Братья Живило: бизнесмены или уголовники?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая Газета", origindate::23.12.1999

Братья Живило: бизнесмены или уголовники?

Банкротство может быть использовано как отмычка

Федор Стрельцов

Недавно благополучно завершился нашумевший скандал вокруг Кузнецкого металлургического комбината (КМК) и Московской инвестиционной компании под управлением братьев Живило. Однако, как выяснилось, история еще не закончена. Дело повернулось так, что следствием конфликта вокруг КМК может стать уголовное дело против братьев и разоблачение афер, прибыль от которых исчисляется миллиардами долларов.

Напомним, что некоторое время назад КМК - одно из крупнейших предприятий Кузбасса, российский монополист по производству железнодорожных рельсов, оказался на грани банкротства. После введения арбитражным судом внешнего управления ситуация только ухудшилась (убытки за период внешнего управления - более трехсот миллионов рублей). Администрация Кемеровской области предположила, что разорение - не случайное стечение обстоятельств, а хорошо спланированная акция, и что банкротство комбината, не выгодное ни области, ни рабочим, ни стране в целом, может оказаться выгодным для Московской инвестиционной компании (МИКОМа) и лично ее владельцев братьев Живило, и обратилась в суд. На сегодня вопрос решен. Внешнего управляющего Кузнецова, выражавшего интересы МИКОМа, Тюменский арбитражный суд лишил полномочий. На КМК приступила к работе новая управляющая команда, а администрация Кемеровской области вместе с другими ведущими кредиторами КМК теперь добивается продления внешнего управления на КМК на 10 лет (чтобы уже гарантированно вывести предприятие из кризиса и сделать рентабельным). Параллельно администрация области в судебном же порядке пытается спасти от банкротства другие предприятия, акционерами которых является возглавляемая братьями Живило компания МИКОМ. В ходе разбирательства выяснились весьма любопытные подробности деловой биографии братьев.

С обвинениями в адрес Живило выступил г-н Шамурин - бывший деловой партнер Живило, ныне - гражданин Великобритании. В начале 90-х, когда Михаил и Юрий Живило, дети одного из высокопоставленных сотрудников Министерства металлургии РФ, только начинали свой бизнес (а именно - торговлю металлами), г-н Шамурин стал соучредителем, директором и владельцем 50 процентов акций и активов компании "Бейс Метал Трейдинг Лимитед" (другие 50 процентов принадлежали Юрию Живило). Сначала все шло весьма успешно, однако в 94-м "Бейс Метал Трейдинг Лимитед" понесла серьезные убытки в ходе операций на Лондонской бирже металлов. По заявлению г-на Шамурина, Юрий Живило обвинил в этом именно его и оценил нанесенный ущерб в 5,7 миллиона долларов. В суд, однако, Юрий обращаться не стал, а обратился к своему брату Михаилу, который приехал к г-ну Шамурину в гости и, угрожая физической расправой вплоть до полного уничтожения, потребовал сатисфакции. Он сообщил Шамурину, что тот должен передать в его пользу свою долю в бизнесе, а также московскую квартиру и деньги с личных счетов. По заявлению г-на Шамурина, Юрий Живило знал об этих угрозах и не только не возражал против них, но и всячески поощрял брата. В итоге Шамурин угрозам поверил и подписал все требуемые документы. Михаил Живило сменил Шамурина на посту директора "Бейс Метал Трейдинг Лимитед" (акции его тоже отошли к Михаилу), а заодно стал директором и владельцем 50 процентов акций в "Росс Метал ЮК Лимитед" (дочерней компании "Бейс Метал Трейдинг Лимитед"). Плюс московская квартира Шамурина, плюс кредитовый остаток с его личного банковского счета в Лондоне - около полутора тысяч фунтов стерлингов.

Надо сказать, что обвинения г-на Шамурина выглядят вполне правдоподобно. Посудите сами. Из финансовых отчетов "Бейс Метал Трейдинг Лимитед" за 1995 год видно, что при общей сумме активов в $11 159 311 операционная прибыль за год, невзирая на все убытки, составила $2 615 774. По расчетам финансистов, компания на тот период имела стоимость в $17 400 000 долларов. То есть доля г-на Шамурина как владельца 50-процентного пакета акций составляла $8 700 000 долларов. Даже если согласиться с тем, что компания в ходе биржевых операций понесла убытки в 5,7 млн долларов и виной тому - лично Шамурин, даже если предположить, что он счел возможным погасить эти убытки, передав часть своей доли в бизнесе Живило, все равно даже после полного погашения убытков от доли Шамурина в 8,7 млн долларов должно остаться три миллиона. Однако их не осталось. Как уже было сказано, Шамурин отдал Живило даже остаток с личного счета. Может ли человек в здравом уме и твердой памяти отказаться от доли в прибыльном бизнесе, отдать все свои деньги, квартиру и пост директора компании, если ему не угрожают физической расправой? Адвокаты г-на Шамурина полагают, что вряд ли. Тем более что адвокаты братьев Живило отказываются предоставить документы, которые могли бы подтвердить или опровергнуть версию г-на Шамурина. Адвокаты Шамурина также тщетно требуют адвокатов Живило предоставить документы, которые позволили бы провести независимый аудит деятельности "Бейс Метал Трейдинг Лимитед" и ее дочерних компаний. Так что пока и заявления г-на Шамурина о том, что деятельность эта проходит с нарушением устава компании и налогового законодательства, никто не опроверг.

Отчаявшись получить объяснения и документы от Живило, адвокаты Шамурина направили письма с просьбой о помощи г-ну Патрушеву, директору Федеральной службы безопасности РФ, и г-ну Устинову, генеральному прокурору Российской Федерации, а также главному прокурору Кемеровской области, где братья Живило, как уже было сказано, являются акционерами нескольких крупнейших предприятий.

И очень хотелось бы, чтобы все вышеупомянутые господа на просьбу адвокатов откликнулись. Дело в том, что поскольку Шамурин в начале 90-х был совладельцем бизнеса, который теперь принадлежит братьям Живило, то в случае правильного расследования дела следствие могло бы получить документы о деятельности всех зарубежных компаний, контролируемых сейчас Живило, за 93-95-е годы. И это могло бы стать не только вещественным доказательством того, что братья совершили преступление против Шамурина и его собственности. Это могло бы стать поводом для привлечения братьев к уголовной ответственности за систематическое уклонение от уплаты личных налогов на доходы (как жителей России) в особо крупных размерах. Речь идет о десятках, если не сотнях тысяч долларов.

Также внимательное рассмотрение дела Шамурина могло бы пролить свет на прошлогоднюю историю с ликвидацией Токобанка (ГДЕ ОН БЫЛ - В РОССИИ ИЛИ В АНГЛИИ?). По заявлению г-на Шамурина, Живило осуществили тогда подлог документов на сотни миллионов долларов. Схема банкротства Токобанка отчего-то очень напоминает ситуацию с КМК и другими предприятиями Кемеровской области, акционерами которых являются Живило. Пять оффшорных компаний (к которым братья Живило, к слову, имеют самое непосредственное отношение) обращаются в означенный банк с просьбой вернуть якобы предоставленные банку в 93-95-х годах кредиты на общую сумму 210 млн долларов. Банк таких денег заплатить не может и не хочет. В итоге - специально созданная комиссия выносит решение о ликвидации банка. Так вот: г-н Шамурин заявляет, что никаких кредитов указанные компании Токобанку не предоставляли, а все платежные требования - фальшивые. До 95-го года Шамурин был владельцем 50 процентов акций одной из указанных компаний - "Alcomet Trading Limited", дочерней компании "Бейс Метал Трейдинг Лимитед", и заверяет, что, внимательно изучив платежи "Alcomet", легко убедиться, что кредитов Токобанку эта компания не предоставляла. Это могло бы стать вещественным доказательством того, что братьями совершен подлог в особо крупных размерах.

От Патрушева и Устинова ответа на письма адвокатов г-на Шамурина пока нет. Однако администрация Кемеровской области, заинтересованная в нормальной работе предприятий, получении налогов и благополучии области в целом, сейчас рассматривает возможность выступать в качестве представителя г-на Шамурина в России при его попытках решить спор с Живило законным путем. Участие британской адвокатской фирмы о. Гарнзи с более чем 150-летней историей и безупречной деловой репутацией позволит, надеемся, квалифицированно урегулировать этот спор.