Братки-душители

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Братки-душители Для ореховских и медведковских скоро наступит судный день

"К ликвидациям они относились как к нудной, но денежной работе. Убил — зарплату получил, потратился — опять убил. Служба есть служба, ничего личного... Сегодня ты шестерка, возишь-таскаешь-копаешь. Завтра тебя ставят палачом, и ты пускаешь в расход бывших дружков, слишком возомнивших о себе. А потом придет и твой час. Аккурат к концу года Управление по расследованию бандитизма и убийств Мосгорпрокуратуры закончило новое уголовное дело самой жестокой столичной группировки 90-х — симбиоза ореховских с медведковскими. Уже второе по счету. Только в “МК” — эксклюзивные подробности о том, как шло следствие. Об удушенном “киллере №1” Солонике, его палаче Пустовалове (Саше Солдате) и других зловещих фигурах Москвы бандитской. Всего в этом деле 11 обвиняемых. 9 из них — члены банды медведковских: Олега Пылева, бригадиров Сергея Махалина и Вячеслава Пономарева и еще шестерых бойцов станут судить за организацию преступного сообщества, за бандитизм и умышленные убийства. Одни этим сообществом рулили, другие были соучастниками и исполнителями, но вся разница между ними — только в количестве трупов. А на двух эпизодах медведковские пересеклись с ореховскими. Самый громкий — это нашумевшее двойное убийство Александра Солоника и его любовницы Светланы Котовой, призерши конкурса “Мисс мира-96”. Поэтому вместе с медведковскими под суд идут два известных “ореха”: палачи Солоника Андрей Гусев и Александр Пустовалов. Камушки с горы Килиманджаро На счету обвиняемых 14 эпизодов умышленных убийств и одно неудавшееся покушение на убийство. И 18 жертв. Убивали бизнесменов, криминальных авторитетов, своих же подельников, их близких и любовниц. Трупы до сих пор находят по всему Подмосковью: в Одинцовском районе, Подольском, Щелковском, Можайском... Пик активности банды пришелся на 1994—1998 гг., поэтому о многих нашумевших преступлениях уже успели подзабыть. Например, о странном исчезновении коммерсанта Владимира Грибанова в сентябре 97-го — среди бела дня, прямо от офиса известной российской ювелирной фирмы, торгующей алмазами. В середине дня Грибанов закончил переговоры насчет продажи партии камней и вышел из офиса. Махнул частнику. Но угрюмый водила довез его только до соседней улицы. Остановился около припаркованного микроавтобуса. Оттуда выскочили трое молодцов. Силой затащили Грибанова в салон, стянули руки наручниками. Это были бойцы из медведковской банды. Ювелира отвезли в товарищество “Дубки” в Щелковском районе, на дачу родных одного из бандитов. А потом три страшных дня вытягивали у него подробности коммерческих сделок. Все, что узнавали, тут же сообщали заказчику — Олегу Пылеву, или Санычу, одному из медведковских главарей. А дело было так. Как-то Олег Пылев услыхал о планах Грибанова: тот собрался закупать в Африке и сбывать в России танзаниты — чудесные фиолетово-синие прозрачные камни. Эти природные минералы добывают на склонах Килиманджаро, и ценятся они не меньше, чем рубины и сапфиры. Через подконтрольный медведковским банк Пылев часть добытых рэкетом денег вложил в грибановскую фирму. Выбора у ювелира не было. А чтобы Грибанов, не дай бог, не обсчитал, Пылев приставил к нему смотрящего — Царенко. Тот ходил следом за Грибановым, контролировал каждый его шаг, лично считал камешки и сверял бухгалтерию. Но к осени дело застопорилось: появились трудности с реализацией танзанитов. Уж не крысятничает ли, заподозрил Пылев и распорядился: выкрасть ювелира! Утром 8 сентября к похищению все было готово. Целая кавалькада: трое в “Тойоте”, еще несколько на “девятках” и смотрящий Царенко на “Хонде” — поехали брать коммерсанта от подъезда. Но Царенко... банально проспал и чуть не провалил всю операцию: объект уже уехал на переговоры. Пришлось тащиться к офису, светиться там полдня, а затем подсовывать объекту фальшивое такси. Олег Пылев изучил добытые подручными сведения. Решил: нет, прибыль Грибанов не прячет, но все равно виноват — плохо рассчитал, неважно торгует. В любом случае пути на свободу ювелиру не было. В лесу выкопали яму, отвели к ней Грибанова. — Куда это мы? — Ништяк, домой едешь. Отпускают тебя... Тут бандит Казюконис накинул на шею пленника веревку и затянул. А следом наступил черед бывшего смотрящего — того самого Царенко. — Его шлепнули как носителя информации, ну и по совокупности грехов, — объяснили мне следователи. Словом, за разгильдяйство. После операции Царенко велели скрыться: ведь оперативников обязательно заинтересует парень, который крутился возле Грибанова. Но главарям донесли, что тот ночует в семье. Припомнили и опоздание, из-за которого похитители ювелира не успели “в адрес”. Бывшие дружки устроили Царенко засаду: трогать у дома побоялись (тот жил на территории военного городка Подольск-13), а подкараулили на выезде. Подстроили столкновение и взяли “Хонду” в коробочку. Царенко все понял. Выскочил из машины, пытался бежать... Коллеги стрельнули ему по ногам и “завалили” прямо на дорожной насыпи. Закопали в лесу, но сперва сняли одежду и отрубили у трупа голову и кисти рук. Это был фирменный почерк бандитов. Отцы-основатели От какой такой сырости завелись медведковские? Какое место в криминальной иерархии занимали? Что за отношения связывали их с ореховскими? Хроника их “подвигов” подробно изложена в 83 толстенных томах уголовного дела (и это не считая целых 6 томов обвинительного заключения). В 1991 г., когда ореховская группировка уже существовала, уголовник Григорий Гусятинский и братья Андрей и Олег Пылевы сколотила собственную банду, медведковских. Во-первых, в Медведкове жил папа-Гусятников. Во-вторых, спортзал-качалка, где “бойцы” готовились к активным занятиям рэкетом, тоже находился в Медведкове. Отсюда и пошло название. Андрей Пылев занимался общим руководством и финансами, а Олег (он же Саныч) рулил персоналом — планировал “акции” и распределял роли. Дела пошли бойко: в первый же год Пылевы приняли в свой “коллектив” трех “пацанов”, на следующий — еще столько же. А в 1994 г. — аж сразу 16. И это только те, о ком следствие знает наверняка. Еще человек 30 до сих пор числятся “неустановленными лицами”. Правда, многие давно упокоились с миром, причем помогли им в этом свои же. Всего по делу следствие установило больше 70 участников банды. А в начале 1994 г. главари “орехов” (Тимофеев-Сильвестр, Ананьевский, Володин, Сергей Буторин по кличке Ося) и медведковских (Гусятинский и братья) надумали скооперироваться. Так родилась ореховско-медведковская ОПГ, самое жуткое и кровавое сообщество Москвы. Газеты того времени писали, что в лучшие годы ОПГ объединяла до 1 тыс. человек. Это было фантазией, но вполне объяснимой: такой ужас наводила группировка. В итоге, как считает следствие, возникло боевое сообщество двух вооруженных банд. Каждая совершала тяжкие и особо тяжкие преступления. “Держала” коммерсантов, крышевала, вымогала, давила конкурентов, торговала оружием и наркотой. И убивала, убивала без конца. Но бандитская жизнь коротка: сперва взорвали ореховского отца-основателя Сильвестра, затем в Киеве шлепнули Гусятинского, а после того как в марте 1996 г. убили Володина и Ананьевского, у руля остались только Ося и Пылевы. С бизнесменами расправлялись, если те не поддавались на рэкет или в чем-то перебегали дорогу. Однажды банда положила глаз на дом 58 на Земляном Валу, где снимал помещения предприниматель Хамхоев. Но Хамхоев послал рэкетиров по известному адресу. За это 22 июня 1994 г. киллер медведковских подстерег его в подъезде дома на Семеновской набережной и всадил в грудь восемь пуль из пистолета Макарова. Киллер с напарником умчались на “Ауди”, а Хамхоев в тот же день умер в 36-й больнице. Или столкнулись интересы главы фирмы “Марвол Групп Россия” по фамилии Ческис (подконтрольного медведковским) и компании “Рус Джет”. Речь шла о поставке — снова в Африку, в ЮАР, — авиационных двигателей для стендовых испытаний. Группировке, понятно, сильно захотелось наложить на контракт лапу и в меру сил поучаствовать во внешнеэкономической деятельности. Помехой был только гендиректор “Рус Джет” Хецуриани. Тогда Саныч распорядился Хецуриани убрать. Вручил бойцам его фото, помог продумать план убийства. Узнали, где живет жертва, — на Новинском бульваре. За неделю до операции свозили туда осмотреться штатного киллера (того самого, который убил Хамхоева). 17 января 1995 г. с утра пораньше два бандита засели в соседнем подъезде. Когда гендиректор спустился к своей “шестерке” и сел за руль, выскочили на улицу и распахнули водительскую дверцу. Киллер из “макарова” пять раз выстрелил Хецуриани в голову, а его напарник с автоматом страховал рядом. После этого убийцы преспокойно уехали. Как убивали Солоника История жизни и смерти легендарного Солоника в 90-е годы особенно впечатлила журналистов. Вот что произошло с ним на самом деле. Знаменитый своей наглостью киллер сбежал в Грецию по фальшивым документам на имена Владимира Кесова и Валерия Попова. Снял виллу в Лагониси Аттике, на улице Св. Дионисия, шумно развлекался. На родине его активно искали оперативники. Тогда Буторин и братья Пылевы — единственные выжившие главари группировки — сообща договорились, что буйного Солоника лучше бы “зачистить”. На всякий случай. Осторожные Ося и братья боялись двух вещей: Македонский мог сам напасть на них — это раз. А если киллера заметут, то веревочка точно потянется к ним — это два. В Грецию выслали сборную команду: двух ореховских чистильщиков — Пустовалова и Гусева, и двух медведковских — Шарапова с напарником, молодым бойцом (этого человека тоже будут судить, но пока следователи просили не называть его фамилию). Убийцы прилетели 31 января и остановились на Осиной вилле, в той же самой Лагониси Аттике, на улице Аркадиу, 25. Пригласили Солоника вместе провести время. Македонский явно не ожидал подвоха. После часу ночи они со Светланой заехали на виллу Оси. Кстати, после убийства “киллера №1” многие утверждали, что он якобы не только готовил покушение на Буторина, но даже сам организовал убийства Сильвестра и других ореховских лидеров. В это не верится — уж тогда Солоник держался бы осторожней и на буторинскую виллу нипочем не сунулся... В доме была только четверка убийц и человек Оси, он присматривал за виллой. Выпили. Когда Светлана вышла в туалетную комнату, приговоренного окружили. Гусев ударил его кулаком в лицо и завалил на пол. Пустовалов накидывал на шею Македонскому синтетический шнур, а Гусев вместе с Шараповым удерживали его вниз лицом. Тут в комнату заглянула Светлана, увидела, что Солоник бьется в агонии, и закричала. Молодой медведковский “боец” схватил легонькую Котову за шею и, придушив, без сознания бросил на пол. А Пустовалов, закончив разбираться с Солоником, занялся девушкой — приложил Светлане ладонь к горлу, почувствовал биение пульса. И додушил руками, сломав в нескольких местах подъязычную кость. А после самолично разрубил труп. Пока “пацаны” трудились, складывая части тела Светланы в чемодан, саквояж и пакеты и оттирая заляпанную кровью плитку на полу, Гусев и Пустовалов вывезли мертвого Солоника и спрятали его в лесочке в Варибоби Аттика. Затем вернулись за останками девушки, отвезли в местечко Китэза, вырыли яму и закопали. Тело Солоника потом нашли благодаря схемке, подкинутой на автозаправку. Похоже, сами ореховские ее и нарисовали. ...31-летнего Солдата ждет второй по счету процесс. В этом году его уже судили в составе банды ореховских. Получил 22 года строгого режима. Но даже такой огромный срок был для него снисхождением: все-таки не пожизненный! Суд учел, что по всем эпизодам, которые следствие посчитало доказанными, Пустовалов дал признательные показания и подписал явку с повинной. Хотя при этом — ему же в зону идти! — хитрый киллер умудрился не сдать никого из главарей: мол, сам все спланировал и сам исполнил. Он и сейчас держится уверенно, вальяжно. Как же, завалил не кого-нибудь, а самого киллера №1 — значит, сам еще круче. Спокоен. На окружающих поглядывает с этаким отеческим прищуром. Рассказывают, на допросах читает наизусть стихи Пастернака. Да еще философствует: мол, власть и оргпреступность очень похожи и друг без дружки никуда... Следственный марафон длиной в 4 года Ореховско-медведковские подвиги были так тесно связаны, что уголовные дела по ним объединили в одно производство. — Самое первое, по вымогательству, возбудили еще в далеком 1995 году, — рассказали мне в следственной бригаде. — Там-то впервые появилась очень редкая 210-я статья УК РФ — “организация преступного сообщества” (ее обычно бывает очень сложно доказать). Дело вел следователь Одинцовской военной прокуратуры Юрий Керязь... Керязя в 1998 г. убили обнаглевшие сверх всякой меры братки. С тех пор большое уголовное дело №232689 уже трижды “размножалось делением”. Первым, в декабре 2000 г., выделили в отдельное производство дело №232689-а — по обвинению костяка ореховских в бандитизме, убийствах и вымогательстве. Под суд тогда пошли 13 “орехов”. В мае этого года Мосгорсуд вынес им приговор. А теперешнее уголовное дело, №1164, отпочковалось в 2001 г. Измотанная следственная бригада только что пробежала марафонскую дистанцию — сдала огромное, многолетнее дело. Кстати, с самого начала его оперативным сопровождением занимается только МУР. Как установило следствие, роли в банде были четко распределены. “Пацаны” сидели на твердой зарплате — от одной тысячи долларов до двух. Призовые за убийства получали редко, это и без того входило в их обязанности. Хотя однажды за устранение авторитета, насолившего Санычу, тот расщедрился — выплатил трем исполнителям 5, 3 и 2 тысячи долларов. Занятная деталь — деньги они получили только после того, как Саныч прочел подтверждение об убийстве... в заметке “МК”. Бандиты имели шикарное прикрытие: почти у каждого была лицензия на охранную деятельность. Частные охранные предприятия создавались, чтобы иметь право легально носить оружие и официально крышевать фирмы — с ними честь по чести оформляли договоры на охрану. Видимая сторона бандитской жизни отражена в чоповских документах: трудовые книжки, маршрутные листы, номера постов, какое оружие за кем закреплено, какие объекты охраняют — все бумажки в порядке, комар носу не подточит. Учредителем медведковского ЧОПа числился Махалин, директором — Пономарев. В ОПГ они были бригадирами. Как и Олег Пылев, оба отказались давать показания. Главари держали бригаду в страхе и трепете. Объявлялся общий сбор — на даче, в бане. Бойцы знали, что за этим последует очередная показательная казнь, но все равно ехали: иначе самому крышка. Приказывали казнить “пацана”, если тот вышел из доверия, пил. Двух убрали за наркотики. Третьего, Пирогова, — за то, что сел за руль под кайфом, сбил двух девочек и, значит, привлек внимание милиции. Парадоксально, но многие бандиты, попав в СИЗО, испытали облегчение: годами жили в страхе, а тут свалилась с плеч огромная тяжесть. Стали рассказывать: да, убили, закопали там-то. Оперативники выезжали на место и находили трупы. Они до сих пор обнаруживаются — все новые и новые. А у обвиняемых появился реальный шанс за сотрудничество со следствием смягчить наказание. На допросах они себя поначалу никак не называли — ни “бригада”, ни “команда”. А потом переняли у следователей выражение: “Наша ОПГ”."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации