Броня не крепка, и танки не быстры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


При министре обороны Сердюкове коррупция в российской армии побила все рекорды, а боеготовность ее подразделений снизилась в несколько раз

54319331-150x112.jpgНачалось всё в Башкирии, рядом с посёлком Урман, где семь дней подряд взрывались артиллерийские боеприпасы. В результате ЧП без крова осталось больше 100 человек, чьи дома сильно пострадали от взрывов. Общий материальный ущерб, по предварительным данным, превышает 100 миллионов рублей.

А спустя несколько дней примерно такое же происшествие случилось уже на военных складах соседней Удмуртской Республики, где рванул арсенал близ посёлка Пугачёво. Сдетонировали сотни боеприпасов, серьёзно пострадали десятки домов и людей. Размеры ущерба от этого взрыва ещё только подсчитываются…

Мы не знаем, к каким выводам придут ответственные лица, которые расследуют случившиеся ЧП. Пока ясно одно — эти взрывы стали вполне закономерным явлением на фоне того бардака, который нынче творится в Министерстве обороны.

Поэтому основную вину за ЧП можно смело возложить на нашего главного военного начальника, министра обороны Анатолия Сердюкова.

Поэтому основную вину за ЧП можно смело возложить на нашего главного военного начальника, министра обороны Анатолия Сердюкова.

Реформенное безобразие

На должность министра обороны этот человек, который ещё не так давно торговал мебелью в Санкт-Петербурге, пришёл в феврале 2007 года. Говорят, что столь стремительной карьерой Сердюков обязан исключительно своему тестю, нынешнему вице-премьеру Виктору Зубкову, уже давно находящемуся в дружеских отношениях с главой правительства Владимиром Путиным и президентом Дмитрием Медведевым.

Как бы там ни было, за короткое время пребывания в должности министра Сердюкова успело возненавидеть огромное количество солдат и офицеров российской армии. И было за что!

Едва заняв свою должность, новый министр во всеуслышание объявил о начале новой военной реформы, призванной, по его словам, вывести нашу армию на современный уровень и повысить её боеготовность. О том, как повышалась эта «боеготовность», красноречиво говорит война в Южной Осетии в августе 2008 года.

News-aUofsyRIiE.jpeg

Вот что говорится по поводу Сердюкова в открытом обращении Союза десантников России к президенту страны:

«Сердюков не имеет авторитета ни у войск, ни у ветеранов, ни у населения. Молодёжь не хочет служить под началом такого министра. Он показал неспособность руководить войсками при принуждении Грузии к миру. Мы помним, как президент страны «рассказывал» министру обороны о ходе боевых действий и развитии операций, а не наоборот».

Неудивительно, что в управлении войсками, особенно в первые часы боевых действий, царил хаос. Отсюда вполне объяснимы и те непропорционально большие потери, которые понесла наша армия в ходе всей военной операции.Однако сам министр обвинил во всём… «устарелую военную структуру» наших Вооружённых сил, которая якобы не отвечает современным требованиям. Исправить ситуацию он решил весьма оригинальным способом — началось повальное сокращение армии.

На сегодняшний день, по данным специалистов комитета по обороне Государственной Думы, в два раза сокращена численность воинских частей в Военно-воздушных силах и в Военно-морском флоте. Ракетные войска стратегического назначения урезаны на треть, а части ВДВ — на 20 процентов. Но самый главный удар министра пришёлся на Сухопутные силы.

Были ликвидированы армейские дивизии и прочие крупные соединения. Их личный состав свели в отдельные бригады, которые, по заверениям министра, якобы мобильнее и боеспособнее прежних крупных структур.

Однако в начале этого года Генеральный штаб доложил президенту о том, что более 60 процентов этих бригад… не боеготовы! То есть никакого усиления нашей армии, вопреки бодрым заявлениям Сердюкова, в реальности не произошло. А вся «реформа» свелась к банальному сокращению людей и техники. Мало того, «под реформенный нож» пошли не только армейские соединения, но и мозговые центры наших Вооружённых сил. Вот что об этом пишет военный аналитик Максим Хрусталёв:

307-300x188.jpg

«Именно с подачи министра закрывались и «реформировались» военные вузы и академии, исследовательские базы и полигоны. Ликвидировались курсы усовершенствования квалификации, был развален Центр военно-стратегических исследований при Генеральном штабе. А в последние годы вообще был прекращён набор курсантов в военные училища».

После этого вполне логичной выглядит та весьма пессимистическая оценка всей нашей военной системы, которую дал перед журналистами начальник Генерального штаба генерал Николай Макаров: «За последние два десятилетия мы не сумели вывести военное искусство на современный уровень и продолжаем жить устаревшими мерками…».

Отсюда возникает закономерный вопрос — чем же тогда занимается министр обороны в своём ведомстве?

Как хорошо быть генералом

По всей видимости, Сердюкова как бывшего торговца больше заботит распродажа и приватизация имущества Вооружённых сил, высвобождаемого после массовых сокращений и прочих реорганизаций. Речь идёт о военной недвижимости в ряде крупных городов России, вроде Нижнего Новгорода, о полигонах и аэродромах, которые после ликвидации соответствующих воинских частей можно продать (или сдать) под коттеджное строительство или под иное коммерческое использование. Наверное, как раз для этого, собственно, и затевалась сердюковская «военная реформа».

Любопытно, что министр привёл с собой в военное ведомство ряд людей, работавших с ним на коммерческом поприще. Так, начальником Главного управления капитального строительства Минобороны был назначен некий Леонид Сорокко, бывший до того владельцем строительной фирмы в Санкт-Петербурге. Через данную структуру министерства проходит практически весь военный строительный бюджет, равный сотням миллионов рублей.

Ещё два питерских бизнесмена — Лев Винник и Александр Горбунов — стали главными советниками Сердюкова по вопросам эксплуатации военного имущества. Говорят, что именно они разрабатывают планы грандиозной приватизации объектов Министерства обороны в российской столице: для этого за пределы Москвы они буквально выталкивают Главный штаб ВМФ, Академию Петра Великого и другие военные заведения.

Приближённые к министру коммерсанты курируют и все военные поставки — от различных материальных средств до систем вооружения. О том, как проходят эти самые поставки, недавно поведали журналисты аналитического интернет-сайта «ФЛБ.ру»:

«В марте 2010 года на коллегии Минобороны Главная военная прокуратура сообщила, что в 2009 году при госзакупках в сфере гособоронзаказа государству был нанесён ущерб в 1 миллиард рублей. Но осведомлённый источник в Минобороны считает, что коррупционная картина выглядит ещё мрачнее: непонятно как расходуется не менее 50 процентов средств, выделяемых на закупки вооружений. А это только в год — более 200 миллиардов рублей!».

А ещё, как полагают многие эксперты, правоохранительные органы должен заинтересовать факт полного провала государственной программы по комплектованию армии контрактниками. Программа провалилась по причине низкой заработной платы, которую предложили солдатам-профессионалам, плохой социальной защищённости, необеспеченности жильём и т.д. Удивительно, но под программу государство выделило солидную сумму — почти 100 миллиардов рублей, которые, как оказалось, ушли неизвестно куда.

Согласитесь, вряд ли такое явно коррупционное разбазаривание государственных средств проходило без ведома высших чинов Министерства обороны.

Военные тайны

Вообще, коррупция в рядах Вооружённых сил приобрела при министре Сердюкове просто невиданный размах. По словам главного военного прокурора Сергея Фридинского, за последние годы преступность в среде командного состава достигла угрожающего для безопасности страны уровня.

Приведу лишь некоторые вопиющие примеры.

Летом 2009 года стало известно, что Минобороны закупило для ВДВ тысячи… бракованных парашютов, всего на 280 миллионов рублей. Следователям военной прокуратуры удалось сорвать сделку лишь в самый последний момент.

«Хитроумные предприниматели изготовили эти парашюты не из нового сырья, а из старых деталей. Представители армейского заказчика и военпреды небескорыстно закрыли на это глаза. Проведённые специалистами исследования показали, что использовать эти парашюты нельзя», — рассказал журналистам прокурор Фридинский.

По его словам, поставка старых, списанных изделий под видом новых — самая распространённая практика хищения бюджетных денег в силовых структурах. Офицеры-мошенники закупают для войск не только старые парашюты, но и списанные боеприпасы, старые детали для самолётов и вертолётов, треснувшие каски, бронежилеты, у которых только материя новая, а металлических пластин порой под ней… нет вообще! А если пластины и есть, то они такого качества, что автоматная очередь пробивает их насквозь с 50 шагов.

И ведь всё это идёт не только в тыловые части, но и в те, которые ведут боевые действия в горячих точках!

Май 2011 года. Лётчики военного авиационного центра, находящегося под Липецком, открыто обвинили руководство этого центра в систематическом вымогательстве у них денег — пилоты должны были отдавать своему начальству специальные лётные премиальные. По некоторым данным, общая сумма доходов вымогателей в погонах, собиравших дань сразу с четырёх лётных эскадрилий, доходила до 7 — 10 миллионов рублей в год.

Сейчас по этому делу проводится специальная проверка.

Июнь 2011 года. Возбуждено уголовное дело против начальника Главного военного медицинского управления Минобороны генерал-майора Александра Белевитина и начальника 2-го отдела того же Управления полковника Алексея Никитина. Их подозревают в получении взятки в размере 4,7 миллиона рублей от одной фирмы, которая получила выгодный контракт на поставку медицинского оборудования.

Интересно, что когда началось расследование, обвиняемые попытались убить главного свидетеля по этому делу, выступавшего посредником в получении взятки…

Так что не исключено, что и в истории со взрывами может скрываться такой же коррупционный след. Возможно, на взорвавшихся арсеналах долгое время незаконно торговали находившимися там боеприпасами. А потом, чтобы как-то списать проданный «товар», заинтересованными лицами и были устроены взрывные «фейерверки», потрясшие Башкирию и Удмуртию.

Надо сказать, что подобная схема списывания проданных боеприпасов не нова. Лет десять назад по такой же схеме заметали свои следы вороватые генералы из министерства обороны Украины, спровоцировавшие ряд подозрительных взрывов на военных складах в Днепропетровской области. Говорят, что на эти взрывы украинские военные списали оружие, которое затем всплыло в одной из африканских стран.

Где могут всплыть боеприпасы из российских складов, можно только догадываться. Во всяком случае, при тех коммерческих нравах, которые царят в нашем Министерстве обороны, у истории со взрывами может быть самое неожиданное продолжение.

Автор Вадим АНДРЮХИН