Бомбилы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бомбилы Американские и российские ученые при поддержке губернатора Камчатки затеяли эксперимент: взорвать под землей 500 тонн взрывчатки и посмотреть, что будет


" Почему-то американцы выбрали для своего эксперимента Россию. Общественный фонд с доброжелательным названием «Наука — для Камчатки», возглавляемый известным камчатским ученым, получил от Мичиганского государственного университета субконтракт на «взрывные работы». В конце августа прошлого года в Петропавловске-Камчатском проходят рабочие совещания по данному поводу. Через несколько дней губернатор области Михаил Машковцев пишет министру обороны Сергею Иванову письмо с просьбой оказать содействие. Через два месяца губернатор получает ответ: Минобороны готово в этом участвовать. Правда, с оговоркой: «необходимо более детальное изучение возможностей». Только в апреле этого года о готовящемся мощном взрыве случайно узнает общественность. Большинству идея очень не нравится. Во-первых, никто не знает, что будет после этого эксперимента (взрывы подобной мощности в столь сейсмоопасном регионе не проводились никогда). Во-вторых, уже заранее никто за последствия не отвечает: фонд «Наука — для Камчатки» обязуется лишь устроить взрыв и обработать результаты, а Мичиганский государственный университет — оплатить расходы (и то не все) и забрать обработанные фондом данные. Да и если случится что, доказать связь со взрывом будет невозможно. Материя-то тонкая, научная. Кстати, во всех документах указывается, что Петропавловск находится от места взрыва в 430 километрах, будто ближе населенных пунктов нет. На самом деле есть — районный центр поселок Мильково, менее чем в 100 километрах. Народные избранники Камчатской области посылают обращения президенту, министру обороны, в МЧС, МПР и РАН с просьбой разъяснить ситуацию и дать заключение о безопасности проекта, а также обязать Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, в котором и работает директор фонда, провести общественные слушания по этому поводу. И 19 мая идею взрыва наконец-то представили официально. Только если раньше провозглашалось, что взрыв способен ослабить будущее крупное землетрясение и уточнить строение литосферы, то теперь уже речь зашла о «борьбе с терроризмом» (мол, откалибровав дальневосточные сейсмические станции, можно будет засечь подземный ядерный взрыв, если таковой террористы устроят). Согласно техническому заданию, подготовленному фондом «Наука — для Камчатки», «взрыв должен быть произведен до 15 августа 2005 г.». Возникает слабоутешительный вопрос: может, Россия на этом рискованном эксперименте над собственными людьми и Землей хоть хорошо заработает? Вот везут же к нам за деньги (не будем говорить какие) ядерные отходы со всего мира. Ан нет. Наоборот — Мичиганскому государственному университету одному не справиться, и он просит помощи у наших Минобороны и Академии наук. Вообще это что-то новенькое. Раньше наше государство экспериментировало над собственными людьми, преследуя военные цели. Затем, в условиях дикого рынка, на экспериментах стали зарабатывать (не государство, конечно, а отдельные государственные мужи). Нынче же мы за рискованный эксперимент над нашими людьми еще и приплачиваем. И так охотно! Это при нашей-то шпиономании, когда в связях с разведками мира подозреваются совершенно безобидные ученые. «Новая газета» обратилась к инициаторам эксперимента, его сторонникам и противникам. Расхождения в ответах первых еще больше утвердили нас в наших опасениях. До сих пор (а готовится проект как минимум год) цель эксперимента формулируется ими по-разному. До сих пор неясен источник финансирования. Кроме того, устроители эксперимента не скрывают своего раздражения по поводу того, что их планы открылись. ОФИЦИАЛЬНО МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗАВЕДУЮЩЕМУ ЛАБОРАТОРИЕЙ ИНСТИТУТА ВУЛКАНОЛОГИИ И СЕЙСМОЛОГИИ ВИКУЛИНУ А.В. 31 августа 2004 г. № 527 Уважаемый Александр Васильевич! Несмотря на важность вопроса изучения строения литосферы Камчатки и прилегающих регионов, прогнозирования землетрясений и извержений вулканов, вынужден сообщить, что войска и силы на северо-востоке РФ на своем вооружении химические ВВ не содержат и специалистов по проведению взрывных работ не имеют. Командующий войсками и силами на северо-востоке РФ вице-адмирал В. Гавриков АДМИНИСТРАЦИЯ КАМЧАТСКОЙ ОБЛАСТИ МИНИСТРУ ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИВАНОВУ С.Б. 31.08.2004 № 26-3410 Глубокоуважаемый Сергей Борисович! Проведение достаточно мощного взрыва на Камчатке позволит не только уточнить сейсмическое районирование территорий полуострова, но и, как полагают ученые, имеется значительная вероятность использования воздействия этого взрыва на готовящийся очаг будущего крупного землетрясения. Методика включает компактный, достаточно большой (сейсмическая магнитуда М>=3,5 эквивалентна взрыву 500 тонн и более тротила) взрыв химических ВВ, распределенных в подземных условиях скального массива… Место взрывания… удалено от г. Петропавловска-Камчатского на 430 км. Сроки проведения планируемых взрывных работ… конец июля — начало августа 2005 г. Однако проведение мощного взрыва не может быть обеспечено в рамках финансирования исследований Российской академии наук (РАН) из-за отсутствия каких-либо средств в бюджете РАН на такие цели. Привлекаемые средства со стороны Международной системы мониторинга Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний носят ограниченный характер и поэтому не могут обеспечить покрытие всех расходов в полном объеме. Учитывая вышесказанное, администрация Камчатской области просит Вас оказать содействие со стороны Вашего министерства в реализации так необходимого для области проекта. С уважением губернатор Камчатской области М.Б. Машковцев МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГУБЕРНАТОРУ КАМЧАТСКОЙ ОБЛАСТИ М.Б.МАШКОВЦЕВУ 23 октября 2004 г. № 205/11603 Уважаемый Михаил Борисович! Ваше обращение по проблеме уменьшения уровня сейсмической и цунами-опасности с предложением о производстве достаточно сильного взрыва с целью изучения полей напряжений в очагах землетрясений, с использованием воздействия этого взрыва на готовящийся очаг будущего крупного землетрясения, а также выделении на безвозмездной основе до 500 тонн взрывчатых веществ Минобороны России рассмотрено. Поддерживая Ваши устремления на уменьшение сейсмической опасности в Дальневосточном регионе, прежде всего в Камчатской области, считаю, что для принятия окончательного решения по данной проблеме необходимо проведение более детального организационного и технического изучения возможностей осуществления специальных крупных взрывов, в котором Минобороны готово участвовать. С уважением министр обороны С. Иванов Комментарии специалистов, действующих лиц и исполнителей Михаил МАШКОВЦЕВ, губернатор Камчатской области: — Нам известно, что вы поддерживаете идею этого взрыва… — Одна дура сказала, и вся Россия уже этим интересуется!.. Во-первых, в ближайшее время никто ничего производить не собирается. Это проект, которому еще предстоит пройти огромное количество всяких согласований. Военные еще не дали согласие отдать вышедшие из употребления снаряды, которые все равно нужно взрывать. — В документах указывается, что взрыв должен быть произведен до 15 августа. — Я ж говорю, одна дура вякнула, вся Россия теперь повторяет. Кстати, не стыдно что-то вякнуть, а вот повторять всякие глупости — это уже не красит. — Какая польза будет Камчатской области от этого эксперимента? — В целях сейсмологических исследований взрыв позволит Институту вулканологии уточнить методы изучения предсказания землетрясений, то есть даст Камчатской области возможность более точного предсказания разрушительного землетрясения, вероятность которого весьма велика — уже превышает 40%. — Какие могут быть негативные последствия взрыва? — Абсолютно никаких. Для такой огромной массы, какой является планета Земля, никаких последствий от этого быть не может. — А почему так долго это скрывалось? По нашим данным, рабочие совещания проходили еще прошлым летом. — Во-первых, ни одного совещания не было. (В редакции имеются протоколы двух совещаний — от 25 и 29 августа 2004 г. — Е.Г.) Были только письма министру обороны. Дальше еще это дело не пошло. Во-вторых, я не понимаю, почему каждое письмо с каким-нибудь запросом нужно показывать. Я каждый день подписываю писем двадцать. Самых разных. И мне очень трудно представить, какое из них можно прочитать вниз головой, чтобы потом поднять такой шум. — Значит, необоснованный шум? — Абсолютно. А теперь, когда подняли шум, я вообще сомневаюсь, что что-нибудь будет. А жаль. Это помогло бы науке при минимальных затратах несколько двинуться вперед. — За счет Мичиганского университета? — А при чем здесь Мичиганский университет? Это вообще разговоры, непонятно на чем основанные (см. ниже комментарий Кевина Маккея. — Е.Г.). Александр ВИКУЛИН, директор Камчатского общественного фонда «Наука — для Камчатки», завлабораторией Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН: — Как организатор эксперимента вы можете гарантировать его безопасность для населения Камчатки? — Абсолютно. На сто процентов. Но об этом еще рано говорить — еще нет проекта. Мы пока только согласовываем наши намерения. Если начнется, то, дай бог, в следующем году. А некоторые решили устроить из этого политическое шоу. — В техническом задании за вашей подписью указывается, что взрыв должен состояться не позднее 15 августа. — Ну вот, елки-палки! Залезли в нашу переписку! (Замечу — не личную. — Е.Г.) Берут чужие документы и начинают вольно с ними обращаться! И не утруждают себя обратиться к нам. — Обращаюсь: разве подобные проекты не нужно доносить до общественности? — Согласен. Но только когда проект созрел, со всеми согласован (то есть когда уже поздно что-либо изменить. — Е.Г.). Мы, кстати, провели слушания 19 мая. Все однозначно высказались за проведение работ. Взрыв, кроме пользы, ничего не принесет. У нас вулканы вот в миллион раз сильнее взрываются, чем 500 тонн, — Камчатка же стоит до сих пор. — А какая польза? — Мы кое-что узнаем о сейсмическом процессе, о строении среды, как сейсмические волны проходят через среду, будем лучше знать их скорость. Мы получим возможность сразу изучить большую территорию. А то мы сейчас находимся где-то на уровне 60—70-х годов. Наука у нас бедная, вы прекрасно понимаете. Проводить взрыв — очень дорогое удовольствие. В рамках международной программы дают деньги — и хорошо, мы готовы. — За все платит Мичиганский университет? — Да. Есть Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Им это нужно, чтобы террористы или кто-то там не получили доступ к ядерному оружию. Для этого сейсмические станции необходимо калибровать. И для этого необходимо изучать среду. Чтобы где-то в предгорьях Афганистана кто-то не начал чего-нибудь испытывать. — Почему взрыв устраивается в самом сейсмоопасном регионе, ведь есть места на Дальнем Востоке поспокойнее? — Ну и что в этом такого? Вы задаете вопрос сразу с подтекстом. Взрыв, сейсмичность — все свалили в кучу. Вулканы сильнее взрываются, и ничего. Ни на что этот взрыв влиять не будет! Вернее, он на что-то будет влиять, и вот это изменение мы и хотим зарегистрировать, узнать, как он влияет. Но сильно влиять он точно не будет. Если б было опасно, ни одна инспекция не пропустит, это ж преступление. А инспекций у нас столько! Тройная проверка. В принципе уже со всеми согласовано. Только военные не дают взрывчатку. А она должна быть бесплатной. Иначе денег не хватит. Взрывчатка все равно на Камчатке утилизируется. Ее накоплено тут столько! (См. письмо вице-адмирала В. Гаврикова. — Е.Г.) — Насколько я понимаю, такого количества — 500 тонн — на Камчатке все-таки нет. Видимо, придется везти из других регионов. — Откуда вы знаете, сколько есть на Камчатке тонн? И сколько ее тут взрывается? И сколько, возможно, топится в океане? Я вас уверяю: взрывчатки тут очень и очень много. Нам будет достаточно. Кевин МАККЕЙ, профессор кафедры геологии Michigan State University: — Мы хотим изучить геологическую структуру Камчатки, причины землетрясений. Подобные взрывы иногда могут смягчить надвигающееся землетрясение. Правда, я не уверен, что наш взрыв поможет этому. — Этот взрыв безопасен для населения Камчатки? — Я считаю, что риск минимальный — эксперимент будет проходить глубоко под землей. Я вообще не вижу, какие тут могут быть риски. — Кто финансирует этот эксперимент? — Мы как раз сейчас ищем деньги. Ведем переговоры с правительством США. Кроме того, частично эксперимент финансируют фонд «Наука — для Камчатки» и сам Мичиганский университет. — Какова будет доля американского финансирования? — Я не хочу об этом говорить. — Когда эксперимент состоится? — Во второй половине 2006 года. (Кстати, в отделе экологии, науки и технологии посольства США об этом проекте ничего не слышали. — Е.Г.) Ольга ЧЕРНЯГИНА, президент Камчатской лиги независимых экспертов: — На Дальнем Востоке существует сеть ОМСП — опытно-методических сейсмологических партий, это самостоятельные подразделения в системе Академии наук России. На ОМСП замкнуты сейсмостанции. На Камчатке сеть сейсмостанций в последние годы сильно сокращена. Раньше ОМСП совсем неплохо финансировались, а теперь это финансирование значительно снизилось. Вполне естественно, что в то время, когда производились подземные ядерные взрывы, вся эта система была задействована на регистрацию их последствий. Кроме прикладного значения, участие в военных программах позволяло получать данные для фундаментальных научных исследований. Теперь, как мы знаем, подземные ядерные взрывы запрещены. Само по себе это хорошо, но для ученых иссяк источник информации. Вот и потребовалось придумывать неядерные взрывы для благих целей — получения информации. Это моя точка зрения. Возможно, я ошибаюсь. Совсем не исключаю, что суть идеи — провести эксперимент именно на Камчатке, так как есть возможность посмотреть на реакцию очагов землетрясений. Я думаю, это то самое научное любопытство, интерес посмотреть «а что будет», которое не раз доводило до беды. Это из области вечных вопросов об ответственности ученых перед миром. Тем более если этот взрыв «может оказать воздействие на очаг землетрясения», то проявится оно не сразу, и если случится худшее и через какое-то время на Камчатке случится катастрофическое землетрясение, виноватых не будет: таким землетрясением нас пугают давно. О точности прогнозов сейсмологов мы все знаем: ни одно землетрясение пока не было предсказано. И это не оттого, что кто-то плохо работает, а оттого, что процессы, происходящие в земной коре, чрезвычайно сложны. Борис ГОЛУБОВ, кандидат геолого-минералогических наук, специалист по опасным последствиям мирных подземных ядерных взрывов: — Судя по представленным документам, намечаемый на Камчатке подземный взрыв в скальных породах преследует цель: а) откалибровать сейсмические станции Международной системы сейсмического мониторинга (МССМ); б) решить ряд геологических задач; в) разрядить готовящийся очаг будущего крупного землетрясения. 1. О калибровке сейсмических станций и трасс МССМ Будет ли этот калибровочный взрыв одиночным? Не исключено, что через некоторое время сейсмологи вновь потребуют ассигнований на новые взрывы. Мотив простой. Поскольку недра Земли находятся в движении, то и трассы прохождения сейсмических сигналов не остаются постоянными, а следовательно, требуется череда новых калибровок. Войдя, таким образом, во вкус, бомбардиры-сейсмологи могут спровоцировать на Камчатке уже канонаду взрывов, накопленный эффект которых, несомненно, вызовет необратимые изменения в состоянии недр Срединного хребта, что в сочетании с рядом других природных и антропогенных факторов может не лучшим образом отозваться и на состоянии других оболочек географической среды, включая биосферу региона. Не осмыслив глубоко всей этой цепочки опасных последствий взрывных «упражнений», мы рискуем нанести неизгладимый ущерб природе Камчатки и понести непредвиденные расходы. Итак, мое отношение к первой, основной цели взрывного эксперимента — неоднозначное и настороженное. 2. О решении ряда «региональных геологических задач» Поскольку сущность этих задач в рассматриваемых документах не раскрыта, то комментировать этот раздел весьма затруднительно. Полагаю, что традиционно эти задачи связаны с глубинным сейсмическим зондированием земной коры (ГСЗ), сейсмопросвечиванием магматических камер вулканов и т.п. И если это так, то большого прока в этом деле я не вижу по двум основным причинам. Во-первых, метод ГСЗ уже давно себя скомпрометировал как практически бесполезный, дающий весьма противоречивые, постоянно меняющиеся конъюнктурные результаты, не поддающиеся строгому геологическому контролю. Во-вторых, глубинное зондирование земной коры сейчас успешно осуществляется без взрывов путем регистрации обменных волн естественных землетрясений. А на Камчатке таких землетрясений хоть пруд пруди — только успевай обрабатывать информацию. 3. О воздействии взрыва на «готовящийся очаг будущего крупного землетрясения» и благородном стремлении «к уменьшению сейсмической опасности в Дальневосточном регионе и на Камчатке» Здесь моя оценка предельно проста и категорична. Авантюра и спекуляция! Сужу столь резко на основании данных о последствиях множества ПЯВ (подземных ядерных взрывов), уже отгремевших на просторах бывшего СССР, США и других стран. О том, что техногенное вмешательство в недра сложнейшим и непредсказуемым образом перераспределяет напряжения в массивах горных пород (и зачастую, наоборот, провоцирует новые землетрясения), написана уйма научных трудов. Достаточно вспомнить, например, плачевный опыт ПЯВ в донецкой шахте «Юнком», который преследовал цель оградить шахтеров от горных ударов. Не вышло, однако! Сейчас американцы не знают, куда деваться с сейсмичностью, неожиданно возникшей в окрестностях соляного купола Татум в штате Миссисипи, в ядре которого были проведены два ПЯВ. Признаки резких преобразований рельефа местности и активизации подвижек недр мы сейчас наблюдаем в зоне семи ПЯВ на Средне-Ботуобинском нефтегазоконденсатном месторождении в Якутии. Ну а чего стоит провал со злополучным, долго остававшимся в секрете проектом «Меркурий», который отрабатывался в советское время в Киргизии и преследовал цель создания тектонического оружия с помощью взрывов направленного действия? Там тогда гремели взрывы химических ВВ (взрывчатых веществ), но прицел был на использование ПЯВ. В заключение, рискуя попасть в немилость моих коллег и руководства института, я вынужден выступить с обвинением в адрес сейсмологии, паразитирующей на варварских способах вмешательства в недра. Изначально сейсмология была призвана прогнозировать землетрясения. К концу Второй мировой войны сейсмология сама стала инициатором и вдохновителем множества новых землетрясений. Поначалу эти землетрясения возбуждались мощными зарядами химических ВВ, накопившихся в военных арсеналах, а затем сейсмологи вошли во вкус и пристрастились также к ПЯВ. Так эта благородная наука переродилась в свою противоположность, именуемую «взрывной сейсмологией», и стала служанкой военных служб спецконтроля, озабоченных исключительно обнаружением ядерных взрывов противника, но отнюдь не прогнозом землетрясений. Раскинутые в связи с этим сети из многих тысяч обсерваторий, по признанию самих сейсмологов, не оптимальны с позиций прогноза землетрясений и приспособлены в основном для «шпионских» целей. В последние годы проблема эффективности контроля за соблюдением Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний тревожит все человечество. Приоритет сейсмологии в этом деле вроде бы очевиден. Можно ли, однако, под этим политическим соусом позволить «взрывной сейсмологии» плодить новые землетрясения, да еще в таком краю, как Камчатка? Я бы поостерегся. Анатолий ПЛЕВАКО, начальник Главного управления ГО и ЧС по Камчатской области: — В этом году взрыва не будет. Перенесли. — Почему? — Будут делать более точные расчеты, чтобы было безопасно, чтобы не было паники у населения. — Пока небезопасно? Как ваше ведомство считает? — Мы не ученые. Если заключение дадут высокие люди, тогда — да, безопасно. — А кто это — высокие люди? — Должно быть решение на уровне министров. А сначала ученые должны дать четкие и конкретные гарантии. — Пока не дают? — Видимо, нет. P.S. Опасность проведения этого эксперимента на Камчатке в ближайшие месяцы вроде бы миновала. Но не исчезла вовсе: вопрос не закрыт, а отложен до лучших времен. Почему опасность? Потому что документально никто безопасность не гарантирует — только на словах. Официально взрыв отложили по причине отсутствия проекта и согласований с различными ведомствами. Неофициально — из-за скандала, случившегося в камчатских СМИ, когда о взрыве узнала общественность. А если бы не узнала? Ведь местные депутаты наткнулись на переписку губернатора с министром обороны совершенно случайно. И лишь когда о готовящемся взрыве стало известно, его устроители заговорили: мол, не волнуйтесь, все равно еще нет проекта. Возникают сомнения: а не собирались ли этот взрыв устроить негласно, безо всякого проекта? Ведь дата была назначена, а проектом много месяцев, как выяснилось, никто не занимался… И еще вопрос. Как удалось так долго скрывать подготовку этого сомнительного эксперимента? Проект взрыва не всплыл на поверхность даже во время острой предвыборной борьбы за пост губернатора полуострова. Хотя многие чиновники знали о готовящемся взрыве: в августе прошлого года на рабочем совещании у первого заместителя губернатора присутствовали и начальник областного Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России, и заместитель начальника Главного областного управления ГО и ЧС, и командир 438-го отдельного дивизиона спасательных судов группировки войск и сил на северо-востоке России, и гендиректор ОАО «Камчатгеология»… Неужели все они дали подписку о неразглашении? Скорее просто не посчитали эту проблему для себя достаточно серьезной. Интересно, сколько еще опасных экспериментов готовится сейчас в России — без проектов и согласований, просто потому, что на них случайно не наткнулись какие-нибудь депутаты? "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации