Борис "Пятьдесят процентов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Борис "Пятьдесят процентов"

"Сибнефть", "Русал", "Металлоинвест" и другие активы, над которыми нависла протянутая рука Березовского

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::19.12.2011, Доктор Хаос, Фото: AFP

Ринат Сагдиев

Compromat.Ru

Борис Березовский

Торговал киргизским золотом, либерийскими алмазами, бразильскими футболистами, французскими замками, сербскими йогуртами, латышским телевидением, российской нефтью, украинской революцией и грузинским "Боржоми".

Вскоре после эмиграции, в 2002 г., Борис Березовский в интервью «Ведомостям» оценил свое состояние в $2-3 млрд. Плюс-минус миллиард — типичный разброс для этого человека. Но очевидно, что Березовский тогда ощущал себя богатым. А через пять лет, в 2007 г., он не смог внести очередной платеж — около 30 млн евро — за строящуюся яхту Darius. Березовский, правда, говорит, что его финансовые дела и тогда были прекрасны, и сейчас у него все в порядке. Но именно в 2007 г. он начал подавать иски к бывшим партнерам.

Тут и стало выясняться, что права на большинство активов, о которых Березовский говорит, юридически оформлены не были и ему еще предстоит их доказывать. «Знаю, слышал, этим занимался Бадри [Патаркацишвили], но деньги мы вкладывали вместе» — таков был с небольшими вариациями ответ бизнесмена на вопросы «Ведомостей» о разных проектах в России и других странах, где видна «рука Березовского». Складывается впечатление, что Березовский действительно не знает, сколько именно и куда он инвестировал последние 10 лет, как развивались проекты и кому они принадлежат сегодня. Но он уверен, что его доля во всех этих активах — 50%.

В 90% случаев именно он определял, куда вкладывать деньги и чем заниматься, объясняет Березовский: «Я создавал потенциал, находил связи, людей, которые помогут, больше, чем Бадри, вкладывал на первом этапе. А Бадри уже занимался развитием проекта». По его словам, независимо от того, кто сколько вложил, на выходе он и Патаркацишвили получали равные доли.

«Когда я в первый раз попал в Высокий суд Лондона, у меня сложилось ощущение, что там судится только Березовский, — иронизирует один из свидетелей по делу Березовского против Абрамовича. — Пока я нашел нужную мне комнату, с кем только не встретился! Захожу в одну из комнат, а там сидит Василий Анисимов. Я его спрашиваю: “А ты чего здесь делаешь?” Он мне: “Сужусь с Березовским”. Заглядываю в другую комнату — там разбирательство по фонду Salford. Иду дальше по коридору, а из комнаты раздаются реплики по делу [Александра] Литвиненко».

Березовскому не нужны активы — ему нужны деньги, уверяет его знакомый. Эти деньги он рассчитывает получить от Абрамовича («Сибнефть», «Русал»), Анисимова («Металлоинвест») и семьи Патаркацишвили (недвижимость в разных странах, фонд Salford).

Нефть и металл

От Абрамовича и Анисимова Березовский хочет почти $7 млрд — это самые денежные и известные истории.

Березовский утверждает, что продал доли в «Сибнефти» и «Русале» Абрамовичу за $1,75 млрд под давлением, и требует доплатить по справедливости еще $5,5 млрд. Позиция Абрамовича состоит в том, что никаких долей у Березовского и Патаркацишвили не было, а платил он им за «помощь и защиту» (слово «крыша» лондонский суд, судя по стенограмме, тоже уже выучил).

От Анисимова Березовский хочет получить долю в «Металлоинвесте» (или деньги). Он утверждает, что Анисимов взял у Березовского и Патаркацишвили $500 млн на покупку 25% акций Михайловского ГОКа, который потом вошел в «Металлоинвест». Эти 25% ГОКа эквивалентны 10% «Металлоинвеста». Березовский претендует на половину — 5%.

До кризиса «Металлоинвест» оценивался в $25-30 млрд. В начале 2011 г. появилась информация, что Анисимов готов продать свои 20% компании Сбербанку вдвое дешевле — из расчета $12,5 млрд за 100%. Березовский ориентируется на первую оценку: он говорил «Ведомостям», что его 5% стоят $1,25 млрд.

Виллы и остров

Фешенебельный остров Fisher Island на побережье Майами, два элитных поселка в Марокко и Испании, ресторан Ajana Bar (бывший Buddha Bar) в Нью-Йорке и, возможно, десяток офисных зданий во Франции — еще один потенциальный источник денег для Березовского.

Этим бизнесом управлял дальний родственник Бадри — Джозеф Кей, вспоминает Березовский. В 2002 г. Кей приобрел одну из лондонских компаний и переименовал ее в London International Bank. Банк запустил фонд Euro Fund Properties (EFP), который инвестировал в недвижимость Франции, Испании, США и Марокко.

За два года EFP приобрел во Франции 11 зданий — в основном офисов и в основном «в районе Парижа», эта недвижимость стоит более 215 млн евро, говорилось на сайте компании.

В 2003 г. EFP купил участок в Испании, на котором началось строительство поселка Benahavis Hills Country Club. Его презентация прошла в Москве в октябре 2011 г., компания Fisher Island представила потенциальным покупателям 32 виллы, расположенные недалеко от модных курортов — Марбелья и Пуэрто-Банус. Цена одной виллы — $1,0-1,7 млн, предстоит построить 80 вилл и 13 таунхаусов.

В 2004 г. EFP начал строительство еще одного поселка из 12 вилл в Марокко. По данным Jeune Afrique, в 2003 г. как раз в этом месте, возле Марракеша, купил виллу и сам Березовский.

В 2004 г. EFP приобрел компанию Fisher Island, владеющую одним из самых престижных мест в США — островом площадью 87 га возле Майами. По оценке South Florida Business Journal, стоимость Fisher Island составляла $290 млн.

К 2006 г. EFP управлял недвижимостью более чем на $1 млрд, пишет в своем резюме бывший управляющий французскими активами фонда Арно Боннье.

«Я отлично помню про недвижимость в Испании, Марокко и США, это в том числе и мои инвестиции», — говорит Березовский. Про инвестиции во Франции, где Генпрокуратура безуспешно ищет его активы, бизнесмен ничего не слышал.

Сколько стоит вся эта недвижимость сейчас с учетом кризиса и судов за наследство Патаркацишвили, частью которого она является? Fisher Island, по мнению знакомого Березовского, сейчас не дороже $100 млн, еще $10 млн может дать продажа ресторана Ajana Bar. Около 40 вилл в Марокко и Испании дают $40 млн, но их еще надо продать. То есть всего выходит $150 млн плюс французская недвижимость. Березовский получит половину, если выиграет иск к семье Патаркацишвили.

Конфеты и молоко

Наиболее прозрачный проект — фонд Salford Capital Partners, созданный Патаркацишвили, Березовским, Евгением Йоффе (председатель совета директоров Salford) и несколькими миноритариями в 2001 г.

В портфеле фонда — один из крупнейших молочных холдингов на Балканах, Imlek, сербский производитель минеральной воды Knjaz Milos, крупнейшая кондитерская компания Сербии и Черногории Bambi, второй по величине сотовый оператор Грузии Magticom и IDS Group, в которую входит семь заводов по производству минеральной и питьевой воды в Грузии, России и на Украине («Боржоми», «Святой источник», «Эдельвейс», «Миргородская» и проч.).

В 2006 г. Йоффе в интервью сербскому Ekonomist рассказал, что на покупку молочных активов было потрачено $400 млн, а всего под управлением Salford тогда были активы на $1 млрд. В 2007 г. к этому добавился Magticom — Salford и фонд Sun Capital Partners купили 50,1% грузинского оператора за $180 млн (сейчас у них 46%).

Сколько все это стоит сейчас? По словам знакомого Березовского, под управлением фонда активы на 600 млн евро. Исходя из капитализации на Белградской фондовой бирже доля Salford в Imlek (79%) стоит около $120 млн, в Bambi (64%) — около $60 млн. Magticom можно оценить по коэффициенту 4,5 EBITDA, считает Михаил Алексеев, старший партнер AC&M-Consulting, т. е. по итогам 2010 г. доля Salford стоит порядка $238 млн (минус долг).

На какую часть активов Salford может претендовать Березовский? В 2006 г. источник в окружении Патаркацишвили рассказывал, что Березовскому принадлежало менее 25% паев фонда. Актуальный ответ на этот вопрос даст лондонский суд, в котором Березовский отстаивает свои права на наследство Патаркацишвили.

Йоффе отказался от официальных комментариев, сославшись на то, что он также участвует в судебных разбирательствах с Березовским.

Здесь был Борис Березовский (завершенные инвестиционные проекты)

Россия: "Логоваз" и все-все-все
В ходе равноудаления олигархов, которое предпринял, придя к власти, Владимир Путин, Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили продали в начале 2000-х 49% акций ОРТ (ныне — «Первый канал») за $150 млн, 43% в «Сибнефти» за $1,3 млрд и 25% «Русала» за $450 млн (сейчас по этим сделкам идут суды).

В ходе борьбы с путинским режимом Березовский в 2006 г. дошел до прямого призыва к свержению власти, и Патаркацишвили попросил его выйти из общих проектов (чтобы политика не мешала бизнесу). Было объявлено, что Березовский продает партнеру доли во всех оставшихся российских активах. Было ли это только объявлением или дошло до сделок, достоверно выяснить вряд ли возможно: Патаркацишвили скончался в 2008 г. Березовский сейчас говорит, что развода не было.

В 2006-2007 гг. эти российские активы были распроданы.

ИД «Коммерсантъ» Патаркацишвили за $250 млн продал Алишеру Усманову.

«Логоваз» (сейчас «Корпорация автокапитал») и пять автодилеров в Москве и Санкт-Петербурге купил владелец «Укравто», народный депутат украинской Рады Тариэл Васадзе (по данным «Коммерсанта», за $100-150 млн).

Из состава акционеров «Трансаэро» вышли компании, близкие к Березовскому, — «Борей-2», «Ратмир+» и «Пуэла». В конце 2005 г. эти компании контролировали 43,15% «Трансаэро», а около 44% — семья гендиректора компании Ольги Плешаковой. В течение 2006 г. Плешаковым удалось консолидировать 90%. Раскрывалась цена только одной сделки: в 2006 г. «Трансаэро-финанс» купила 12,11% у некоей Trueford за 712,96 млн руб., ровно такой же пакет в 12,11% был у «Ратмир+» Березовского. При такой оценке за все 43,15% компании Патаркацишвили и Березовский могли получить 2,54 млрд руб. (около $94 млн по курсу ЦБ в июне 2006 г.).

По самой оптимистичной оценке, «Логоваз», «Коммерсантъ» и «Трансаэро» могли принести Березовскому и Патаркацишвили не более $500 млн.

На суде с Абрамовичем бывший замдиректора «Логоваза» Наталья Носова под присягой сообщила, что Березовский инвестировал в «Моссельпром». Сам Березовский про это помнит нечетко. «Моссельпром» — что это?«- переспрашивает он корреспондента «Ведомостей». Услышав, что это птицеводческий холдинг Сергея Лисовского, он вспоминает, что да, этот проект он тоже финансировал: «Бадри мне об этом рассказывал». И через несколько секунд: «Хотя нет, мне ничего об этом Бадри не говорил, но он точно общался с Лисовским. У нас с Лисовским были хорошие отношения, но совместного бизнеса нет». Почему тогда Носова назвала «Моссельпром»? «У Носовой исключительная память, если она так говорит, так все и было».

«Моссельпром» до 2006 г. на 94,27% принадлежал кипрской Birkdale Management, близкой к Василию Анисимову. Инвестиции Анисимова в «Моссельпром» на первоначальном этапе составляли $50 млн, рассказывал «РБК дейли» источник, близкий к акционерам птицеводческого холдинга. Знакомый Анисимова подтвердил «Ведомостям», что бизнесмен занимался «Моссельпромом» и в 2006 г. обменял свою долю в компании на земельный участок возле аэропорта «Домодедово». Но присутствие в проекте Березовского он отрицает. Лисовский тоже такого не помнит: «Я последний раз общался с Березовским в 1999 г.».

Британия: яхта и футбол
Роман Абрамович в 2003 г. приобрел футбольный клуб Chelsea, а в 2004 г. — одну из самых больших в то время яхт, 115-метровую Pelorus. Березовский решил не отставать.

В 2004 г. Media Sports Investment (MSI) приобрела контроль над бразильским футбольным клубом Corinthians. Владельцем 100% MSI значился Патаркацишвили. Представлял MSI Киа Джурабчиан, старый знакомый Березовского, — в 1999 г. Джурабчиан выдавал себя за покупателя издательского дома «Коммерсантъ».

«Покупка футбольного клуба — это едва ли не единственный проект, которым Березовский занимался лично, — рассказывает знакомый Березовского. — Была разработана “гениальная” схема: набрать бразильских футболистов, обменять их на долю в английском футбольном клубе и потом увеличить пакет до контрольного». «Футбол в Англии является огромным социальным и политическим инструментом», — объяснял Березовский The Moscow Times в 2006 г.

MSI приобрела права на двух аргентинских футболистов — Хавьеро Маскерано и Карло Тевеса, заплатив за последнего рекордные для Бразилии $20 млн. Оба футболиста в 2006 г. перешли играть за лондонский West Ham, а Джурабчиан объявил о планах покупки этого футбольного клуба. Стоимость Тевеса и Маскерано, если бы West Ham захотел купить этих футболистов, была установлена в $40 млн.

Но план развалился. В 2007 г. бразильские власти обвинили Березовского в отмывании денег и заморозили счета Corinthians, акционеры West Ham еще ранее отвергли предложение Джурабчиана. А сам West Ham был оштрафован из-за Тевеса — в Европе в отличие от Бразилии футболистом не могут владеть третьи лица.

По оценке знакомого Березовского, инвестиции в футбольный проект составили до $100 млн.

Березовский все опровергает: «Футболом занимался Патаркацишвили, ничего про West Ham не слышал». Но от денег не отказывается: в 2007 г. компания Джурабчиана выкупила у MSI права на Тевеса за $20 млн. Березовский требует половину.

В 2004 г. Березовский заказал на немецкой верфи Fr. Luerssen Werft (где была построена Pelorus Абрамовича) 110-метровую яхту Darius стоимостью 148,54 млн евро. Но в 2007 г., выплатив 118 млн евро, не смог внести очередной платеж. В итоге Darius была продана за 240 млн евро миллиардеру из ОАЭ Абдулле аль-Фаттаиму. Березовский сообщил «Ведомостям», что яхта изначально строилась на продажу и никаких финансовых затруднений в 2007 г. он не испытывал.

Сколько же заработал Березовский на Darius? Немного. В судебных документах упоминается, что стоимость пересмотренного из-за невыплат контракта с Fr. Luerssen Werft была увеличена до 212 млн евро, еще 6 млн евро причиталось брокеру Edmiston & Co — итого 218 млн евро. Вычтем их из 240 млн евро. Остается 22 млн евро.

Латвия: телевидение
В 2003 г. некая голландская Baltic Media Holdings приобрела 40% независимой латвийской телекомпании LNT, позже она увеличила пакет до 70%. По оценкам местной прессы, стоимость пакета не превышала $15 млн. В 2005 г., после визита Березовского в Латвию, куда он въехал по паспорту Платона Еленина, Baltic Media Holdings приобрела 100% городского телеканала TV-5. Адрес и телефоны Baltic Media Holdings совпадают с голландским офисом Mutual Trust. А эта компания управляла активами Березовского, говорила в суде бывший замдиректора «Логоваза» Наталья Носова.

«Мы покупали телеканалы в Латвии. Они не приносили прибыли, зато выросла их капитализация, и мы удачно их продали News Corp Руперта Мердока [в 2007 г.]», — вспоминает Березовский. Сумму сделок он не помнит, но настаивает, что на TV-5 и LNT удалось заработать.

Киргизия: золото
После «революции тюльпанов» в Киргизии сменилась не только власть, но и инвесторы месторождения золота Джеруй (запасы — 71 т).

Его разрабатывала английская Oxus Gold. «В ноябре 2005 г. к Oxus Gold обратилась Strategic Investments Group с предложением выкупить интерес компании в золотом проекте», этот фонд представлял интересы «выходцев из СССР, включая олигархов из России и Грузии», сказано в судебных документах. Strategic Investment Group — управляющая компания лондонской Salford Capital в России (Березовский претендует на долю в Salford). Британцы отказались уступить лицензию, но все равно ее потеряли — правительство Киргизии обвинило инвесторов, потративших $40 млн на строительство завода, в невыполнении условий договора и досрочно расторгло соглашение.

А новая лицензия на 11 лет и почти построенный завод весной 2006 г. достались совместному предприятию, в котором 60% получила австрийская Global G. O.L.D., а 40% — государственный «Кыргызалтын». Руководить проектом стали Александр Туркот, нынешний исполнительный директор кластера информационных технологий инновационного центра «Сколково», и Рафаэль Филинов, совладелец московской галереи «Триумф», расположившейся в бывшем здании «Логоваза».

По словам Туркота, Березовский к этому проекту отношения не имел, Джеруем занимался Патаркацишвили.

Африка: алмазы и телефоны
В 2005 г. Совет безопасности ООН раскрыл название компании, которая, несмотря на санкции, заключила с правительством Либерии 10-летний контракт на добычу алмазов. Это была West African Mining Company, созданная London International Bank, который управлял активами Березовского — Патаркацишвили.

В том же 2005 году Всемирный банк выяснил, что зарегистрированная во Франции Advanced Topographic Development & Images в партнерстве с London International Bank заключила с переходным либерийским правительством монопольное соглашение о регулировании телекоммуникационной отрасли за 50% чистой выручки.

После разразившегося скандала лондонский банк вышел из обоих проектов, сообщала, The Guardian. Березовский уверяет, что о проектах в Либерии он ничего не знает.

Бывший СССР: революции
Березовский признает, что помогал авторам оранжевой революции на Украине в 2004 г.: «По личной просьбе Виктора Ющенко я инвестировал в Украину $45 млн, это был один из самых эффективных проектов, несмотря на то что сейчас произошел откат», — говорит он. Березовский уточняет, что деньги шли на мониторинг выборов и создание на Украине гражданского общества.

На «революцию роз» в Грузии в 2003 г. также выделялись средства, говорит Березовский, но значительно меньше, чем на Украину. А вот когда Патаркацишвили баллотировался в президенты Грузии (январь 2008 г.), партнеры вложили $45 млн, вспоминает он.

Участие в революции тюльпанов в Киргизии Березовский отрицает.

Зачем Березовскому революции? «Так повышается капитализация страны в целом, — рассуждает он. — Вот пример с “Сибнефтью”. Нас обвиняют, что она была куплена за копейки — $100 млн. Но ведь никто из иностранных инвесторов даже за такие деньги не хотел покупать, все боялись возврата к власти коммунистов. А уже через неделю после выборов в 1999 г. (Березовский был одним из создателей движения “Единство”, ставшего потом “Единой Россией”. — “Ведомости”) за “Сибнефть” давали уже $1 млрд», — говорит он.


***

Прозорливый Сорос

Березовский рассказывал в лондонском суде, что, когда осенью 1995 г. они с Абрамовичем искали деньги на покупку 51% акций «Сибнефти», иностранные банкиры отказывались давать в долг. А Сорос — к нему лично за деньгами обращался Березовский — еще и заявил: «Борис, ты сумасшедший. Завтра коммунисты придут к власти и всё у тебя отберут. Бери семью и уезжай из России, у тебя достаточно денег на это».

Не в деньгах счастье

«Борис Абрамович всегда был человеком авантюрного склада, — вспоминает бывший начальник службы безопасности Бориса Березовского Сергей Соколов. — Он игрок был. Для него деньги никогда не имели существенного значения. Для него деньги были инструментом. И когда он понял, что без смычки с высокими государственными чиновниками невозможно организовать серьезный бизнес, он сразу же переформатировался и пошел по этому пути».
Ведомости