Бони и Павел

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бони и Павел Похоже, американцы собираются связать дело Павла Бородина с делом БОНИ ("Бэнк оф Нью-Йорк")

"Прежде всего давайте разберемся, почему федеральный суд решил оставить Бородина в тюрьме, в то время когда убийц, торговцев наркотиками (в свое время даже самого крестного отца американской мафии), как правило, до суда освобождают под залог. Более того, 8-я статья конституции США специфически указывает на то, что сам залог должен быть "не чрезмерным". Ведь презумпция невиновности - святая святых американского правосудия. А Бородин сидит, "как опаснейший преступник аттестован". Чего же так опасается американская Фемида? А может, ничего не опасается и все идет по заранее намеченному плану?

Во всех выдвигаемых как в России, так и на Западе версиях практически никто не вспоминает о том, при каких обстоятельствах швейцарскими властями был выдан ордер на арест Павла Бородина. Вспомним, что произошло это более года назад. Буквально через неделю после начала знаменитого скандала с "Bank of New York" 4 сентября 1999 г. в газете "Нью-Йорк таймс" появилась статья о расследовании швейцарскими властями банковских счетов, имеющих отношение к Бородину. "Нью-Йорк таймс" отметила, что информация о расследовании Бородина по времени совпала с широко освещаемыми событиями, связанными с расследованием отмывания "русских" денег через БОНИ. А 27 января прошлого года телеграфное агентство Рейтер оповестило мир о том, что швейцарский магистрат подписал международный ордер на арест Павла Бородина. "Как только такой ордер на арест выдан, подозреваемый уже не может выезжать на Запад, не рискуя быть арестованным", - отметил Рейтер со ссылкой на федеральную швейцарскую полицию. Правда, представитель Бородина тогда заявил агентству Рейтер, что Бородин впервые узнал об ордере на арест из газет. 
Таким образом, Павел Бородин уже в январе прошлого года знал о том, что ордер на его арест существует, и даже был косвенно предупрежден о риске выезда за рубеж. И все-таки собрался и поехал. И был арестован две недели назад именно по этому ордеру годичной давности, который швейцарцы никогда не отменяли. Загадка: почему российский адвокат Бородина Генрих Падва не предупредил своего "подзащитного" об опасности такого путешествия? В любом случае разбираться со швейцарскими властями из московского офиса куда удобнее, чем из бруклинской тюрьмы. После повторного слушания создалось впечатление, что было бы лучше, если бы российские юристы предоставили американским коллегам, разбирающимся в судебной практике США, исправить их ошибки. 
В зале суда 25 января присутствовал посол России в США Юрий Ушаков. Когда защита обратилась к судье с просьбой заслушать заявление российского посла, судья был явно недоволен. "Появление посла в суде - событие из ряда вон выходящее, - пояснил один из следящих за процессом юристов. - Судья был поставлен в сложное и двусмысленное положение". Дело в том, что для того, чтобы принять во внимание заявление посла, по процедуре, последний должен был быть приведен к присяге, как любой другой свидетель по делу, причем прокурору было бы предоставлено право перекрестного допроса. А для этого российскому послу пришлось бы отказаться от дипломатической неприкосновенности, что, разумеется, в его планы не входило. В США разделение судебной и исполнительной власти незыблемо. "Рекомендации" и "пoручительства" не только российских дипломатов, но и американского президента во внимание не принимаются. Таким образом, выступление посла носило характер исключительно церемониальный. Не имея никакой юридической силы, оно выглядело бессмысленно и в глазах судьи могло произвести впечатление дилетантства или, еще хуже, попытки политического давления на суд. Более того, судья оказался в ситуации, когда ему приходилось, по сути, удовлетворять или отказывать в ходатайстве не ответчику, а российскому государству. Это наверняка только увеличило желание следовать букве закона. 
Но вернемся к "делу Бородина" (или отсутствию такового). Источники, близкие к процессу, предполагают, что "дело" это - всего лишь звено цепочки, тянущейся к ставшему всем известным адресу: "1 Уолл-стрит", где располагается штаб-квартира "Bank of New York". Именно в этом здании работала бывший вице-президент БОНИ Люси Эдвардс, признавшая себя виновной в отмывании денег и ряде других преступлений. Признание это прозвучало в федеральном суде Манхэттена в феврале прошлого года, то есть через две недели после выдачи Швейцарией ордера на арест Бородина. С тех пор Эдвардс, согласившись сотрудничать с ФБР и прокурорами США, живет на свободе, правда, без права выезда за рубеж. Вынесение приговора по ее делу продолжает откладываться уже почти целый год, хотя преступления, в которых она призналась, в совокупности могут быть "оценены" более чем в 40 лет тюремного заключения. Но она, повторяю, на свободе. А Бородин, категорически отрицающий причастность к любого рода "отмыванию", находится под стражей, несмотря даже на готовность внести огромный залог, быть под домашним арестом и носить на ноге электронный браслет, чтобы отслеживать его каждый шаг. 
В моем прошлогоднем репортаже из зала суда, когда Люси Эдвардс объявила себя виновной во всех смертных грехах ("Дело 914"), я писала о том, что признания Эдвардс и ее мужа Питера Берлина в ряде наиболее тяжких преступлений, предусмотренных федеральным УК США, прозвучало настолько невероятно, что сам федеральный судья в течение 10 минут расспрашивал супружескую чету о том, отдают ли они себе отчет в том, что признают; не находятся ли они в состоянии алкогольного опьянения и даже консультировались ли они с врачом до прихода в суд. Именно в этой же статье "МН" я впервые высказала предположение о том, что ордер на арест Павла Бородина мог быть реакцией на утверждения в России, что дело, получившее здесь название "Russiangate", себя "исчерпало". А через 11 месяцев сам Бородин оказался в бруклинской тюрьме. Можно предположить, что и не вполне исчерпало. 
Интересно и то, что швейцарцы, в дополнение к прошлогоднему ордеру на арест Бородина, после его задержания в Нью-Йорке скоропалительно выдвинули новые обвинения. Сейчас Госсекретарь содружества России и Беларуси обвиняется еще и в принадлежности к русской мафии - термин, кстати сказать, куда чаще используется в США, чем в Швейцарии. Эти новые обвинения дают американским властям возможность продолжать держать Бородина в тюрьме достаточно долго или столько, сколько им понадобится. При этом здесь продолжают официально утверждать, что США претензий к Бородину не имеют и всего лишь выполняют условия двустороннего договора со Швейцарией. Непонятно, правда, зачем на первом слушании 19 января в зале суда присутствовали следователи по делу БОНИ, которые пару раз подходили к прокурору и шепотом о чем-то с ним разговаривали. 
Несколько дней назад американский адвокат Александр Фишкин, приглашенный в команду защиты Бородина в качестве консультанта по международному праву, намекнул, что решает, стоит ли ему продолжать принимать участие в этом процессе. "Юридическая стратегия защиты была заменена ненужной политизацией процедуры, - объяснил мне в интервью Фишкин. - Я полагаю, что это сыграло не последнюю роль в отрицательном решении суда". Комментировать возможность того, что от Бородина ожидают "сотрудничества" с правоохранительными органами, адвокат отказался. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации