Борис БЕРЕЗОВСКИЙ: Как Владимир Путин, мое создание, обошел меня

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Борис БЕРЕЗОВСКИЙ: Как Владимир Путин, мое создание, обошел меня

" Он был самым могущественным человеком страны, "крестным отцом Кремля". Борис Березовский был главной финансовой опорой Бориса Ельцина и затем возвел Владимира Путина на вершину власти. Отношения между ними испортились. В лондонском изгнании, желчный олигарх клянется, что российский президент потерпит поражение, "что, сконцентрировав власть в своих руках, он не продержится долго"

Сказочно богатый, невероятно могущественный, ужасно хитрый, весьма одиозный, и все это одновременно: Борис Березовский, 55 лет, очаровательный и словоохотливый, любящий спутать карты и запутавшийся сам, - сложная фигура. В 1997 году американский журнал "Forbes" назвал его состояние девятым по величине во всем мире. Он был на вершине своего могущества, став первым среди равных в касте олигархов, тех двенадцати, которым через несколько лет после краха коммунизма удалось создать сеть влияния, несравнимую ни с какой другой. Крупнейшие предприятия, масс-медиа, политика, ничто не ускользнуло от этого ненасытного капитализма, построенного на основании сомнительной приватизации государственного аппарата. Борис Березовский сколотил состояние, "ограбив Россию", согласно его биографии, написанной американским журналистом Полом Хлебниковым (Paul Klebnikov)- при посредстве предприятий по импорту и поставкам западных автомобилей класса "люкс" ("ЛогоВаз"), нефти ("Сибнефть"), финансов, компании "Аэрофлот" ("Andava" и "Forus", представительство в Швейцарии), банка ("СБС-Агро"). В 1994 году, он получил контроль над ОРТ, первым национальным телеканалом, единственным каналом, вещающим на всей территории страны. Канал долгое время обеспечивал ему хороший прием в политической среде, чтобы гарантировать успех в своем бизнесе, он искал способов получения контроля над Кремлем. Березовский стал главной опорой Бориса Ельцина. Он привел больного президента к переизбранию в 1996 году. Тремя годами позже он использовал все уловки, чтобы протолкнуть Владимира Путина в Кремль. Война в Чечне, контроль над СМИ, использование ФСБ (бывшее КГБ), - любые манипуляции шли в ход для достижения цели. Но как только Владимир Путин, в прошлом, агент КГБ, был избран президентом, он начал устранять олигархов эпохи Ельцина одного за другим. Медиа-магнат Владимир Гусинский (Медиа-Мост) пал первой жертвой путинской чистки. Березовский последовал за ним. Находясь в изгнании, отныне он занимает позицию "диссидента", защитника попранной демократии. Заключенный в своем кабинете, обставленном в "московском вкусе", однако находящемся на одной из самых фешенебельных улиц Лондона, он словно бы пребывает в лихорадке: ему столько нужно сказать.
"Le Temps": После того как Вас вынудили продать ваш пакет акций ОРТ (49%), режим Путина решил закрыть ТВ-6, последний независимый телеканал страны, принадлежащий Вам. Какова Ваша реакция?
Борис Березовский: Реакция человека, вынужденного жить в изгнании, не имеющего никаких шансов на возвращение в Россию в нынешних условиях. Я веду свои дела вне страны. Здесь, в Лондоне, я основал инвестиционный фонд, и я руковожу созданием российской политической оппозиции. В России, все мои компании стали объектом сильнейшего давления. Все началось с моих активов в прессе, когда Путин избрал стратегию тотального контроля над средствами массовой информации. Наша последняя встреча состоялась в сентябре 2000 года, когда он пригласил меня в Кремль. Кризис с "Курском" тогда достиг своего апогея. Раздраженный освещением этой драмы в прессе, он уведомил меня, что сам хочет управлять ОРТ, первым телеканалом страны, который я контролировал. Я ответил ему, что это невозможно. Тогда он потребовал от меня, чтобы я немедленно передал акции государству. Когда я отказался, он применил обычный способ давления, арестовав моего делового партнера Николая Глушкова, тогда вице-президента "Аэрофлота". Я был вынужден подчиниться и продал мои акции за 200 миллионов долларов, на 50 миллионов дешевле.
- Вы говорите, что начало конца свободы прессы в России отмечено этим эпизодом. Вы чувствуете поддержку?
- Вовсе нет. Напротив, элита насмехается - Березовский потерял свое телевидение. Они не понимают реальных ставок: вертикаль власти, абсолютный контроль, совершенно ложное представление о демократии у Путина. Несколько месяцев назад я уже указывал на то, как, смеясь над Конституцией, президент подписал указ об ограничении власти губернаторов в семи регионах Российской Федерации. В противоположность Ельцину, который допускал ошибки, но всегда уважал Конституцию, Путин не устает ее попирать. Мы все более открыто сталкивались в этом вопросе. Вслед за ОРТ последовало разрушение Медиа-Моста и НТВ (группа Владимира Гусинского прим. ред.), что подтвердило избранную линию: нет вертикали власти без вертикали медиа.
- Но, ведь это Вы, Борис Абрамович Березовский, "создали" Владимира Путина, продвинули его в Кремль. Разве нет?
- Второй мандат Ельцина подходил к концу. Он никогда не беспокоился об организации преемственности, никогда не пытался создать новую силу, способную продолжить либеральные реформы. Это можно было видеть: после долгого пребывания во главе правительства Виктора Черномырдина - который увяз в конфликтах интересов - прошла череда премьер-министров.
- Пост главы правительства был чем-то вроде испытания на прочность, естественный экзамен, чтобы занять президентское кресло…
-Это правда. После слабого Кириенко пришел Евгений Примаков. Вначале он стабилизировал ситуацию, возникшую после краха августа 1998, но вскоре им овладели старые советские демоны, мы оказались под угрозой быть отодвинутыми в сторону. Возникла необходимость найти нужную кандидатуру. Мы подумали о Степашине, но он провалил дело. (Степашин, будучи лояльным к Борису Ельцину, не препятствовал ведению следствия, возбужденного против Березовского по обвинению в отмывании денег. Назначенный в мае 1999, он был смещен 9 августа того же года, прим. ред.). А дело было важное. Поймите меня правильно, мы должны были назвать имя того, кто будет следующим президентом России, то есть найти персону, обладающую адекватными качествами.
- И каковы были эти качества?
- Во-первых, новый президент должен был смочь обеспечить преемственность ельцинской власти, также как и закрепить позиции новой элиты; в политике, в экономике, в СМИ, в регионах. Во-вторых, он должен был быть либеральным и сильным. Кириенко был либеральным, но слабым. Примаков был сильным, но не либеральным - он организовал возвращение ФСБ (бывшее КГБ).
- И?
- Мы продолжали искать. Мы, то есть окружение Бориса Ельцина, я был всего лишь одним из советников. Но я могу вам признаться откровенно, я никогда не думал, что президент России может быть слабым, что им можно будет манипулировать. В России не может быть слабого президента.
- Вы нашли Путина, он стал премьер-министром, потом легко занял Кремль во время президентских выборов. Это был сильный человек, как Вы и желали в начале. Но он стал слишком сильным, и теперь Вы живете в Лондоне…
- Совершенно верно. Нужен был сильный человек, и я подумал о бывшем главе КГБ - он был достаточно сильным, но довольно либеральным. Я ошибся. Он очень силен, но совсем почти не либерален.
- Чтобы "создать" Путина, чтобы сделать его популярным в глазах общества, нужен был повод. Им стала Вторая чеченская кампания. Сегодня Вы утверждаете, что власть того времени (летом 1999) все спланировала. В том числе и кровавые теракты (более 300 погибших) против зданий в Москве, Волгодонске и Буйнакске - совершение которых приписывается чеченским террористам, но по Вашим данным, они были напрямую организованы ФСБ. Вы подтверждаете эти обвинения?
- Да, я по-прежнему убежден, что теракты - дело рук ФСБ. Но я не думаю, что Путин, будучи премьер-министром, был напрямую замешан.
- Есть ли у Вас доказательства?
- У меня они есть. Доказательств даже больше, чем у США против бен Ладена (Ben Laden), что организация терактов 11 сентября - его рук дело.
- И в какой форме эти доказательства?
- Они в письменной форме, но есть еще информационные досье и еще разные другие вещи…
- Где они? Здесь, в Вашем столе?
- Да, но не только. Я их берегу. Как и обещал, я все скажу в течение февраля, со всеми документами.
- Но ведь и Вы сами были в курсе этих махинаций. Прежде всего, на Вас были возложены переговоры с чеченцами в тот момент (лето 1999)!
- Шамиль Басаев ясно дал мне понять, что он начнет наступление на соседний. Я предупредил людей из ФСБ, но никто и пальцем не пошевелил. Поскольку это было в их интересах. И только после терактов в Москве было решено ввести войска в Чечню.
- Следовательно, война в Чечне стала удачной находкой, чтобы превратить Путина из никому неизвестного человека в эмблему сильной России…
- Ошибочно считать, что только акция возмездия в Чечне сделала Путина популярным. У русского народа менталитет раба: он легко превозносит новых господ, чтобы потом ненавидеть их. Это правда, мы "воздействовали" на общественное мнение при помощи телевидения, но это нельзя сравнить с государственным переворотом, не было крови, вы понимаете?
- Поддерживали ли Вы начало второй войны в Чечне?
- Я предупредил Басаева, что он совершает глупость, нападая на. Наш ответ был полностью оправданным, поскольку речь шла о том, чтобы вернуть и север Чечни. Но не было необходимости вновь поднимать российский флаг над Грозным. Важна была не полная победа, но победа моральная. Путин решил настоять на своем, тогда как я склонялся в пользу переговоров. Это послужило началом наших разногласий.
- В глубине души, на самом деле Вы упрекаете Путина за то, что не входите больше в его круг? Вас вытеснили другие олигархи, например Ваш бывший союзник Роман Абрамович…
- Вы ошибаетесь. Это только начало. Путин начал атаковать олигархов, как Вы говорите, которые связаны с самым чувствительным элементом в деловом мире: масс-медиа. Другие последуют за ними. Но признаюсь Вам, что сосредоточив всю власть в своих руках, Путин не имеет шансов долго продержаться во главе государства, и я в этом убежден. Он даже не исчерпает срок своего мандата. На самом деле, не будь 11 сентября, и его уже бы не было у власти. Он воспользовался этим событием, чтобы задобрить Запад, который оказывает ему твердую поддержку, и закрывает глаза на Чечню. Путин больше не пользуется поддержкой российской элиты.
- Почему на Западе Вас никто не принимает всерьез в качестве защитника демократии?
- Поскольку, те кто имеют зуб на меня в Москве - профессионалы… Реформаторов подстерегает жестокий заговор. У этой страны есть огромный недостаток, она никогда не сможет очиститься от прошлого, как поступила Германия в отношении нацизма. ФСБ досталось наследство КГБ, и этим даже гордятся. Также как и в Кремле.
- Вы говорите, что не можете вернуться в Москву. А в Швейцарию?
- Россия и Швейцария - две единственные страны, куда я не могу поехать. Мне очень грустно. Я очень люблю Швейцарию, моя дочь родилась в Chateau d"Oex, я люблю кататься на лыжах в Гстааде. Я не совершил ничего плохого. Это странная история. Обыски в Andava и Forus ни к чему не привели. (Власти подозревают, что эти две компании отмыли 200 миллионов долларов по накладным Аэрофлота. Борису Березовскому отказано в визе на въезд в Швейцарию, прим. пер.). Это политическая игра. Я бы так хотел вновь побывать в Вашей стране.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации