Братва генерала Купцова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::23.07.01

Братва генерала Купцова

Что связывает руководителя столичной милиции с одной из самых кровавых банд Москвы

Шесть лет, целых шесть лет, бесчинствовала в Москве одна из самых страшных банд последнего времени — гольяновская преступная группировка

Александр Хинштейн

Converted 11852.jpg[...] Человек, о котором пойдёт сейчас речь, вполне может стать начальником всей московской милиции. (По крайней мере при прежнем руководстве МВД кандидатура его на эту ДОЛЖНОСТЬ активно рассматривалась.)

Генерал-майор Василий Купцов Первый замначальника столичного ГУВД. Своего рода Жеглов нашего времени.

Это Жеглов совершенно нового типа. Жеглов, который ходит с бандитами в баню. Принимающий от них «подарки». Жеглов, который покрывает убийц и грабителей, вытаскивает их из камер, спасает от суда и следствия.

Шесть лет, целых шесть лет, бесчинствовала в Москве одна из самых страшных банд последнего времени — гольяновская преступная группировка. На её совести — более сорока жизней. Эти жизни можно было бы спасти. Будь банда обезврежена не в 98-м, а раньше, когда она ещё только зарождалась, эти сорок человек остались бы живы. Если бы не генерал Купцов.

Помните: «Проводи его, Шарапов... До автобуса...»?

Из досье: Василий Николаевич Купцов — первый заместитель начальника ГУВД Москвы, начальник службы криминальной милиции. Генерал-майор. В органах внутренних дел с 1974 г. Работал начальником 51-го отделения милиции, занимал руководящие должности в Первомайском РУВД г. Москвы, был замначальника столичного ОБХСС, зам-начальника МУРа. В 1994—1996 гг. — начальник МУРа, в 1996—1999 гг. — замначальника ГУВД г. Москвы.

О коррупции в милицейской среде написано немало. Но такого, кажется, ещё не было. Чтобы милицейский генерал, один из руководителей столичного ГУВДа, прикрывал банду — не каких-то связанных с криминалом коммерсантов, не таможенные терминалы или магазины, а натуральную банду убийц и грабителей...

Поверить в это трудно. Но поверить придётся. Каждое написанное мною слово, каждый приведённый факт я готов доказать документами, свидетельскими показаниями, рассказами очевидцев... И не только я, ведь об удивительной дружбе генерала Купцова с гольяновской братвой знают десятки сотрудников милиции, прокуратуры, ФСБ. О дружбе, которая обошлась в сорок с лишним человеческих жизней...

Из уголовного дела № 034814-А:

«...6 марта 1996 г. Бурий, выполняя указание главаря банды Шенкова М.Н., произвёл три выстрела из пистолета калибром 6,35 мм в голову Кочеткова С.В. Труп Кочеткова члены банды вывезли в лесной массив у деревни Елево Можайского района Московской области, облили бензином и подожгли...

..Дождавшись прихода Маковского РЛ., когда тот сел в принадлежащий ему автомобиль марки «Мицубиси-Паджеро» (госномер К 645 НС 77), с целью убийства Шенков и Бурий произвели по Маковскому не менее восьми выстрелов. От полученных ранений Маковский скончался на месте...

...28 октября 1996 г., на пересечении ул. Мишина и Б. Коленчатого переулка, Шенков М.Н., Бурий и Солоненко, с целью убийства, маневром своего автомобиля перекрыли дорогу двигающейся автомашине, в которой находился Карташов С.П. Бурий нанёс не менее восьми ударов ножом водителю Горбунову Н.Е. в область грудной клетки. В это же время Шенков и Солоненко нанесли сидевшему в салоне Карташову не менее чем по три удара ножом каждый...»

То, что вы прочитали, — лишь малая толика преступлений, совершённых гольяновской бандой. Их гораздо больше: убийства, теракты, похищения людей, вымогательства.

К ним пытались подобраться не раз. Всякий раз — безуспешно.

Разваливались уголовные дела. Исчезали вещдоки и следственные документы.

Бандиты, арестованные с поличным, ещё не успев попасть в камеру, тотчас же выходили обратно на волю. Словно какая-то таинственная, но очень могущественная сила оберегала их покой.

Для того чтобы развеять эти волшебные чары, потребовалось личное вмешательство руководства МВД и ФСБ.

Почему? Сейчас узнаете...

Четыре года назад по Восточному округу прокатилась серия заказных убийств. В октябре 96-го был расстрелян проректор по капстроительству Российской государственной академии физической культуры и спорта М. Бодин (на территории академии находится один из крупнейших в округе вещевых рынков). В декабре 97-го — начальница территорального объединения Москомзема по округу А. Лукина.

Убийства эти объединяло многое: во-первых, общий почерк. Во-вторых, мотивы. Ведь от каждого из погибших зависела работа вещевых рынков, коих расплодилось в Восточном округе превеликое множество, а рынки — это всегда огромные и никем не контролируемые деньги, чёрный нал.

Кто «держал» окружные рынки? Кто собирал дань с торговцев, наводил и устанавливал здесь свои порядки? В МВД это знали прекрасно: гольяновская преступная группировка. Накануне нового, 1998 года, сразу после убийства Лукиной приказом исполняющего обязанности министра внутренних дел Маслова создается оперативный штаб для расследования «земельных» убийств и ликвидации гольяновской ОПГ. В него вошли сотрудники МВД, ГУВД, прокуратуры и ФСБ. Эта срочность объяснялась ещё и тем, что, по оперативной информации, гольяновская банда была причастна к покушению на вице-мэра Москвы Валерия Шанцева.

Последний факт, впрочем, доказать так и не удалось. Но сыщики с лихвой компенсировали это «упущение». В считанные месяцы банда была разгромлена, большинство её членов оказались за решёткой.

Почему она бесчинствовала так долго? Почему всё это время никто не пытался её остановить? Ответы на эти вопросы члены штаба получили, как только задержанные начали давать показания. Фамилия бандитского покровителя всплыла буквально на втором или третьем допросе...

Я не знаю, что испытали члены штаба, когда услышали эту фамилию. Наверное, это очень страшно. Как будто рушится всё.

Всё, что составляло смысл твоей жизни. Всё, что казалось таким простым и понятным... По-моему нет ничего ужаснее, чем предательство. Оно убивает то, что возродить невозможно — веру Правда, за это у нас не судят. Даже, напротив, отправляют на повышение...

Но тогда ещё члены штаба по наивности думали иначе. Получив первые же показания на Купцова, следователи штаба направили в адрес начальника Управления собственной безопасности МВД России письмо, где сообщили о странной дружбе милицейского генерала с бандитами и убийцами. Однако в МВД о дружбе этой знали уже давно...

Что объединяло милицейского генерала и гольяновских бандитов? Прежде чем рассказать об этом, следует хотя бы в двух словах поведать, что представляла собой знаменитая гольяновская ОПГ.

...Всё началось с карате. Именно в кружке карате пересеклись в далёком уже 82-м году дорожки будущих создателей банды - Игоря Вугина и Максима Шенкова. Первый тренировал второго.

На какое-то время они потеряли друг друга из виду. Встретились лишь в конце 80-х. Вугин уже вовсю занимался бизнесом. Шенков только-только демобилизовался. Парень он был крепкий, служил в десанте, такие ребята его бывшему тренеру были нужны позарез. «Вугин предложил мне создать банду, — покажет потом на следствии Шенков. — Вначале ко мне примкнули мои школьные друзья и друзья, с которыми я занимался спортом, впоследствии к нам присоединились другие. Оружие доставали стихийно, деньги на содержание банды давал Вугин».

Первое время группа Шенкова занималась в основном охраной Вугина и разборками с другими «бригадами». Но аппетит приходит во время еды. Постепенно шенковцы перешли к делам более серьёзным. Обложили данью лоточников на Тверской. Стали прибирать к рукам других коммерсантов. А потом и вовсе пустились в одиночное плавание. Теперь это была уже не какая-то «бригада», а профессиональная, хорошо вооружённая преступная группировка с огромными возможностями. Под контроль были взяты вещевые рынки в Восточном округе, магазины, коммерческие структуры.

Во многом, если не сказать больше, своим «взлетом» бандиты были обязаны счастливым знакомством с полковником ФСБ Игорем Кушниковым. Произошло это в 92-м году Кушников, как и подобает чекисту, мыслил масштабно. Он предложил создать на базе банды частное охранное предприятие. Ход нетрадиционный, но очень удачный. Во-первых, бандиты получали возможность контролировать рынки не только юридически, но и фактически; между ЧОПом и администрацией спорткомплекса «Измайлово», на территории которого располагался один из крупнейших в округе вещевых рынков, был заключён договор об охране.

Во-вторых, отныне они, без боязни, могли носить оружие.
Так кадровый чекист, зам начальника отдела Информационно-аналитического управления ФСБ Игорь Кушников стал идеологом банды. Он принимал самое непосредственное участие в организации и подготовке многих преступлений. Снабжал бандитов спецталонами, которые запрещают ГАИ досматривать машины, выдавал им удостоверения сотрудников ФСБ и МВД, оснащал спецтехникой. На своём автомобиле лично доставлял им оружие, нередко прямо к месту преступления. Если бы не полковник Кушников, «гольяновские» никогда не стали бы теми, кем стали. Правда, в этом заслуга не только его одного...

12 ноября 1993 года в районе Дербеневской набережной сотрудники ГАИ остановили проехавшую на красный свет «Вольво».

«Все нормально, свои», — сидящий за рулём человек помахал красной книжечкой с тиснёной золотом надписью «Министерство безопасности России». От чекиста за версту разило перегаром.

Инспектора были люди опытные. Что-то подозрительное показалось им в этом человеке. На всякий случай, они попросили документы на машину. И тут произошло невероятное. «Чекист» вытащил из кармана увесистую пачку долларов. ГАИшники переглянулись. Подобное в их практике встречалось впервые. Если уж сотрудник спецслужбы достал удостоверение, откупаться ему и в голову не придет.

Водитель был доставлен в ближайшее отделение в ОВД «Павелецкий». При личном досмотре у него обнаружили пистолет «ПМ» и 3 тысячи долларов.

«Сонис Александр Маркович», — было написано в его служебном удостоверении...

Не буду интриговать вас дальше. Скажу сразу, что гр-н Сонис никакого отношения к Лубянке не имел. Это был один из активнейших членов гольяновской ОПГ по кличке Малыш. Удостоверение ему выписал уже известный нам сотрудник ФСБ Кушников. Фальшивку милицейские опера почувствовали с ходу. Удостоверение было заполнено не каллиграфическим, как положено, почерком, а чуть ли не каракулями. Несмотря на все крики чекиста, изъятый пистолет они тут же отправили на Петровку, для проверки, а самого Сониса задержали на трое суток. Следователь ОВД «Павелецкий» возбудил уголовное дело по статье 218 Уголовного кодекса (незаконное ношение оружия). И сидеть бы Сонису, как миленькому, если бы не начались дальше совершенно фантастические . события. Буквально через пару часов бандит Сонис был выпущен на свободу вместе с пистолетом и фальшивым удостоверением. Из отделения его забрал чекист Кушников.

Я читал объяснения милиционеров из ОВД «Павелецкий». В подобные сказки поверит только ребёнок. Якобы они освободили задержанного, потому что контрразведчик уверил их, что Сонис — тоже чекист.

Это при том, что в своих показаниях Сонис путался с самого начала. Утверждал, например, что является сотрудником службы охраны Президента РФ (хотя удостоверение-то было МБ России!) Одно это уже должно было насторожить милиционеров. Не насторожило. Почему-то они не удосужились проверить по милицейской картотеке и пистолет, изъятый у лжечекиста. А ведь достаточно было потратить всего полчаса, чтобы узнать, что пистолет этот был похищен ещё в конце 80-х у сотрудника МВД Армении... Пять лет спустя, в 98-м, уже сидя в СИЗО, Сонис откровенно расскажет, как было дело.

Из заявления Сониса в ФСБ России.:

«В 1993 году в СЗК «Измайлово» Шенков через гендирекгора СЗК Хмеля Л.П. познакомился с нач. УУР ГУВД Купцовым В.Н. Позже он (Шенков) познакомил с ним и Кушникова. Возможно, что в некоторых случаях Купцов оказывал помощь Кушникову и Шенкову.

Когда меня отпустили из милиции по факту удостоверения и оружия, то через некоторое время я тоже познакомился с Купцовым и я передавал ему через Хмеля Л.П. 2 тыс. долларов США в конверте в коридоре СЗК «Измайлово» за помощь в освобожцении (выделено мной. — АД.).» Впрочем, на этом история с изъятым пистолетом не закончилась. Истина известная: висящее на стене ружье обязательно в 4-м акте стреляет... В марте 94-го сотрудники 1-го отделения милиции ЦАО Москвы задержали некоего гражданина Иванова. При нём был обнаружен уже известный нам пистолет Макарова, с которым годом раньше попался Сонис. Как этот ствол оказался в руках Иванова я дело тёмное. Впрочем, это и не важно. Важно другое: дотошные следователи «пробили» пистолет и вышли на историю с арестом Сониса.

Запахло жареным. Ведь стоило лишь чуть-чуть копнуть вглубь, как выяснилось бы, что никакого отношения к Лубянке бандит Сонис не имеет, и пойдёт-поедет. Но тут — о, чудо! — как только следователь вызвал чекиста Кушникова на допрос, ему немедленно пришло письмо с Петровки. Официальный запрос, подписанный лично начальником МУРа Купцовым: «Прошу предоставить в Управление уголовного розыска ГУВД материалы по факту получения сотрудником МБ Кушниковым ИЛ. материалов на Сониса».

Дальнейшее предугадать нетрудно. Естественно, материалы тут же были отосланы на Петровку, и эпизод с освобождением Сониса выпал из уголовного дела. Навсегда...

Итак, мы подошли к самому волнительному в нашей истории моменту: к истокам дружбы генерала Купцова и гольяновских бандитов. Ларчик открывается просто. Они были земляками. Именно в Первомайском районе (теперь это земля Восточного округа) начиналась карьера бывшего водителя троллейбуса Василия Купцова. Он работал в здешнем РУВДе, начальствовал в местном 51-м отделении. Лучше бы он водил троллейбусы... Тогда-то, ещё в 80-е, и подружился Купцов с бессменным директором спорткомплекса «Измайлово» Леонидом Хмелем. Как вы помните, именно на подведомственной Хмелю территории и располагался крупнейший в округе вещевой рынок, контролировали который «гольяновские».

Мог ли Хмель не знать об истинных делах своих охранников? Сомневаюсь. Достаточно сказать, что его заместитель Ефимов был теснейшим образом связан с бандой, через него арендаторы рынка держали контакт с гольяновскими.

«Я видел Купцова В.Н., когда он вместе с Шенковым М.Н. был в бане СЗК «Измайлово». Они беседовали о проблемах Измайловского рынка. С Купцовым В.Н. постоянный контакт поддерживал Кушников ИЛ.», покажет на допросе член банды Сонис по кличке Малыш.

А вот другие показания, сотрудника академии физкультуры и спорта Александра Блеера:
«Хмель, по-моему, в 1994—1995 годах познакомил Купцова с братьями Шенковыми, после этого Шенков стал пользоваться услугами Купцова, а за эти услуги получал от Хмеля и Шенковых денежные вознаграждения». «Денежные вознаграждения» — это понятно. Бесплатно только птички поют. Впрочем, одними деньгами дело не ограничивалось.

«Я знаю, что Шенков передал ему (Купцову — А.Х.) бразильский пистолет «Таурус» в подарок» — заявил на следствии бандит Сонис. «В июле или августе 1995 г. я и Макаров (ещё один член группировки. — А.Х.) прикрывали встречу Шенкова М.Н. с генералом из МУРа, — подтверждает другой член банды, а ныне обвиняемый Руслан Богачев. — Генерал приехал в гражданской одежде. На данной встрече Шенков М.Н. подарил генералу хромированный пистолет «Таурус».

В МУРе есть только один генерал я его начальник. Летом 95-го им был Василий Николаевич Купцов...

Будь на месте Купцова любой другой человек — министр, академик, народный артист, — он мог бы ещё объяснить свою дружбу с Шенковым тем, что знать ничего не знал об истинном его лице.

Но Купцов — не писатель и не учёный. Он — профессиональный сыщик. Когда начиналась эта дружба, как раз возглавил МУР. Купцов просто должен, обязан был знать, кто такой Максим Шенков — Макс Гольяновский. Он не мог не знать о гольяновской ОПГ. И это страшнее всего...

Читать обвинительное заключению по этому делу очень интересно. Будто держишь в руках книжку, в которой не хватает страниц. Не хватает их именно о генерале Купцове. Следователи попросту вымарали из обвинения всё, что касается этого человека. Не по своей, понятно, воле. По команде первых лиц Московской прокуратуры. А вот кто уже приказал столичным прокурорам вывести Купцова из-под удара, остаётся только гадать.

Ведь кто-то же, несмотря на все собранные в ходе следствия материалы, несмотря на то, что на Купцова была заведена оперативная разработка, закрыл на все эти вещи глаза. Помог ему стать первым замначальника ГУВДа, начальником службы криминальной милиции...

Если не знать о Купцове, многое, очень многое в обвинительном заключении, кажется удивительным, непонятным. Почему, например, одни эпизоды расписаны здесь подробно, чуть ли не поминутно, а другие смазаны, затушёваны? Почему многие совершённые бандой преступления не раскрывались сразу же, хотя и заявления потерпевших, и все доказательства имелись, а затягивались, прекращались?.. Если не знать... Но мы-то о Купцове знаем...

1 июля 1997 года более 15 членов банды, вооруженных палками, кусками труб, монтировками и ножами, ворвались на территорию мелкооптового рынка «Риком». Предводительствовал ими Максим Шенков.

Бандиты накинулись на администраторов рынка Тарасенко и Эйнуллаева, начали избивать их и резать ножами (впоследствии врачи насчитают на теле Эйнуллаева 20 колото-резаных ран, на теле Тарасенко — 8). Если бы не охранники рынка, подоспевшие на крик, и Тарасенко и Эйнуллаев отправились бы наверняка к праотцам.

Уже потом бандиты признаются, что в самом деле хотели убить администраторов. Зачем? Те помешали гольяновским обкладывать рыночных торговцев данью.

Казалось бы, всё понятно. Эйнуллаев и Тарасенко написали заявления в милицию. Найти и опознать преступников — дело пяти минут. Однако снова начинаются удивительные вещи. В милиции уголовное дело возбуждать почему-то не захотели (его возбудят только через 10 дней, да и то после вмешательства окружной прокуратуры). Никто почему-то и не думал искать шенковцев. До тех пор, пока МВД не объявило банде войну, дело так и числилось в «висяках». Наверное, не надо объяснять в чём здесь причина. Сотрудник академии физкультуры и спорта Блеер всё объясняет просто: «После покушения на Эйнуллаева и Тарасенко, через несколько дней произошла встреча около гаражей в районе Преображенской площади Хмеля с Купцовым, безопасность обеспечивал Ефимов с охранниками «Беркут-1».

Хмель попросил Купцова закрыть вопрос с покушением на Эйнуллаева и Тарасенко. При этом Хмель разъяснил, что «наши ребята на территории рынка наводили порядок», попросил замять это дело, что и было сделано». Ефимов, на которого указывает Блеер, был тогда замдиректора спорткомплекса «Измайлово». Показания Блеера он подтверждает полностью. «Через несколько дней после покушения на убийство Тарасенко и Эйнуллаева я находился в кабинете Хмеля. — расскажет Ефимов на допросе. — Хмель договорился о встрече с Купцовым В.Н. Я, Хмель и несколько человек на 3 автомашинах поехали в гараж к Купцову В.Н.»

На месте бандитов я просто бы молился на Купцова. Каждый день ставил бы ему в церкви свечки. Вот ещё одна выдержка из протокола допроса Блеера: «Зимой этого (1998 — АД.) года сотрудники милиции задержали автомашину «Шевроле-Таху». В этой автомашине находились водитель и Шенков Илья. Кто был третьим я точно сказать не могу Шенкова Илью с водителем привезли в местное отделение милиции, там же в автомашине нашли оружие. В отделении милиции хотели возбудить уголовное дело, но получили звонок от замначальника ГУВД г. Москвы Купцова выпустить их и прекратить против них уголовное преследование».

Единственное, в чём ошибается Блеер, так это в количестве. В машине было не трое бандитов, а четверо: Шенков, Шаров, Маршани и Мигин. Последний — пикантная деталь — находился на тот момент в розыске. Годом раньше в клубе «Белый таракан» он тяжело ранил из пистолета двух милиционеров. Всё остальное — сущая правда. Четверо членов банды, в том числе и родной брат главаря, Илья Шенков, были задержаны сотрудниками ДПС. Доставлены в ближайшее, 88-е отделение милиции. После чего их... отпустили восвояси. Несмотря на изъятое оружие. (Кстати, оружие это потом бесследно пропало.) Несмотря на Мигина, находящегося в розыске. Разумеется, ни о каком уголовном деле и речи не зашло.

Уже после выяснится, что из отделения бандиты позвонили чекисту Кушникову Тот... К кому же ещё мог побежать Кушников. Естественно, к Купцову Это не предположение, не домыслы. Достоверный факт. К этому времени Управление собственной безопасности ФСБ России уже вовсю разрабатывало Кушникова. Его телефоны стояли на контроле.

К материалам уголовного дела приобщены стенограммы телефонных разговоров Кушникова. Есть там и запись его беседы с Купцовым, датированная 15 января. Кушников просит замначальника ГУВДа помочь в освобождении общих друзей. Бандитов, убийц. Остальное, как говорит спортивный комментатор Владимир Маслаченко, вы видели сами... Они недолго будут гулять на свободе. Через пару месяцев их начнут брать: одного за одним. В мае арестуют и Кушникова. Уже сидя в Лефортово, через адвоката, Кушников попытается переправить на волю записку — маляву Поговори с Купцовым — просил он свою жену.

О чем? Объяснять это следователю я записка была перехвачена я Кушников отказался. Надо думать, не о новинках театрального сезона.

Двух этих людей давно и прочно связывали самые тесные (до интимности) отношения. И далеко не служебные.

Когда бандиты попали в очередной переплёт: в октябре 97-го ворвались в магазин «Диета» на Люсиновской, избили администратора — всё те же «крышные» дела; Кушников вышел на милицейских оперов. Тех, кто работал по заявлению «Диеты».

«Кушников предложил мне, если я помогу ему закрыть дело по факту хулиганства в магазине «Диета», помощь в переводе меня в МУР». — покажет потом сотрудник 1-го отделения милиции Кищенко. Он расскажет, как для наглядности Кушников даже повёз его на Петровку, как «в ГУВД г. Москвы Кушников И.Л. зашел в кабинет к Купцову В.Н., а я ожидал его в коридоре» — это я снова цитирую показания Кищенко, — Кушников И.Л. вышел через 10 минут от Купцова В.Н. и объявил мне, что вопрос с моим переводом решен». Напарник Кищенко, оперуполномоченный Маликов, полностью слова своего коллеги подтвердил.

Впрочем, под началом генерала Купцова послужить этим людям не удалось. К их чести надо сказать, что ни на какие сделки они не пошли. Отказались даже от взятки в 20 тысяч долларов.

Были бы в милиции все такими... Правда, о чём бы я тогда писал?

Это стало уже традицией. Едва ли не после каждого заказного убийства милицейские чины рассказывают журналистам: погибший был активным членом коптевской... солнцевской... балашихинской преступной группировки... Подождите: но если вы знаете всё про всех: кто к какой ОПГ относится — адреса, имена, клички — почему же вы не разгромите их? Не посадите? Не остановите?

Может быть, потому что эти ОПГ не могут существовать сами по себе, в безвоздушном пространстве? Без поддержки, подпитки людей в погонах? Может быть, потому что на каждую такую «Чёрную кошку» приходится свой генерал Купцов?

Мне очень хочется надеяться, что это не так. И всё же... Я мог бы написать ещё о многом. О том, как на одной съёмной квартире был изъят арсенал банды (9 автоматов, 19 пистолетов, карабины, пистолеты-пулемёты, гранаты). О том, как это уголовное дело было приостановлено, как из него исчезли многие документы и даже (!) протокол выемки. О том, как в апреле 98-го генерал Купцов избил следователя УВД Восточного округа лейтенанта Заботкина — просто так, случайно встретив на улице — а потом приказал «закрыть» его в местном, 65-м отделении милиции. (В отделении Заботкин потерял сознание и с диагнозом — сотрясение мозга — был доставлен в 36-ю больницу.) О том, как при таинственных (и довольно прозрачных) обстоятельствах сразу после ареста сбежал главарь банды Шенков. Как по приказу лучшего друга и ставленника Купцова, нынешнего начальника МУРа Максимова, бандита повезли в ИВС на Петровку Без охраны. Почему-то не в автозаке, в джипе, принадлежащем одному из муровцев. Как заехали они по дороге в ресторан «Булгаков» — якобы Шенков захотел в последний раз поесть по-человечески. Как один из конвоиров будто бы пошел в туалет, а второй отвернулся... Шенков находится в розыске до сих пор.

В конце концов, о том, что творится сегодня в столичной милиции. Как уходят профессионалы — десятками, сотнями. Как разваливают и без того истерзанную Петровку её нынешние кормчие: Купцовы, Максимовы — те, кого в иные времена давным-давно выгнали бы уже из органов поганой метлой...[...]