Братва из Закан-Юрта и другие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Братва из Закан-Юрта и другие Кого привел к власти новый президент Чечни Рамзан Кадыров

" Муслим Хучиев. Мэр Грозного В конце недели стало известно о кадровых назначениях в чеченском руководстве. Перестановки не стали неожиданностью: новый президент Чечни Рамзан Кадыров составляет свое окружение из самых близких родственников и соратников, готовых выполнить любой приказ. Премьер-министром Чечни стал двоюродный брат президента по матери 41-летний Одес Байсултанов, работавший в команде Рамзана и до этого — вице-премьером по экономике. Мэром Грозного назначен Муслим Хучиев — лидер клана закан-юртовских, вице-президент странного Фонда имени Ахмата-Хаджи Кадырова — человек, выполняющий конфиденциальные поручения Рамзана. Так как в Грозном сегодня проживает почти две трети населения Чечни и сосредоточены основные финансовые потоки, этот пост можно считать третьим по значению в республике. Если стремительную карьеру родственников можно объяснить пусть и дикими, но устоявшимися кавказскими традициями, то стремительный взлет других персонажей нуждается в комментариях. Ачхой-Мартановский район Чеченской Республики — предгорный и приграничный с Ингушетией, его селения разбросаны по обе стороны федеральной трассы «Кавказ». Именно эти обстоятельства превратили местность в стратегически важную и для боевиков, и для федералов, и для похитителей людей. Здесь, на трассе, бандиты ловили своих жертв и вывозили их в леса, горы или на базы «хранения заложников» — в Урус-Мартан к братьям Ахмадовым, в Алхан-Калу — к Арби Бараеву или в поселок Долинский (15-й молокосовхоз) — к Салавди Абдразакову или Мовлади Байсарову. Со второй половины 90-х годов я многократно бывал в этих селах, ведя переговоры с бандитами по вопросам освобождения заложников. Бамут. Здесь через руки Руслана Хархароева и его пособника Хамзата Точиева прошло до сотни заложников, некоторые из них (в частности, старший лейтенант Мальцев) были зверски казнены. Село Орехово. Отсюда родом головорез Ризван Эльбиев. Он возглавлял департамент государственной безопасности Ичкерии по Ачхой-Мартановскому району. Эльбиев причастен к похищениям американца Фреда Кьюни, его переводчицы Галины Алейник и их коллег. Он лично расстрелял российскую журналистку Елену Петрову. В поселке Давыденко, в доме полевого командира Сулеймана Исмаилова, держали двух российских пограничников — Игоря Лавера и Александра Ковалева. Лавера удалось вытащить в марте 1998 года, а Ковалева в августе 1999 года бандиты потащили с собой в, где он и погиб. Держали заложников и в Катыр-Юрте, и в Закан-Юрте. А в Старом Ачхое в первую кампанию находился лагерь для федеральных военнопленных и похищенных. Здесь сложил голову настоятель грозненской церкви отец Анатолий, с ним и с отцом Сергием удерживали и муфтия Чеченской Республики, вместо которого по распоряжению Джохара Дудаева был назначен отец нынешнего президента Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров. Из Самашкинского леса последних заложников удалось вытащить только в августе 2001 года. Их держала банда Кюри Ирисханова. Изможденными, но все же живыми вышли на свободу самарчане Светлана Кузьмина и Виктор Петров, а вот их коллега по несчастью московский правозащитник Александр Терентьев погиб. Его могилу никто не ищет. Как и могилы корреспондента ИТАР-ТАСС Владимира Яцины, Елены Петровой, Ильи Базальчука, Галины Алейник, пропавших и, скорее всего, погибших вместе с ней сотрудников миссии «Врачи без границ» Макарова и Середы, московского физика Михаила Курносова. Их родные, их матери и дети не могут даже спустя многие годы поклониться могилам. В этом и моя личная боль. Потому что искал и боролся за жизнь этих людей. Но больно еще и оттого, что наблюдаю в сегодняшней Чечне благополучие некоторых похитителей людей и полевых командиров. Салавди Абдразаков, через руки которого прошли сотни заложников, похищенных на федеральной трассе «Кавказ» (в том числе и журналисты, и граждане зарубежных государств), отсидев небольшой срок, вышел на свободу и сегодня успешно занимается бизнесом. Глава службы безопасности Джохара Дудаева Абу Арсанукаев, жестокий и наглый полевой командир, сегодня снова при делах, причем в одной из силовых структур. Но особенно меня поражает стремительный карьерный взлет бывших боевиков из селения Закан-Юрт — братьев Дадаевых. До недавнего времени Муса и Ибрагим бегали по горам в потертых штанах. В 2002 году Ибрагим Дадаев по кличке Топтыгин, или Медведь, был наконец-то задержан федеральными правоохранительными органами. Среди прочего он подозревался в соучастии в похищении генерал-майора милиции Геннадия Шпигуна. А его старший брат Муса, бывший офицер охраны Джохара Дудаева, в это время прятался от органов. И вдруг произошло чудо. Рамзан Кадыров нашел Мусу Дадаева и… назначил его сначала заместителем главы администрации Ачхой-Мартановского района, при этом, как говорят в республике, выдав подъемные — 60 тысяч долларов, — а затем подарил пост и главы администрации этого района. По ходатайству Кадырова-младшего без должного расследования был выпущен на свободу и Ибрагим Дадаев. При этом он сразу же получил пост командира роты полка патрульно-постовой службы имени Ахмат-Хаджи Кадырова. А в январе нынешнего года Ибрагим взлетел еще выше, перепрыгнув сразу через несколько ступеней милицейской иерархии. Он вопреки мнению руководства Министерства внутренних дел России назначен командиром полка милиции имени Ахмат-Хаджи Кадырова. Приказ об этом назначении вчерашнего боевика, подозреваемого в похищении людей, подписал лично министр внутренних дел Чечни Руслан Алханов по требованию Рамзана Кадырова. (Стоит напомнить, что Алханов — родственник Кадырова, а вице-премьер по силовым структурам Адам Демильханов — бывший водитель террориста Радуева.) Не дремлет на посту руководителя Ачхой-Мартановского района и брат Ибрагима Муса Дадаев. Из бедного абрека он превратился в одного из самых состоятельных людей района. Как это ему удалось, остается только предполагать. Но если его деятельностью заинтересуются федеральные органы, то они, безусловно, должны будут выяснить: куда ушли 16 миллионов рублей из 26, выделенных из бюджета на восстановление консервного завода в селе Самашки? И куда делись 10 миллионов рублей из 20, выделенных на строительство моста через реку Сунжу? А также какую роль в этом, как я полагаю, криминальном бизнесе сыграли фирмы «Нефтепромсервис» (выступала в качестве подрядчика) и «Атланта» (поставщика)? Возможно, именно финансовые таланты позволяли Мусе Дадаеву метить на должность мэра Грозного вместе с его земляком и родственником из того же Закан-Юрта Муслимом Хучиевым (его сестра замужем за Топтыгиным). Это тот самый Хучиев, который в течение недели составлял пару Рамзану Кадырову в качестве якобы альтернативного кандидата в президенты Чечни. Тот самый Муслим Хучиев, который в ранге вице-президента Фонда имени Ахмата-Хаджи Кадырова руководит наполнением этого «общака» за счет всего работающего населения республики. Именно так характеризовала деятельность этого фонда наша Анна Политковская, рассказавшая в «Новой» об устоявшейся системе поборов. Тот самый Муслим Хучиев, который готовится взлететь уже и на федеральный уровень власти. Ведь он — председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия» по Чеченской Республике. А при нынешнем раскладе сил эта партия займет второе место на выборах в Государственную Думу России после «Единой России», которую в Чечне представляет Рамзан Кадыров. И Хучиев, естественно, станет депутатом Государственной Думы. Если вчера закан-юртовские братки держали в страхе Ачхой-Мартановский район, то сегодня под ними уже вся Чечня. Что будет завтра — посмотрим. Только стоит учесть, что такой стремительный взлет представителей далеко не самого сильного чеченского тейпа может быть обусловлен, помимо личной преданности, только одним: эти люди оказали Рамзану Кадырову настолько важные и конфиденциальные услуги, что потребовалась столь щедрая оплата."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации