочной фирме "Оборонительные системы" загнать в неизвестном направлении новейшую модификацию ЗРК С-300, якобы предназначенную для Казахстана.

При этом возглавил РАСУ добрый приятель Клебанова Владимир Симонов, с которым тот некогда на пару возглавил ОАО "Российская электроника". Именно относительно этой фирмы в прошлом году возбудили уголовное дело о пропаже 24,3 млн. рублей, предназначенных для столь нелюбимой Уринсоном российско-белорусской программы "Союзный телевизор", что не помешало Клебанову всеми силами пропихивать Симонова на пост председателя совета директоров ЦКБ "Алмаз". По странной случайности, как раз и разработавшего в своё время комплекс С-300, ныне доводящего до полной готовности С-400 и только за последние пять лет давшего в бюджет 950 млн. долларов ... В общем, послужной список явно заслуживал внимания, и для граждан, желающих продолжить дело Ананьева, а заодно и прихватить на халяву свеженький С-400, лучшую кандидатуру найти трудно.

Похоже, Илья Иосифович оправдывает надежды, поскольку уже в нынешнем году запущен процесс акционирования "Адмиралтейских верфей" - ведущего российского предприятия по строительству дизельных подводных лодок. Подобно "Алмазу", "Верфи" до сих пор работают успешно и с немалой прибылью для страны, но их администрация серьёзно сомневается, что они смогут нормально существовать в случае планируемых реформ, предполагающих продажу части акций на сторону и объединение с откровенно убыточными предприятиями. В свете готовящегося выхода на рынок дизельных подлодок США, ранее строивших исключительно атомные субмарины, эта внезапная лихорадочная активность по реформированию явно стоящего на дороге у Вашингтона конкурента выглядит особенно странно. Как, впрочем, и последняя выходка петербургского филиала РАО "ЕЭС" - ОАО "Ленэнерго".

Почти одновременно со срывом выставки российской авиационной техники в Ле-Бурже, организованном французскими властями с международными спекулянтами из фирмы "НоГа", контролируемая "Ленэнерго" компания "Энергоинвест" начала процесс банкротства петербургского авторемонтного завода №57 - одного из двух уцелевших после реформ предприятий, ремонтирующих армейские "УАЗики", включая и подбитые в Чечне. То есть формально пока ещё государственное "Ленэнерго" начало банкротить государственное же военное предприятие, которое и радо бы заплатить, но не может, поскольку само от государства оплату за свою работу получает с изрядной задержкой. Дошло до того, что командованию Ленинградского военного округа пришлось посылать на предприятие солдат, чтобы не дать возможность шобле бандитского вида взять его штурмом!

Сегодня армия вынуждена в своей стране с оружием в руках отстаивать военный завод. Отстаивать от паразитирующей на энергетике российской конторы, где почти половина акций принадлежит иностранцам и которая сама неоднократно уличалась в незаконной передаче права на сбор платы за тепло совершенно посторонним частным лавочкам, в свою очередь нагло вздувавшим тарифы почти на 30%! И при этом не особенно скрывает, что скоро будет банкротить и петербургский завод по ремонту артиллерии и ракетной техники, и пушкинский авиаремонтный, и другие оборонные предприятия.

Учитывая, что "Ленэнерго" возглавляет вернейший подельник Чубайса и недавний лидер питерского отделения Союза Правых Сил Андрей Лихачёв и частично контролирует прославленный отмыванием российских теневых капиталов "Бэнк оф Нью-Йорк", где ещё недавно химичила жёнушка другого чубайсовского друга Константина Кагаловского Наталья Топлер-Гурфинкель, безнаказанность творящей подобный беспредел демократической шарашки вполне объяснима. Но с существованием России как независимого государства деятельность Уринсона, Чубайса, Клебанова, Лихачева и их прихвостней совместима не более, чем человеческая жизнь с процветанием холерных вибрионов и туберкулёзных палочек. Однако пока заложенная ими под военно-промышленный комплекс, да и под всю страну бомба остаётся на месте, а её часовой механизм тикает.