Брынцалов решил объявить войну Дании. Брынцалов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


России - миллионы людей, жизнь которых зависит от инсулина. Они не могут прожить и дня без этого драгоценного лекарства, и готовы заплатить любые деньги для того, чтобы приобрести необходимый препарат. Здоровье обходится нашим гражданам достаточно дорого - в продаже в основном импортный инсулин, хотя российское производство отечественного препарата существует, и задействовано всего на 3-6%. Почему же Министерство здравоохранения отдает предпочтение зарубежному инсулину, когда существуют российские аналоги препарата?
В 1991 году Главный эндокринолог страны академик РАМН Дедов И.И. закрывает введенные в эксплуатацию в 80-х годах производства в Кургане и Пензе. Может быть, наш инсулин не соответствует высоким международным стандартам? Эти проблемы давно уже в прошлом. Сегодня отечественный препарат рекомендован к медицинскому применению и не имеет противопоказаний. По данным специалистов его производство в России может быть запущено на полную мощность всего в течение месяца, и в этом случае страна будет обеспечена отечественным инсулином. Это позволит сэкономить огромные средства, которые тратятся сейчас на закупку зарубежных лекарств. Достаточно сказать, что мы ежегодно закупаем импортного инсулина на сумму около 120 миллионов долларов, что составляет 2% от общего бюджета страны.

Игра в монопольку

Илья Южанов, представляющий МАП, не признает наличие монополии в этой области, однако, около 80% рынка представлено датской фирмой «Ново-Нордикс», 15% американской компанией «Эли Лилли» и 5% - немецкой «Авенсис». Цены на инсулин у датчан значительно выше мировых. Если обычная цена 4,5 доллара, то у нас он продается за 6,5-8 долларов, и при этом таможенными пошлинами этот товар не облагается. Из отчислений от фантастических прибылей «Ново-Нордикса» складывается треть бюджета Дании. Таким образом, преобразуясь в доллары и кроны, исчезают российские деньги. По некоторым оценкам – исчезают со скоростью 1 млрд. долларов в месяц.
Между тем в если датчане все же будут признаны монополистами,то Минздрав РФ должен будет зафиксировать цену на их препарат не выше мировой. Это значит,что "Ново-Нордикс" не сможет больше получать сверхприбыль ставшей возможной из-за разницы между российскими и общемировыми ценами. Почему ведомство Южанова не делает очевидного шага непонятно. Если раньше когда отечественный, советский инсулин не соответствовал мировым стандартам иностранцам можно было предоставлять режим благоприятсвования, то сейчас это может вызывать только обоснованные подозрения в чистоте рядов МАПа.
Алтайский край, Ингушетия, Владимирская и Ивановская области, Карачаево-Черкессия и еще 29 регионов страны обходятся без «незаменимого» западного инсулина. Но почему-то в других регионах это невозможно. Мы предпочитаем сотрудничать с другими странами, а не развивать собственное производство. Между тем по закону допускается приобретение импортного продукта, только если производство аналогичной продукции невозможно в РФ или экономически нецелесообразно. Минздрав продолжает закупать дорогие лекарства, а наши производители, предлагающие конкурентоспособный товар по общемировым, а не завышенным, ценам вынуждены работать не на полные мощности, да еще и платить 5% таможенную пошлину за сырье и субстанции необходимые для изготовления инсулина. Факты заставляют сомневаться в целесообразности действий представителей власти.

Любовь по-датски

Сложно сказать, что заставляет отдавать преимущество датскому «Ново-Нордиксу». На объявленном Минздраве конкурсе победила именно эта компания. Между тем, оценивая результаты конкурса, обьявленного Минздравом на поставки инсулина, юристы насчитали более 10 грубых нарушений при его проведении. В принципе каждый регион России мог бы сам определиться какой инсулин закупать - датский подороже или отечественный подешевле, качество же одинаковое, но Минздрав взял этот бизнес под свой контроль. Да и Главный эндокринолог страны академик Иван Дедов по-прежнему не скрывает симпатий к датскому производителю и проводит активную компанию по его продвижению на российский рынок.
Параллельно некоторые малоизвестные фирмы пытаются скупить российские предприятия, производящие инсулин. Есть основания считать, что за ними стоит все тот же "Ново-Нордикс". Маневр известный - купить, а потом развалить производство, задушив в своих объятиях. Плюс в прессе с завидной регулярностью появляются статьи, дискредитирующие наши лекарства. Все эти действия оказались бы незамеченными, если бы недавняя чрезвычайная ситуация в столице не поставила вопрос о бойкотировании датских товаров в связи с проведением в Копенгагене Чеченского конгресса. Политика Дании при сложившейся общей угрозе мирового терроризма и шокирующих событий в Москве казалась просто вызывающей, но не всем. По крайней мере, зам. министра здравоохранения господин Катлинский высказался о нецелесообразности рассмотрения этого вопроса, а именно введения таможенных пошлин до начала промышленного производства отечественной субстанции генно-инженерного инсулина.

«Генноинженерные» доллары

А чем все-таки плох наш испытаный годами полусинтетический безопасный препарат? А если все-таки Минздрав оправдывает применение новых технологий, то разве невозможно подобное производство на отечественных заводах?

Справка FLB:
Лоббисты датского инсулина утвеждают, что так как он произведен путем генной инженерии, то его качество несомненно выше чем у инсулина, произведенного в Росиии полусинтетическим путем. Однако никто еще не просчитывал отдаленных последствий вызванных применением инсулина произведенного при помощи генной инженерии. Датчане сами в течении 10 лет поставляли России полусинтетический инсулин и утверждали,что это замечательный препарат. Но после того как отечественные производители освоили этот метод "Ново-Нордикс" стал активно внедрять на российский рынок генноинженерный инсулин. Многое обьясняет тот факт, что генноинженерный датский инсулин значительно дороже чем отечественный полусинтетический.

Больше всего серчает на датчан, разумеется, Брынцалов, который давно уже бьется за рынок отечественного инсулина. Но у него слишком много малопатриотически настроенных противников, забаррикадировавшихся в министерских кабинетах. Продукция ЗАО «Брынцалов-А» полностью соответствует всем нормам и стандартам, однако, в документе, датированном 10 апреля 2001 г., сказано, что лицензии на право производства, хранения и распространения готовых форм из субстанции генно-инженерного человеческого инсулина, ЗАО не имеет. С этим можно было бы смириться, если бы заместитель министра Антон Викентьевич Катлинский не подписал более года назад приложение к лицензии №42/010/2000, в которой среди перечня лекарств, разрешенных к производству, хранению и распространению, не числился вышеупомянутый инсулин. Более того, в регистрационном удостоверении №000974/01-2002, выданном Брынцалову, опять говорится о разрешении производства и применении инсулина. Катлинский так и не может определиться. Видимых причин для отказа нет, а датская продукция все-таки по каким-то непонятным причинам ближе. Минздраву приятнее общаться с «Ново-Нордиксом». "