Бриллианты Германа Кузнецова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::28.04.2004

Бриллианты — лучшие друзья Германа

В алмазодобывающей отрасли грядут перемены

Ирма Рябова

Фото: ИТАР-ТАСС

Герман Кузнецов

События в такой традиционно закрытой отрасли российской экономики, как алмазодобыча, в последние годы неоднократно становились предметом публичного обсуждения. Сейчас общественное внимание вновь обращается к этой сфере в связи с разработкой Минфином РФ проекта нового закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях».

Вполне вероятно, что с принятием нового закона ситуация изменится в лучшую сторону. Однако успех реформирования зависит не только от законодательной базы. В реальной жизни важнее всего — правоприменительная практика, а вот она-то почти полностью зависит о тех, кто принимает решения.

На сегодняшний день у людей, профессионально далёких от этой сферы, тема Гохрана в первую очередь ассоциируется с [page_12307.htm громким скандалом с участием фирмы «Голден Ада, Инк.», то есть с похождениями г-на Козленка и других «охотников за камнями» эпохи 90-х], когда Гохран был структурным подразделением Роскомдрагмета, который возглавлял Е.М. Бычков.

В июле 1996 года против Евгения Бычкова было возбуждено уголовное дело в рамках расследования дела о хищении фирмой «Голден Ада, Инк.» крупной партии алмазов и золота из Роскомдрагмета России. Именно тогда он покинул свой блистательный пост, чтобы чудесным образом избежать печальных последствий этой истории.

После того как Роскомдрагмет расформировали, Гохран стал подразделением Министерства финансов РФ. В 1996 году на место руководителя Гохрана пришёл Герман Серапионович Кузнецов. Он активно участвовал в предвыборной президентской кампании Б.Н. Ельцина, что, возможно, и послужило одной из причин назначения его на столь высокий пост.

И хотя имя Кузнецова не так часто звучало в СМИ, как имя его предшественника, но всё же и ему уделялось немало внимания. СМИ неоднократно рассказывали о многих эпизодах жизни этого человека. Писали об истории его вице-президентства в независимом Кыргызстане и о связанном с ним вывозе золота из фондов республики за рубеж. Или о пресловутой «коробке из-под ксерокса» — предположительно с деньгами на предвыборную кампанию Б.Н. — только ленивый не упомянул в связи с этим громким скандалом имя Германа Кузнецова, бывшего тогда руководителем департамента иностранных кредитов Министерства финансов России.

Весной 2002 года в алмазной монополии АЛРОСА прошла смена руководства. В компанию пришёл Герман Кузнецов — первый вице-президент, курирующий корпоративное управление. И быстро успел стать заметным благодаря новым эпатажным случаям. Въехав в высокий кабинет, Кузнецов потряс международное алмазное сообщество «яркими» инициативами, несвойственными такому деликатному бизнесу. Он публично заявил, что эпоха мировой монополии «Де Бирс» уходит и пора менять стратегию. С этим заявлением трудно не согласиться по сути. Но если учесть, что годом ранее АЛРОСА подписала с корпорацией «Де Бирс» масштабное торговое соглашение, подобное выступление в отношении многолетнего партнёра по бизнесу не могло не вызвать определённой реакции. Потом Герман Серапионович выдвинул новую инициативу, поначалу широко не афишируемую. СМИ сообщали, что Кузнецов провёл переговоры с ливанской компанией Horizon Development о совместном сбыте алмазов и бриллиантов на сотни миллионов долларов в год. Руководство АЛРОСА поспешила дезавуировать в этом вопросе Кузнецова.

Принимая во внимание резонанс этих публичных заявлений, нельзя не задаться вопросом, каковы мотивы, побудившие первого вице-президента компании сделать их достоянием алмазного сообщества? Один из диамантеров, не вдаваясь в подробности, поделился своей версией: «Скорее всего это личные соображения». Однако более вероятной представляется следующая причина: публичные заявления должны были сформировать для Германа Серапионовича образ борца за интересы федеральной власти. Ведь именно так некоторые СМИ трактовали цель его прихода в АЛРОСА. Хотя некоторые материалы о менее заметных сторонах деятельности первого вице-президента в АЛРОСА всё же просочились сквозь эту «дымовую завесу».

Герман Кузнецов выступил с идеей создать ограночную компанию с броским названием «Русская огранка» и передать туда все гранильные мощности АЛРОСА. По случайному совпадению одновременно с этим некий Центр изучения и оценки юридических и экономических проблем бизнеса подал заявку в Роспатент на регистрацию торгового знака «Русская огранка». Центр этот частично принадлежит Кузнецову, регистрацию знака он уже получил.

Кроме того, как уже писали, Кузнецова Ольга Ефимовна (жена Германа Серапионовича) на тот момент владела 50-процентным пакетом акций ООО «Славянский торговый дом». Это предприятие, в свою очередь, контролировало 100% акций ЗАО «Кареда». А вот ЗАО «Кареда» располагало 99% акций ООО «Колтекс Даймондс», которое в 2002 году подало заявку на включение его в состав клиентов компании АЛРОСА, претендовавших на покупку алмазного сырья. Таким образом, через цепочку аффилированных юридических лиц Ольга Ефимовна и её супруг могли быть заинтересованы в заключении контракта именно с ООО «Колтекс Даймондс».

Говорят, что на конъюнктурном совете АЛРОСА в ходе представления ООО «Колтекс Даймондс» как кандидата в клиенты все эти факты были озвучены, включая и факт косвенного контроля женой вице-президента АЛРОСА Ольгой Кузнецовой деятельности ООО «Колтекс Даймондс» — претендента на контракт с государственной алмазной монополией. Это вызвало некоторое замешательство. Кузнецов был вынужден отклонить принятие ООО «Колтекс Даймондс» в состав клиентов.

А среди причин этого отказа можно предположить и то, что технология сочетания государственных и личных интересов впервые стала предметом публичного обсуждения. Показательна история с пермскими алмазами, в которой тоже фигурировало предприятие со сходным названием — «Руиз Даймондс».

В своё время указом Президента России № 1706 от 30 декабря 1992 года Пермской области предоставили право выкупать до 20% добываемой на её территории алмазов. Считалось, что этим решением федеральный центр способствует привлечению инвестиций и развитию местных гранильных производств. В то время в Пермской области работало единственное добывающее предприятие — «Уралалмаз», а вот единственное гранильное предприятие ООО «Кама-Кристалл» было создано только в 1996 году. 49% его акций принадлежат израильской компании, контролируемой [page_9975.htm одним из крупнейших диамантеров, выходцем из СССР Львом Леваевым]. Его-то в Перми и считают настоящим хозяином «Кама-Кристалла».

Рассказывают, что в январе 1998 года на совещании в Перми Кузнецов и губернатор области Игумнов договорились выступить с инициативой, направленной на скорейшую подготовку и принятие нового указа Президента РФ. Согласно этому указу Пермская область должна была получить право распоряжаться не менее 75% добываемых на её территории алмазов. Более того, предполагалось, что для загрузки пермских гранильных производств Гохран будет продавать области также и якутские алмазы.

Уже 31 августа 1998 года этот указ № 1003 был принят. Согласно п. 1 указа не менее 75% алмазов, ежегодно добываемых на территории Пермской области, должно было быть реализовано добывающими организациями непосредственно обрабатывающим организациям, расположенным на территории области, для обработки на их собственных мощностях и производства конечного продукта — ювелирных и иных изделий.

Но в 1999 году комиссия Пробирной палаты в ходе проверки ООО «Кама-Кристалл» выявила ряд серьёзных нарушений. В частности, она обнаружила, что свыше 30% сырья, полученного «Кама-Кристаллом» от «Уралалмаза», передавалось другому подконтрольному господину Леваеву предприятию — московскому ЗАО «Руиз Даймондс».

Так, благодаря стечению обстоятельств (или чьей-то целенаправленной деятельности?) «Руиз Даймондс», предприятие со 100-процентным иностранным капиталом, получило гарантированную поставку сырья, причём высшего качества.

И хотя президентский указ был направлен на развитие прежде всего пермских гранильных производств, но реально развивался в этот период бизнес господина Леваева. Думается, вряд ли Герман Кузнецов, как руководитель Гохрана, пребывал в счастливом неведении в отношении реальных возможностей пермских гранильщиков. А если был информирован, то резонно предположить, что во всей этой схеме у него был какой-то свой интерес.

Иметь в своей трудовой биографии такую высокую должность, как руководитель Гохрана России, всё равно что держать под рукой вечный спасательный круг. Так, например, Евгений Бычков продолжил свою трудовую деятельность в качестве главы Российской ассоциации производителей бриллиантов, затем вице-президента банка «Российский кредит», а с 1998 года перешёл в Ланта-банк — один из крупнейших в России.

Герман Серапионович, пройдя после Гохрана вполне достойный бывшего чиновника путь, сейчас временно не у дел. Но все его многочисленные контакты в исполнительной власти и в крупнейшей алмазной компании вполне могут пригодиться, чтобы вновь удачно сочетать интересы частного бизнеса с государственными.

Впрочем, сегодня сделать это гораздо труднее. В сентябре 2003 года президент В.В. Путин подписал указ № 1024, который отменил пресловутый указ № 1003. Остаётся надеяться, что изменение правового регулирования алмазной отрасли не откроет лазеек тем, кто мастерски сочетает государственные интересы с собственным бизнесом.

Так что же, грядут перемены?