Борис Николаевич, понимаешь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Борис Николаевич, понимаешь Российские танки и самолеты -- то немногое, что наряду с балетными постановками Григоровича чаще всего вызывает восторги иностранцев. Здесь лейбл Made in Russia -- гарантия того, что "пуля дырочку найдет", а цена при этом будет минимальной. Не зря из автомата Калашникова стреляли несколько поколений революционеров -- преимущественно из развивающихся стран. Торговцы оружием -- люди куда менее известные, чем тот же человек и автомат Калашников, но более влиятельные. Борис Кузык -- один из них, современных "олигархов" от ВПК.

"Бывший помощник президента Ельцина по военно-техническому сотрудничеству, а ныне руководитель мощного военно-промышленного холдинга "Новые программы и концепции" (НПК) -- личность в профессиональных кругах известная. Одни говорят, что при нем торговля оружием приносила государству рекордные по тем временам доходы (в 1996 году -- $3,6 млрд.), другие вспоминают, что именно тогда разразились громкие скандалы о махинациях в торговле оружием, а руководители "Росвооружения" стали фигурантами уголовных дел.

Как бы то ни было, 19 октября, в день рождения Кузыка, в приемной директора НПК выстроилась огромная очередь из желающих засвидетельствовать свое почтение (а в разгар празднества даже позвонили из Бочарова Ручья). 
Рабочий кабинет Бориса Кузыка -- собрание картин, книг и фотографий. Борис Николаевич один, Борис Николаевич Кузык с Борисом Николаевичем Ельциным (в свое время в дворцовых кулуарах Кузыка величали Борис Николаевич-маленький, кто был большим Борисом Николаевичем -- и так понятно). Атмосферу блеска и великолепия дополняет приглушенная классическая музыка. 
В списке пятидесяти наиболее влиятельных предпринимателей России, представленном "НГ", Кузык на сорок третьем месте. Активы НПК составляют $1,1 млрд., сумма контрактов -- более $900 млн. На днях в Санкт-Петербурге был подписан акт о передаче китайскому военному флоту эсминца, построенного на судостроительном заводе "Северная верфь" (входиn в НПК). Это уже второй корабль, сделанный питерцами для Китая (первым был "Великий Мао"). Общая стоимость контракта -- более $1 млрд. 
Кроме "Северной верфи" (78-е место в сотне ведущих оборонно- экспортных компаний мира, шестая позиция в списке самых рентабельных российских предприятий), к холдингу НПК относятся Северо-Западное пароходство (7 портов, 3 судостроительных завода, 328 судов), Ковровский механический завод, Московский радиотехнический завод, завод имени Дегтярева, Ленинградское оптико-механическое объединение (если кто помнит, колыбель вице-премьера Ильи Клебанова). 
...В свое время Кузык прыгал со 130-метровой "тарзанки", он вообще любит экстремальный спорт. Его прыжок из Кремля в бизнес, видимо, был не менее захватывающим. Впрочем, как и вхождение в Кремль -- буквально из народа. 
Дальше Волги и Оки едут только Кузыки Борис Николаевич родом из глубокой украинской провинции. Отец -- рабочий, мать -- фармацевт. Вся родня по отцу и матери умерла во время голода на Украине, в живых осталась одна бабушка. Она и вырастила Борю -- Кузык расскажет о ней с особой теплотой в автобиографической книге "Никто, кроме нас". 
Учился Борис легко, школу окончил с золотой медалью, побеждал на областных и республиканских олимпиадах по математике и химии. Но любимым предметом считал литературу, а одним из любимых писателей -- Драйзера с его "Финансистом". Не удивительно, что после школы Кузык отправился в Ярославское высшее военное финансовое училище. 
Вместе с красным дипломом Борис получил право выбирать место службы. Друзья советовали ехать в одну из групп советских войск за границей. Но он попросился в Дальневосточный военный округ. Кто-то из сослуживцев, перефразировав известную армейскую поговорку, сказал тогда: "Дальше Волги и Оки едут только Кузыки". 
Сегодня выбор столь экзотического и сурового места службы Борис Николаевич объясняет так: "Хотел проверить себя на прочность". От себя заметим, что работа на Дальнем Востоке -- весьма ценная строка в биографии военного, потому как с нее начинаются многие стремительные карьеры. 
Начав службу начальником финслужбы батальона, базировавшегося на станции Розенгартовка в пяти километрах от китайской границы, Борис Кузык за пять лет дорос до главного финансиста армии. Вопреки армейской пословице "В части было три дуба: начфин, начхим и начальник клуба" Кузык умел считать, читать (спасибо Драйзеру) и стрелять, да и вообще нравился женщинам. На Дальнем Востоке Кузык женился на дочери офицера-фронтовика, там же у них родился первый сын. 
Рыночник в погонах В 1984 году наш герой уехал в столицу -- поступать на спецфакультет Московского финансового института. В то время у власти пребывал Черненко, мысли о скорых переменах витали в воздухе. Пресса обсуждала запретную доселе тему: нужна ли нам столь дорогая армия и что делать с ВПК, пожирающим народные деньги? Раздавались голоса о безнравственности торговли оружием -- все революции в развивающихся странах и весь последующий террор осуществлялись не без помощи "Калашникова". 
После окончания института Кузык как один из лучших был направлен в Центральное финансовое управление Минобороны -- в то самое секретное подразделение, где готовился военный бюджет и формировался оборонный заказ. В плане приобретения связей и информации это было Эльдорадо. 
Меж тем возраст у Кузыка был явно не генеральский -- ему едва исполнилось двадцать девять, да и звание соответствующее -- капитан. А в ЦФУ офицера ниже подполковника редко встретишь. 
Сослуживцы отнеслись к нему настороженно. Никто не сомневался, что попал он сюда по хорошей протекции. Сам Кузык легенду развенчивать не стал -- под шумок защитил кандидатскую диссертацию, принялся за докторскую. Спал тогда три часа в сутки -- эту способность он сохранил и сейчас. 
Между Коржаковым и Пиночетом В начале 1994 года его назначили научным консультантом Службы безопасности президента РФ, чуть позже предложили должность помощника президента РФ по военно-техническому сотрудничеству России с зарубежными странами. Александр Коржаков, влияние которого к тому времени было почти неограниченным, подбирал и расставлял на нужные места лояльных людей, знающих толк в оружейном бизнесе. С его подачи гендиректором "Росвооружения" назначили Александра Котелкина. 
Многие считают Кузыка финансистом предвыборных президентских кампаний. Знающие люди рассказывают, что две трети встреч Ельцина с избирателями в регионах -- особенно там, где сосредоточены оборонные предприятия, организовывал лично Кузык. 
Помотавшись по международным выставкам оружия, маленький Борис Николаевич понял, что очень многое, если не все, решают личные связи. К тому же время, когда советское оружие потоками отправляли в страны Восточной Европы и Африки, ушло. Нужно было идти на перехват заказов, вести агрессивную и в то же время гибкую экспортную и ценовую политику. Предстояло покончить с "серым" и "черным" экспортом, который буквально душил рынок в постсоветские времена. Иногда один и тот же образец оружия на внешнем рынке предлагали до 18 посредников. Большинство из них лицензий не имели, загоняя товар по демпинговым ценам. 
Помощник убедил Ельцина начать создание четкой властной вертикали в оружейном экспорте. Принципиальное решение о продаже оружия принимал президент РФ. Дальше включались правительство, Госкомитет по военно-технической политике, "Росвооружение", "Промэкспорт", предприятия -- производители вооружений. Все было подчинено одной цели -- сконцентрировать мощь государственной машины на реализации экспортных программ. Злые языки усматривали и цель неафишируемую -- контроль за финансовыми потоками оборонки. 
-- Мы начинали с чистого листа, не были отягощены стереотипами, поэтому по ряду показателей быстро превзошли мировые стандарты,-- скромно признает Кузык. По его настоянию особое внимание уделяли маркетинговым исследованиям. Именно тогда -- с санкции соответствующих органов -- Россия впервые стала применять массу новых форм продвижения оружия на экспорт, вплоть до подкупа нужных людей, как это принято в подавляющем большинстве стран, успешно торгующих вооружениями. 
При Кузыке были разработаны семь региональных программ действия России на различных сегментах мирового рынка оружия. Они касались Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Индии, Китая, Европы. По делам службы Кузык встречался с Асадом, Мубараком, Абдель Азизом, Сухарто, Клиридисом, Пиночетом. Итогом всей этой работы стало то, что к традиционным партнерам -- Индии, Китаю -- стали добавляться новые страны. Много шума наделал контракт на поставку Малайзии 18 истребителей МиГ-29. И дело было не в том, что Россия заключила полумиллиардную сделку: в ВПК сплошь и рядом случались миллиардные. Важно было выйти на новый рынок, где до того хозяйничала Америка. Последовали контракты с Кипром (по зенитным ракетным системам С-300ПМУ1), Израилем (по самолету дальнего радиолокационного наблюдения А-50), Колумбией, Бразилией, Египтом, Алжиром, Южной Кореей, Кувейтом... 
В 1996 году экспорт российского оружия достиг рекордной величины -- $3,6 млрд. По данным Стокгольмского института проблем мира, Россия тогда по объемам поставок оружия вышла на второе место в мире. 
Изменилась и номенклатура экспорта. Россия стала предлагать своим партнерам самые современные образцы вооружений. В частности, истребители семейства МиГ-29 и Су-27, вертолеты Ми-17, Ка-50 "Черная акула", танки Т-80, Т-90, боевые машины пехоты БМП-3, реактивные системы залпового огня "Смерч", зенитные ракетные комплексы и системы "Тор", "Бук", "Тунгуска", "Игла", подводные лодки класса "Кило", получившие славу "черных дыр в океане". 
Многие специалисты считают, что экспорт оружия был в то время единственной возможностью сохранить уникальные конструкторские бюро, НИИ, оборонные производства -- собственная армия закупать вооружение фактически перестала. 
Чем больше активничал Кузык, тем внимательнее к нему была пресса. В СМИ появились статьи о виллах Кузыка на Канарах, о счетах в швейцарских банках, о возбужденных уголовных делах. Разразились громкие скандалы о махинациях в торговле оружием, где наряду с гендиректором "Росвооружения" Александром Котелкиным упоминались и имена его кремлевских покровителей. Впрочем, для Бориса Кузыка они закончились ничем -- уже после отставки Александра Котелкина с поста гендиректора "Росвооружения" (он был фигурантом уголовного дела) Кузык еще долго работал помощником Ельцина по ВТС и ушел из Кремля только весной 1998 года. 
Я от дедушки ушел Кузык уверяет, что покинул кремлевские апартаменты по собственному желанию. И даже уговаривал президента подписать его прошение об отставке. Впрочем, не исключено, что расстаться с кремлевским кабинетом подсказала интуиция. Пришли новые люди -- зачем ждать, пока тебя попросят? К тому же, как признался Борис Николаевич, новая президентская команда и ее идеи не во всем устраивали его самого. Шесть кадровых перетрясок пережило за последние годы Главное управление международного военного сотрудничества Минобороны РФ, пять раз менялось руководство ведущего российского спецэкспортера -- госкомпании "Росвооружение". Между тем экспорт вооружений по своей природе обречен быть консервативным. После очередных встрясок зарубежные заказчики просто не знали, кто в стране отвечает за военно-техническое сотрудничество. 
ВПК: подъем переворотом Говоря о механизмах своего влияния, Борис Кузык не особенно скрывает, что сохранил кремлевские связи. Подобно большому Борису Николаевичу, "святому президенту", наш герой совершил в свое время паломничество в Иерусалим. А Патриарх Всея Руси Алексий II даже благословил его начинания по подъему предприятий отечественной промышленности. Кузык поддерживает дружеские контакты и с Юрием Лужковым. В окружении Бориса Николаевича утверждают, что шеф делал все возможное, чтобы погасить конфликт Кремля с мэрией. Но обстоятельства тогда оказались сильнее. 
Сейчас обстоятельства диктуют централизацию торговли оружием -- госкомпания "Росвооружение" уже слилась с "Промэкспортом", образовав "Рособоронэкспорт". Президент подписал указ о создании холдингов. Начала складываться система ВТС, за которую так ратовали Кузык и его команда. По предварительным оценкам, до конца года Россия экспортирует оружия и боевой техники почти на $4,5 млрд. Поставки российского оружия на внешний рынок обещал курировать лично Владимир Путин (вместо "семьи" и Бориса Ельцина). С другой стороны, "семейные" ценности -- вечные. Остается ведь в команде нынешнего президента Роман Абрамович, работавший и при Борисе Ельцине. Вот и Борис Кузык вроде как сыграл на опережение -- выполнил указ президента до его появления, создал мощный военно-промышленный холдинг. 
Так что не исключено, что коллекцию Бориса Кузыка скоро пополнят новые фотографии, а может, и должности. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации