Борьба с нелегалами как стихийное бедствие. Воробьев, Путин, Ромодановский, Собянин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Проблема в том, что из 10-12 млн мигрантов, проживающих в России на сегодня, легально существует не более 2 млн. И это известно не год и не два. Эффективность мероприятий, проводимых в последнее время, вызывает много споров и сомнений как у экспертов, так и у рядовых граждан страны. Сменяются позиции представителей власти, на решение вопросов с мигрантами кидаются многомиллионные средства, однако пока проблема не только не решена, но и начинает проявлять все признаки стихийного бедствия.

894D0BA6-593A-4FAA-B037-C582E90DCFAD w640 r1 s cx0 cy9 cw0.jpg

Признак 1. Гетто будут существовать

CvjYVmWM-234.jpg

События последних дней, связанные с нелегалами в Москве и Московской области, упрямо заставляют думать о том, как и по какому пути пойдет жизнь тех, кто оказался по две стороны от колючей проволоки. Палаточный лагерь в Гольяново свернули, а всех его обитателей, наконец, перевели в стационарный центр содержания иностранных граждан в поселке Северный.

Управление охраны общественного порядка столичного главка пригласило СМИ посмотреть, в каких условиях содержатся мигранты, доставленные сюда из палаточного лагеря, однако особых перемен не ощущалось — вьетнамцы попросту сменили палатки в Гольяново на палатки в поселке Северный. За воротами с колючей проволокой все тот же палаточный городок, та же машина Мосводоканала с питьевой водой.

Журналистам объяснили — центр содержания иностранных граждан рассчитан только на 400 мест и по-прежнему переполнен. «Сейчас внутри центра находится 496 человек, остальные 87 — в палаточном городке. Всего в поселок Северный переведено 355 бывших обитателей Гольяново», — рассказал начальник Центра содержания иностранных граждан, подполковник полиции Дмитрий Сухов «Росбалту».

При этом, как пояснил заместитель председателя Общественного совета при ГУ МВД России по Москве, председатель наблюдательного совета Общероссийского фонда «Офицеры России» Антон Цветков, перевод был осуществлен, в основном, для удобства сотрудников правопорядка, ведь полиции довольно сложно было работать на два объекта.

Цветков добавил также, что «по мере освобождения мест в центре временного содержания люди из палаток будут перемещаться в центр, но, поверьте, большинство из них предпочло бы жить в палатках, на свежем воздухе, чем в камерах». Но это о тех, кто в силу обстоятельств оказался по одну сторону колючей проволоки. А что с другой стороны?

Накануне в Егорьевском районе Московской области был отменён референдум, касающийся размещения лагеря для мигрантов. Ранее, напомним, врио губернатора Андрей Воробьев озвучил такую возможность. Тем более что в начале августа саму идею проведения опроса жителей инициировал глава Егорьевского района Михаил Лавров. Дело в том, что в районе и так действуют СИЗО, областная психиатрическая больница, детский дом, два психоневрологических интерната.

Однако Прокуратура опротестовала проведение референдума, ссылаясь на то, что решение подобных вопросов относится к компетенции органов государственной власти. Именно эту позицию озвучил глава Мособлизбиркома Ирек Вильданов: «Если все будут отказываться — где размещать лагеря для мигрантов? А это надо делать». Вероятно, ни один из инициаторов строительства лагеря в Егорьевске не живет в этом районе, иначе, вопрос стоял бы иначе.

Тем временем в голосовании на сайте районной администрации при 9000 голосов против лагеря на 24 августа был лишь один проголосовавший «за». Но после того, как районные власти назвали это манипулированием мнением за полдня результаты неожиданно изменились: «за» проголосовали свыше 13 тысяч человек. Остается удивляться, как быстро меняется сознание общества!

Признак 2. Во всем виноваты работодатели

Интересно, что антимигрантская кампания, проводимая столичными властями при поддержке московской полиции, не ограничится палаточными лагерями на окраинах Москвы. Вектор борьбы с нелегальной миграцией будет смещен в сторону работодателей, нанимающих нелегалов. По данным РБК daily, главный московский полицейский Анатолий Якунин поручил своим подчиненным выяснять у пойманных мигрантов, на кого они работают. После этого полицейские станут находить бизнесменов и возбуждать против них уголовные дела.

Миграция, безусловно, остается одной из самых обсуждаемых проблем в преддверие выборов московского мэра 8 сентября. Наведение порядка легло на плечи начальника ГУ МВД по Москве Анатолия Якунина: именно он курировал реализацию спорной инициативы о размещении нелегалов в специально созданных лагерях-«гетто» на окраинах Москвы. Но, как стало известно РБК daily, одними рейдами по рынкам и стройкам и доставлением нелегалов в эти лагеря с последующим выдворением из страны деятельность московской полиции не ограничится.

«Существующие механизмы борьбы с нелегальной миграцией, ограничивающиеся составлением административных протоколов и задержанием лиц, не позволяют нам в полном объеме защищать интересы граждан. Мы должны изменить нашу тактику, сконцентрировать усилия на возбуждении уголовных дел, прежде всего в отношении недобросовестных работодателей», — заявил начальник московской полиции на прошедшем на днях совещании руководящего состава.

По данным РБК daily, в подразделения полиции уже разослано указание о нацеливании сотрудников на поиск тех, кто дает работу нелегалам. «Рейды не прекратятся, изменится механизм действий после поимки нелегала: если сейчас его пробивают по базам, а потом направляют в лагерь и позже депортируют, то акцент будет смещен на выяснение, где он трудится, и последующий розыск его работодателя», — прокомментировал источник РБК daily в столичном главке. За содействие органам правопорядка некоторых нелегалов могут даже отпустить. «Понятно, что это будет неофициально, но такая система поощрения может сработать», — считают в московской полиции.

Но ведь работодатели, использующие дешевую силу гастарбайтеров, существуют тоже не первый год. То, что увеличиваются миграционные потоки в страну, было известно еще в начале 2000-х, но что-то тогда никто не озадачился законодательными инициативами и строительством заслона от будущих проблем. Почему не встал этот вопрос тогда, когда москвичи и жители Подмосковья стали терять работу еще год назад из-за наплыва мигрантов? Что это? Недальновидность политиков или их халатность? Или это политтехнология, которая проявит себя уже в ближайшем будущем?

Признак 3. В тюрьму в «интересах граждан»

A0875d1c81ddada2411b3bba1652edc8.jpg

Глава думского комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев вторит порыву столичной полиции в колонке в газете «Комсомольская правда», где он написал о необходимости «ужесточения мер воздействия на работодателей, которые используют труд нелегалов». «Речь должна идти о серьезных сроках тюремного заключения и не просто о больших, а о разорительных штрафах. Правда, предлагает провести различие между теми, кто использует нелегальных мигрантов в промышленных масштабах, создавая рабовладельческий уклад в нашей экономике, и простыми гражданами, которые решили использовать мигрантов на собственной даче или в огороде (к ним такие суровые меры применяться не будут. Вероятно, осенью Госдума займется соответствующими законодательными изменениями. Надо было, чтобы прошло более десяти лет, чтобы такая идея пришла в голову законодателям.

При этом председатель Общественного совета при ГУ МВД по Москве Ольга Костина считает, что МВД не стоит ждать депутатов, а следует самим разработать законопроект, ужесточающий санкции для работодателей. «Небывалый всплеск в поимке мигрантов, эти лагеря — это все борьба не с причиной, а с последствиями: задержание и выдворение мигрантов может быть бесконечным процессом и довольно мучительным, — считает она. — Необходимо, чтобы люди, которые занимаются фактически работорговлей, лишались как минимум своего бизнеса, а как максимум свободы».

Юристы указывают на то, что полицейским нелегко придется с доказательной базой. «Уголовная ответственность наступает не просто за наем нелегала, а за помощь ему в пересечении границы, предоставление жилья и другие услуги, то есть за полноценный прием иностранного работника по вахтовому методу работы, — говорит старший юрист юргруппы «Яковлев и партнеры» Антон Алексеев. — Зафиксировать все это документально будет проблематично». Если же это сделать все-таки удастся, то, по словам адвоката юркомпании «Хренов и партнеры» Сергея Клименко, таким работодателям грозит до семи лет лишения свободы и штраф до 500 тыс. руб.

Слабо верят в успех полицейской «спецоперации» и в предпринимательском сообществе. «Механизм односторонний. Я не верю, что он может привести к желанному эффекту. Необходимы прозрачные правила игры, в противном случае это просто приведет к усилению коррупции. Понятно, что проблем с мигрантами много. Но у нас вводятся правила, которые на практике не применяются и не действуют. Например, то же обязательное знание мигрантами русского языка и прочее», — считает глава «ОПОРА России» Александр Бречалов.

Опять риторический вопрос: всех ли работодателей это будет касаться? Кто разработает правила этой игры, и что в очередной раз потеряет народ?

Признак 4. Гетто как гетто

PFdBrh3z-650.jpg

Вот что рассказали журналисты «Росбалта».

В самом центре мигранты живут в камерах, рассчитанных на 2-12 человек. Распределяются по камерам иностранцы по половому и национальному признаку. Из камер они выходят раз в день на прогулку и раз в неделю «на помывку». Хотя, полицейские отмечают, что женщин мыться водят чаще. При центре есть прачечная, поэтому стирать как обитателям стационара, так и живущим в палаточном лагере, самим не приходится. Кормят всех, как положено, три раза в день. Еду привозит комбинат питания, который раньше поставлял продукты школьникам. Для тех, кто живет под открытым небом, для приема пищи установили отдельную палатку. Рядом с ней — краны с питьевой водой.

CvjYVmWM-650.jpg

Сами вьетнамцы на жизнь в палатках не жалуются, и, как и прежде, твердят, что очень хочется домой. Однако, как выяснилось, не все зависит от полиции. Как правило, депортация занимает от 10-20 дней, но может растянуться до трех месяцев и дольше. Все зависит от того, когда посольство оформит своим гражданам необходимые документы.

«Людям нужны справки о возвращении на родину, и посольство в течение нескольких дней могло спокойно их подготовить. Столичное правительство, по сути, за несколько дней сформировало целый палаточный городок со своей инфраструктурой, а посольство не может предоставить формальные документы, чтобы отправить этих людей за счет Российской Федерации на их родину», — посетовал Цветков.

Признак 5. Бардак продолжается

Прогнозировать, насколько быстро посольство выполнит свою часть работы представители столичного главка не берутся, и большинству из обитателей палаточного лагеря, очевидно, придется еще какое-то время жить под открытым небом. Правда, долго их держать в палатках тоже нельзя — на носу осень, ночные температуры снижаются.

«Сегодняшние реалии говорят о том, что нужен еще один центр примерно на 2 тыс. человек», — считает Цветков.

Правда, как говорит «Росбалт» , ссылаясь на источники, близкие к правоохранительным органам, столичный главк уже поставил перед московской мэрией вопрос о выделении здания под центр или строительстве нового, но решится он, скорее всего, не сегодня, и даже не завтра. А пока единственный центр содержания иностранных граждан переполнен, девать новых мигрантов-нарушителей некуда, и масштабные проверки рынков, скорее всего, поубавят обороты.

Но хуже всего будет, когда и этот центр будет передан в ведение ФМС. «Мы готовы к зачисткам на рынках, и даже сейчас могли бы активно продолжать эту работу, но размещать нелегалов некуда. Когда и этот центр перейдет в ведение ФМС, миграционщики вполне могут сказать, что мест у них не хватает и вот этих и этих они у нас не примут. А нам их куда девать?» — недоумевает собеседник «Росбалта», пожелавший остаться неизвестным.

Вообще, для совместной работы трех ведомств, (сейчас нелегальными мигрантами занимаются полиция, ФМС и судебные приставы), необходимо грамотно выстроить администрирование, но никаких шагов в этом отношении пока не предпринимается — по крайней мере, собеседнику агентства о них не известно. Вот и получается, что один отвечает за пуговицы, другой — за рукава, третий — за воротник, но никто — за костюм в целом.

«Если этот вопрос не решить, мы так и будем вести себя с мигрантами как при стихийном бедствии — нахватали мигрантов, разбили лагерь. Но дело в том, что стихийное бедствие предсказать нельзя, а вот ситуация с нелегальной миграцией возникла не вчера и масштаб бедствия все себе прекрасно представляли. Так почему же мы действовали, как при пожаре?» — негодует президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин.

При этом он подчеркнул, что полиция и МЧС сработали хорошо, а вот ФМС в очередной раз выступила неудачно.

Знаю, многие у нас любят кричать: «Всех мигрантов на историческую родину», однако последние события еще раз показали, что мы не то, что со всеми, с какой-то тысячей мигрантов справиться не в силах.

Признак 6. Мигранты уходят в подполье

«Радио Азаттык» недавно рассказало такую историю.

Приехав в Россию в 2004 году, 38-летний узбек Бек Тахиров долгое время нелегально работал грузчиком на складе алкогольных напитков. Два года назад он завершил длительный процесс подачи заявления на российское гражданство и сейчас работает в Санкт-Петербурге — днем переводчиком, а ночью охранником.

Свой опыт он использует, помогая вновь прибывшим землякам-мигрантам сориентироваться во всё более сложном поиске работы.

— С каждым годом становится всё труднее. Раньше легко было быстро найти работу. Не нужно было даже никаких документов. Сейчас вы заполняете все эти документы, и вас всё равно могут обмануть и кинуть. Везде обман, — говорит Бек Тахиров.

98CBF7EE-308A-40C9-BA83-71CD20425422 w268 r1 cx0 cy0 cw0.jpg
Мигрант из Узбекистана, работающий дворником в Санкт-Петербурге. 8 августа 2012 года.

Этот обман может включать невыплату зарплаты, огромные взятки для получения разрешения на работу или произвольные задержания полицией.

По мнению некоторых экспертов, такие условия приводят к тому, что легально в стране работают только два миллиона из предполагаемых 10—12 миллионов трудовых мигрантов, в большинстве своем выходцев из бывших советских республик Центральной Азии.

А эксперты тем временем считают, что в политике России по трудовой миграции имеется множество противоречий. С одной стороны, Кремль хотел бы получать налоговые доходы, которые бы платили легализованные иностранные работники. Власти также понимают, что мигранты необходимы России в качестве рабочей силы в связи с тенденцией старения населения.

В то же время, усиливающееся антииммиграционное настроение, плохое исполнение действующих законов и процветающая теневая экономика, которой необходимы незаконные работники, препятствуют мигрантам легализовать свой статус.

По мнению Василия Кравцова из московской организации «Миграция. XXI век», препятствий для мигрантов становится больше.

— К сожалению, всё направлено против людей, которые хотят законно работать, переселиться и получить гражданство, — особенно за последние два года, — говорит Василий Кравцов.

Василий Кравцов — один из разработчиков Концепции государственной миграционной политики России до 2025 года, утвержденной президентом страны в июне 2012 года. В ней миграция признаётся позитивным фактором для российской экономики, властям рекомендуется облегчить барьеры для иностранных рабочих и способствовать интеграции мигрантов в российское общество.

Однако на практике данная концепция не выполняется, считает Василий Кравцов.

— Концепция получилась довольно интересной, новаторской, актуальной. Но какой смысл в том, что ее приняли, если, к сожалению, ничего не меняется? Я, к примеру, не вижу никаких сдвигов. Стало больше легальных мигрантов? Стало проще переселенцам получить гражданство и интегрироваться в общество? Нет. Спрашивается: для чего тогда концепция? — говорит Василий Кравцов.

Признак 7. Рост ксенофобии

Продолжая тему, «Радио Азаттык» делает упор на рост ксенофобии в стране. Во время прошлогодней президентской кампании, к примеру, президент России Владимир Путин призвал ужесточить законы по обязательной регистрации мигрантов. Он также выступил за введение экзамена по русскому языку, истории и культуре как условия для возможности работать в стране. Это предложение уже стало законом.

В ноябре Россия отменила подписанное в 1996 году соглашение с Кыргызстаном, по которому кыргызские граждане могли получить российское гражданство в упрощенном порядке.

В ежегодном обращении к парламенту страны в декабре 2012 года Владимир Путин призвал ужесточить наказание за незаконную миграцию и сказал, что мигранты должны въезжать в страну только по международным паспортам. Ранее жители некоторых бывших советских республик могли въехать по внутренним удостоверениям личности.

Жанна Зайончковская — заведующая лабораторией миграционных исследований Института народно-хозяйственного прогнозирования Российской академии наук — считает, что подобные действия и высказывания направлены на удовлетворение ксенофобских настроений в российском обществе: «Не считаю, что такая жесткая риторика идет на пользу стране, поскольку она пугает мигрантов. У них работают свои внутренние мигрантские информационные сети, они передают новости друг другу. Это может сбить миграционный поток, — считает Жанна Зайончковская. По ее мнению, еще одной причиной, усложнившей для многих мигрантов возможность легально работать в России, являются отголоски мирового экономического кризиса, существенно повлиявшего на строительный сектор. В качестве ответной меры российские власти почти в два раза сократили количество выдаваемых разрешений на работу, и это привело к тому, что вынудило многих мигрантов уйти в теневую экономику.

5575F02C-19C9-42D5-A8D8-981FEFF85A8F w268 r1 cx0 cy0 cw0.jpg
Мигрант-нелегал из Узбекистана в полицейском участке на Казанском вокзале Москвы. 24 января 2012 года.

Не благоприятствует и действующий политический климат. Согласно опросу, проведенному в ноябре 2012 года независимым «Левада-центром», 65 процентов россиян хотели бы видеть меньше мигрантов в стране, 73 процента опрошенных поддерживают депортацию нелегальных мигрантов.

Бек Тахиров не надеется на скорое улучшение ситуации: «Законно не сможете найти работу. По телевизору показывают, что всё нормально, но здесь тяжело, на самом деле это рабский труд. Для мигрантов. Но они довольны, потому что зарабатывают здесь 500—600 долларов и отправляют домой. Для узбеков и таджиков это большие деньги».

Признак 8. Клюка за 1,5 млрд рублей

Напомню, что еще в мае этого года был озвучен проект по созданию так называемых центров толерантности. Идея появилась еще в марте, а их строительство Минрегионразвития собирается начать уже в 2014 году. Объекты должны появится в Ростове-на-Дону, Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Иркутске, Санкт-Петербурге, Омске, Томске, Новосибирске, Биробиджане и Хабаровске. На реализацию проекта планируется выделить 1,5 млрд рублей.

Но напомню также, что если проект создания центров веротерпимости не вызвал энтузиазма среди религиозных деятелей, то обновленная концепция создания центров толерантности вызвала скепсис уже среди светских персон. Например, главу комитета Госдумы по делам национальностей Гаджимета Сафаралиева смутило само название подобных центров. Лидера справедливороссов Сергея Миронова озадачила сумма, выделяемая на реализацию проекта. «Когда речь идет о многонациональных отношениях в нашей стране, нужно серьезно рассматривать те или иные предложения, но как только речь идет о каких-то огромных суммах, на создание каких-то центров, мы понимаем, что деньги украдут, что-то построят, но ничего не изменится», — заявил он журналистам.

С этим мнением согласен и председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, который считает, что вместо строительства сомнительных объектов лучше усиливать идеологическую работу с людьми. «Когда возникает разговор о стройке, у чиновников сразу появляется желание устроить себе личный проект. А уж как у нас строят за госсредства, мы неоднократно видели в Сочи и в других регионах. Это ведь проблема идеологическая, поэтому и продукт должен быть идеологическим», — рассказал он.

Так что в связи со всем, как говорится, вышеизложенным, возникает вопрос: «Ну и что мы будем делать с «духовными скрепами»?

***

Подводить итоги пока рано, но уже сейчас становится ясно, что последние мероприятия, проводимые в борьбе с нелегалами, на поверку являются лишь прикрытием. Вопрос, что прикрываем?

Американские специалисты недавно предложили называть стихийные бедствия именами политиков. Раньше, с 1954 года, ураганы называли там женскими именами, с конца 70-х появились мужские. Но очень многие события, влекущие за собой последствия стихийных бедствий, связаны с конкретными именами. Интересно, в связи с миграционным цунами чье имя будет носить это социальное явление?

Автор не претендует на окончательный список признаков стихийного бедствия.

Ранее о борьбе с нелегальными мигрантами на FLB:

«Миграционная мафия обрубает концы», «Садоводу» дали время на посадки», «Резервация без пролонгации и депортации», «Три «предателя» на всю столицу», «Матвеевскому рынку нашелся «крышеватель», «Двигатель экономики» перемещается в палаточный лагерь», «Стражи порядка не устояли в рыночной стихии», «Полиции уточнили состав преступления», «От Матвеевского рынка ждут результатов», «Матвеевские» страсти», «Полиция несет потери на рынках», «Матвеевский рынок взялся за ножи», «Дагестан проломил Москве голову», «Пределы толерантности»., «Узбекский дворник» в предвыборной гонке», «Миграционная точка невозврата»
"