Борис Алешин — проводник воли Касьянова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Государственные источники финансирования Михаила Касьянова

1124875591-0.jpg В последнее время многие эксперты сходятся во мнении, что у системной оппозиции Владимиру Путину нет финансовой базы. Что олигархи слишком смущены примером «дела ЮКОСа», чтобы активно инвестировать в оппозицию. Принято считать, что крупные частные компании не дадут денег Дмитрию Рогозину, Михаилу Касьянову и другим непримиримым врагам Владимира Путина.

Потому и возник скандал вокруг возможного финансирования «Родины» Михаилом Ходорковским. Ведь именно постоялец «Матросской Тишины» уже не рискует потерять свою основную собственность – он ее и так лишился – и потому способен на самые рискованные политические альянсы. Стоило только наметиться роману Рогозина и бывшего олигарха, как президентские структуры устами одного из политологов напомнили Ходорковскому о его нынешнем статусе и попросили как можно быстрее отдать многомиллионную «заначку», «не то хуже будет». И ведь уже стало. Их комфортабельной «элитной» четырехместной камеры спецблока СИЗО «Матросская Тишина» бывший приватизатор «ЮКОСа» переведен в обычную «хату» на шестнадцать человек, где душно, накурено и нет телевизора. Власть явно даёт понять Ходорковскому, что в будущем не даст ему заниматься политикой, как бы он к тому ни стремился.

Но все не так просто. Пока правоохранительные структуры стращают олигархов, у системной оппозиции уже, как выясняется, есть серьезная финансовая база. И составляют ее отнюдь не частные, а… государственные предприятия. В том числе – стратегические федеральные объекты.

Да-да, не удивляйтесь. Если кто-то подумал, что Михаил Касьянов объявил о своих президентских амбициях, не подготовившись, то это серьезное заблуждение. Можно по-разному относиться к Михал Михалычу. Считать его трусом, сибаритом, человеком, не всегда кристально чистым на руку. Но в уме и профессионализме ему не откажешь. Это не мальчик какой-нибудь, готовый броситься с головой в омут или объявить войну своему бывшему непосредственному начальнику Владимиру Путину без серьезной финансовой базы. Да и команда Касьянова состоит из опытных профессиональных лоббистов. Достаточно назвать Александра Мамута, которому обязаны своими постами не менее 20% нынешних федеральных бюрократов. Об этом обстоятельстве многие почему-то забыли. Многие – но не те самые бюрократы, которые отлично знают, кому обязаны своими хлебными местами. И с кем по-прежнему нужно делиться.

Именно Александр Леонидович Мамут, который к 1999 году стал своего рода «идеологом» пресловутой «семьи» Бориса Ельцина, порекомендовал Касьянова на пост министра финансов, затем (январь 2000 г.) – на должность первого вице-премьера, а впоследствии и на премьерский пост. Добившись назначения «своего» премьера, Мамут и на еще несколько ключевых постов в правительстве сумел пристроить своих старых друзей и знакомых. Так, Игорь Шувалов стал тогда руководителем аппарата правительства. Михаил Ванин – главой Государственного таможенного комитета. Александр Дондуков – министром промышленности, науки и технологий. Ну а первым заместителем Дондукова еще тогда – в июне 2000-го – оказался неприметный сотрудник Государственного НИИ авиационных систем (ГосНИИАС) Борис Алешин. Человек, не примечательный ничем, кроме давней – с начала восьмидесятых годов — дружбы с Мамутом. Впоследствии (апрель 2004 года) этот скромный бюротехнократ оказался даже вице-премьером по промышленной политике, сменив нелюбимого Касьяновым и Мамутом питерца Илью Клебанова.

Прошли годы. Пал Михаил Касьянов. Ушли Дондуков и Ванин. Растворился в аппаратном тумане Шувалов. И только Борис Алешин по-прежнему занимает одну из ключевых позиций в системе федеральной исполнительной власти. Конечно, теперь он уже не вице-премьер, а просто глава агентства – Федерального агентства по промышленности. Казалось бы, понизили человека, и серьезно?! Как бы не так. Именно от Бориса Алешина зависят назначения руководителей сотен государственных предприятий. Совокупной стоимостью активов около $400 млрд. (!!!). И назначения эти проходят почему-то тихо, келейно, без шума, пыли и скандалов.