Брянские "прослушки". Антошин, Лодкин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Первой жертвой грядущего (судя по всему) вала "кассетных скандалов", который начался в среду, 20 февраля, стал, естественно, губернатор области Юрий Лодкин. Именно в него направлена публикация в еженедельнике "Брянский перекресток" под названием "Доля для губернатора" (аллюзии на "Бомбу для председателя" Юлиана Семенова?!). Среди бизнесменов и политиков Брянска давно ходят слухи о скорой отставке Юрия Лодкина со своего поста (его отправляют то "в Москву", то "в правительство Союза России и Белоруссии", то еще в какие-либо похожие места). Наблюдатели приурочивают начало публикаций распечаток к началу новой избирательной кампании в Брянской области.
Статья - "Бомба..." посвящена прекращению уголовного дела в отношении экс-начальника информационно-аналитического управления обладминистрации, а ныне - коммерческого директора ОАО "Брянскхолод" Сергея Антошина "в связи с недостаточностью доказательств вины Антошина С.С.". До 2001 года Сергей Антошин работал охранником губернатора и всеми политическими противниками Юрия Лодкина рисовался, как фигура почти демоническая. Даже не Лодкин, а именно он был главной мишенью антигубернаторской пропагандистской кампании, и остается таковою и сейчас, больше чем через год после выборов. Его считали и считают "серым кардиналом" брянской политики, "почти сыном" Юрия Лодкина. Но наиболее популярный слух , что именно Антошина Юрий Лодкин готовит себе в преемники. Более раскрученной фигуры на политическом Олимпе области (Василий Шандыбин не в счет - он фигура всероссийская и губернатором быть не хочет принципиально) просто нет. Но нет и более скандальной.
"Дело Антошина", имевшее в Брянской области небывалый резонанс, было возбуждено самой Генеральной прокуратурой 13 апреля 2001 года "по признакам преступлений, предусмотренных ч.1 ст.286 (превышение должностных полномочий) и ч.1 ст.290 (взятка) УК РФ". Расследование уголовного дела было поручено прокуратуре Брянской области, а Генеральной прокуратурой РФ был установлен контроль за расследованием. Позже к расследованию подключилось и УФСБ по Брянской области, выдвинувшее новое обвинение: в период своей работы в этой структуре Антошин якобы за денежное вознаграждение разглашал служебную информацию (сообщал бизнесменам и чиновникам, за кем из них ведется слежка).

А у нас "Фиеста"!

Основным поводом для возбуждения уголовного дела стали заявления бывшего руководителя фирмы "Госкон", а до того - безбедно работавшего помощником губернатора Лодкина Игоря Иванова ("Госкон" был организован практически специально под Иванова). В период с 1998 по 1999 гг. фирма, занимавшаяся реализацией конфискованного таможней товара, предпринимала тщетные попытки получить лицензию на оптовую торговлю алкоголем (монополистом на этом рынке в то время была компания "Фиеста", руководителей которой с губернатором области связывали настолько хорошие отношения, что специально под "Фиесту" был принят областной закон, которым вводилось специальное лицензирование фирм, занимающихся оптовыми поставками спиртного в область - "Фиеста" первой прошла лицензирование и именно ей прямо в законе было поручено изготовление "специальных региональных марок" для ввозного спиртного. Остальные фирмы должны были покупать их именно у нее!).
И вот однажды, по словам Иванова, к нему пришел Сергей Антошин и предложил помощь в получении лицензии за некие комиссионные. "Госкон" лицензию получил тут же. В течение последующего времени Антошин, по словам Иванова, неоднократно наведывался в "Госкон" и требовал денег (100-200 тысяч рублей). Руководитель компании "Фиеста" (отношения которой с губернатором к тому времени испортились, так что лицензии на торговлю алкоголем она лишилась) и лидер местного "Отечества" Александр Салов в ходе предвыборной кампании обнародовал ряд видеозаписей, сделанных скрытой камерой, на которых запечатлены переговоры Антошина в "Фиесте". Распечатки этих переговоров и были опубликованы в сегодняшнем "Брянском перекрестке".
Автор статьи Алексей Кострыкин утверждает, что "видеоматериалы прошли тщательную экспертизу на идентификацию голосов" и "заранее просит прощения у читателей за обилие в диалогах ненормативной лексики".

Диалог №1

(В "Фиесте" узнали, что "Госкон" продает накануне нового года спиртное по более дешевой цене. Там недовольны. Антошин взялся скорректировать цены).
Представитель "Фиесты" (ПФ): - Я тебе дал информацию. Ты ему дал п-ды. Я уверен, что он теперь делать ничего не будет. Все будет нормально. Так только что-то...
Антошин (СС): - Нет, ну понимаешь, так не должно быть. Не должно быть. Значит, чтобы по ценам не было никакого в-бона. Чтобы не было никаких там, б-дь: "Ты мне марки!". Потому что, если честно, ты меня убил, б-дь, когда позвонил, б-дь. Я был не то, что в ярости, я там...
ПФ: - Серый...
СС: - Я ему (Иванову - ред.) прямо в лицо сказал: "Ты что! Ты чего, сука, делаешь? Тварь ты такая, б-дь! Ты что, говорю, сука!". Он испугался... Но я сразу начинаю. Ты меня знаешь...
ПФ: - ... базарный.
СС: - Какому, б-дь, магазину ты, п-ар, отпустил, б-дь? Он: "Ты что, Сергей Сергеевич, б-дь, да, вот, каждый день приходят, предлагают. Шампанское предлагают, мол, на 10%, там накрутка и марки нам дайте. Я, говорит..." Ты - тварь, говорю. Б-дь, у меня достоверная информация, сука, есть. Я сейчас... мне сейчас в магазин принесут какой, б-дь, я приеду, на х..., я тебя раз-бу, пид-са, б-дь. Нет, я клянусь. Б-дь, я говорю: "На х..., звони в "Фиесту" при мне, б-дь, пид-с!"
ПФ: - Я же тебе сказал, что он не отпустил, что он пока...
СС: - Ну я знаю. Он... я сказал... Я говорю, чтобы, б-дь, вообще. Я говорю: "Если у него шампанское 32, я говорю, какого ты х... 30 выставляешь. Ты что, б-дь! Да ты ... хочешь против кого?" Я говорю: "Ты - мошка, б-дь!" "Да мы, -- говорю, -- нищие, е-ный в рот". Я говорю: "Не х... соси, а подойди в "Фиесту", спроси, сука". Я говорю: "Созвонись". Он, говорит, со мной разговаривать не будет. Ты, я ему говорю, звонил? "Нет. Он со мной разговаривать не будет, б-дь. Я, говорит, с ним..."
ПФ: - Это самое страшное, что в принципе, может быть, вот эта х-я. Если вот это кто-то такое придумает: марки клеить на товар...
СС: - Слышишь?
ПФ: - Мы, вот, и закон дискредитируем, и себя подставим.
СС: - Мы, мы, мы должны быть с тобой хитрей, б-дь. Давай, значит, "Госкон" как-то, ну нормально чтобы он работал, б-дь. Нормально, понимаешь? Ну что? Ну он должен быть государственным предприятием.
ПФ: - А я что против?
СС: - Давай поехали, давай Иванова вы-м. Давай его сюда вызовем, на х..., давай скажем: "Сука, ты будешь так делать, а мы будем вот так делать. Б-дь, шаг влево - на х... иди отсюда, б-дь!" Ну я, я не вижу, б-дь, чтобы тут война началась из-за какой-то х-ни.
ПФ: - Война не начнется, я тебе говорю...

Диалог №2

(Охранник приехал в "Фиесту" с очередным деликатным заданием. Речь о деньгах, которыми должны поделиться коммерсанты. Это делает разговор весьма непростым).
СС: - Шеф еще просит это самое, надо 400 тысяч, что осталось... без, без, без
ПФ: - (пауза)
СС: - Знаешь для чего? Шеф всем главам администрации, бабам от своего имени делает визитки, и я потом езжу, раздаю от Юрия Евгеньевича, там, ну с Новым годом... То есть вот такой жест.
ПФ: - (пауза)
СС: - 8 Марта я, б-дь, с цветами ношусь, на х...
ПФ: - Я сейчас в Москву позвоню, чтобы они купили там конфет.
СС: - Да, хорошие, большие коробки...
ПФ: - А то сейчас этих импортных... Поставки не пошли, а русских конфет мы чего-то не успевали... Представляешь, раньше, б-дь, фура обходилась где-то в 200 тысяч рублей, фура с алкоголем, сейчас, б-дь, 600-700.
СС: - Но...
ПФ: - Было неплохо. Вот сейчас... вообще хорошо последние две недели.
СС: - Последние две?..
ПФ: - Ты слышишь, уже у него (Иванова) почем шампанское? 49-50 тысяч. В Москве отпускная с завода...
СС: - (пауза)
ПФ: - Пищат, кричат, но берут. На заводе 42 вчера была, сегодня уже 44. Она всегда стоила три доллара, материалы импортные.
СС: - Ну ты понял, что я сказал... (Антошин возвращает собеседника к необходимости выложить 400 тысяч "для шефа")
ПФ: - Я ни х... этого не понял...
СС: - Я ж тебе говорю... Ты, вот, на меня косишься, б-дь, дуешься. Да если б, если б я вас за уши не тянул...
ПФ: - Что это за?..
СС: - То, что, мол, вот по этим ценам (Антошин держит в руках документы с ценами на товар) то, что товар... (кидает бумаги)
Представитель "Фиесты" растерян. Антошин "взвинчивает" сумму дани "для шефа".
СС: - 430 тысяч (и сам же объясняет) А почему? Почему?... цены, б-дь, возросли...
ПФ: - Нет, ну извини, возросли. Но вначале упали, потом вернулись на уровень, это ну как...
СС - А ему (Лодкину) сказал, что в позапрошлом месяце вообще...
ПФ: - Ну! Ну а как по-другому? Ну, Серег!
СС: - Б-дь, неужели вам не хватит? Я говорю: "Юрий Евгеньевич! Ну я же не могу!"
ПФ: - Деньги, деньги (возмущенно)
СС: - Он (Лодкин) говорит: "Ты меня тоже пойми, я же..." Я же не могу залезть в (как бы обращаясь к Лодкину) в компьютер и все оттуда вытаскивать (т.е. проверять доходы "Фиесты"). У нас с ними договоренность (продолжая заочный диалог с Лодкиным)... 50 на 50. Как так? Вот, пожалуйста, вот... смотрите.
ПФ: - Ну, б-дь, Серый, ты же видел...

Антошин ушел в холода

После того, как дело было закрыто (хотя и с очень скользкой формулировкой), Антошина от греха подальше отправили на ОАО "Брянскхолод" (брянский монополист по производству мороженого, на котором 25 января генеральным директором стал экс-помощник губернатора Андрей Карпов) коммерческим директором. Но оппозиция (и правая, и, что интересно, ортодоксально-левая) требует возобновления дела. Не отказалось от своих претензий и УФСБ, тем более что отношения между руководителем этой структуры Анатолием Назаровым и губернатором Лодкиным остаются напряженными вот уже шесть лет. И это больше всего беспокоит "проантошинские силы". Главный свидетель по "делу Антошина" Игорь Иванов даже сказал автору нашумевшей статьи: "На очной ставке со мной он очень прозрачно намекал на особые отношения со всеми силовыми структурами. И во время моей работы в "Госконе" он не раз говорил, что никого из силовиков не боится. Кроме УФСБ. И мне советовал, если буду беседовать с его начальником Назаровым - не смотреть ему в глаза, а то тот загипнотизирует взглядом, и все выложу. Я и сегодня убежден, что Антошин до сих пор панически боится только Назарова".

Тяжкие думы Степана Понасова

Одновременно с "газетной" распечаткой в "Брянском перекрестке" по Брянску начали свои движения некие "дацзыбао", в которых также печатаются разного рода "расшифровки разговоров", состоявшихся в том или ином "высоком областном кабинете" - создается полное впечатление, что практически все административные здания Брянщины просто переполнены "жучками". Наиболее популярен разговор, состоявшийся в конце января в кабинете председателя областной Думы Степана Понасова между ним и депутатом Госдумы Петром Рогоновым.
Тут тоже есть своя предыстория. Петр Рогонов - бывший преподаватель истории и марксизма-ленинизма одного из брянских вузов, бывший же депутат областной Думы. В ней он возглавлял комитет по связям с общественными организациями и СМИ и знаменит многими инициативами - в частности, восстановлением пионерской и октябрятской организаций в школах Брянска, борьбой за нравственность и с распространением эротической продукции в Брянской области (придуманный им по этому поводу областной закон так и остался в первом чтении). В 1998 году был назначен заместителем главы администрации области все по тем же позициям - т.е. курировал культуру, образование, СМИ, общественные объединения и т.п. В 1999 году при поддержке губернатора оказался в Госдуме.
После победы Юрия Лодкина на скандальных губернаторских выборах 2000 года пошли активные слухи о том, что между Лодкиным и Кремлем заключен некий негласный договор, исполнения которого надо ожидать буквально со дня на день. Якобы за взятку должен быть снят ректор одного из брянских вузов (здесь их четыре), на его место приглашается Рогонов, освобождая место в Госдуме. После чего объявляются дополнительные выборы, где кандидатом с полного благословения Кремля баллотируется Юрий Лодкин, благополучно выигрывает их и уезжает в Москву. После чего объявляются новые губернаторские выборы, где Кремль протаскивает "своего". Начало 2002 года вроде бы подтверждает этот сценарий - закачалось кресло под ректором Брянской инженерно-технологической академии Леонидом Шахнюком, причем именно по "заказанной" причине... Отсюда и интерес к разговору. Авторы "дацзыбао" утверждают, что это подлинная стенограмма.

Рогонов (Р): - Можно? Степан Николаевич...
Понасов (П): - О-о-о! Заходите, заходите, Петр Петрович. Всегда рад.
Р: - Да вот решил заглянуть на огонек. Скоро опять в столицу, а на душе...
П: - Неспокойно... Понимаю. Садитесь, вот сюда...
Р: - Спасибо. Тут, как ни приедешь - сразу ворох новостей. И все мрачнее. Нам-то что? По Юрию Евгеньевичу бьют. Этот Антошин. Уже на "Брянскхолоде". Ну зачем его туда?.. Засветились только еще раз.
П: - Да я тоже говорил. Ну пусть, пусть. Это Юрий Евгеньевич. Боюсь, будет, как у Карпова (в 1995 году Борис Ельцин снял одного из брянских глав "за развал экономики области" - того довели подчиненные и связь с криминалом - прим FLB). Антошин еще тот... Щенок, а разворот какой. Как танк идет. Читали, что в "БК-Факте" (областная подконтрольная властям молодежная газета - Ред.) выкинул?
Р: - Да говорили. Про будущего губернатора? Тут скользкое дело, Степан. Слово Юрия Евгеньевича может и не сработать, может наоборот по его человеку, по его преемнику ударить. А ошибаться нам нельзя. Промахнемся, представь, какой гвалт пойдет.
П: - С потрохами сожрут, думаете у этой еб-ой оппозиции счетчик не работает уже? Крутит, мотает. Все припомнят эти руденки, комогорцевы.
Р: - Да я при нашей власти еле отбился от квартир, что ты помог мне. Затихли, но я же понимаю: как повалимся - все вспомнят. Слушай, Степан, Юрий Евгеньевич мужик крепкий, конечно, но...
П: - Понимаю...
Р: - Жизнь на месте не стоит. Я думаю, Антошина ему не простят. Тут этот лупатый (начальник УФСБ по Брянской области Анатолий Назаров - Ред.) насел на Серегу. А это такая контора, если насядет... Серега Юрия Евгеньевича в дерьмо по уши окунул, и Юрий Евгеньевич не может вырваться уже.
П: - И я говорю: не может. Ну там и с другого конца Оненко (первый зам Юрия Лодкина - Ред.), уе-ще...
Р: - Я понимаю, ну срезаете купоны с газа, ну предел же должен быть. Оглянись, Юрий Евгеньевич! Посмотри на это чудовище, на Оненко. На х... он тебе? Я в Погар как ни приеду - мне Оненком только по глазам и стегают.
П: - Я тоже говорил... Но они в связке... Хоть бы его на "Брянскэнерго".
Р: - Ладно. Это мелочи. А если сам Юрий Евгеньевич не устоит? У Путина на каждого губернатора столько дерьма собрано. Вот сейчас Конституционный суд даст ему право освобождать глав, ты думаешь про Юрия Евгеньевича Путин не вспомнит? Как область за президента голосовала (в 2000 году Брянская область стала одним из шести субъектов РФ, проголосовавших против кандидатуры Владимира Путина - Ред.)? Еще и "красный пояс" ему впаяют и трансферты.
П: - Понял, Петр Петрович... Правильно. Ну а кто?
Р: - Вы тут, вам виднее, кто. Тут ошибиться нельзя. На какую лошадь поставить. Мы с Александром Васильевичем (Шульгой, депутатом Госдумы от Брянской области - Ред.) в дороге тоже мозгуем. Ему тоже попадет, если... Он тоже говорит, Юрий Евгеньевич отыгранный уже. Нет, не надо торопиться, а то если... (шум, неразборчиво). Но мягко подстраховаться надо уже: мол, говорить, мы не во всем с Юрием Евгеньевичем согласны, спорим, вырабатываем решения, ничего не знаем. Про Антошина, про всех этих жуликов, Оненко...
П: - Это ясно. А дальше что скажешь. Ставку на кого. (Далее называются фамилии депутатов Брянской областной Думы - Ред.) Можно Петрухина раскручивать, умный, тертый, но тут...
Р: - Да брось ты, Степан. Сразу ему контрабанду лупатый пришьет, аэропорт, с евреями повязан, и сам еврей, из белобрысых. Давай с Думы "твоей" начнем. Кто там есть? Кто может?
П: - Денина и Симонова я пока не трогаю. А так. Ну кто? Абушенко если? Фактура, осанка, не глупый, но законспирированный, не наш, если придет - ничего хорошего не (шум, неразборчиво). Есть у Бадырханова какие-то амбиции, это человек Юрия Евгеньевича, восток - дело тонкое, Петруха (шум, неразборчиво).. Я все путаюсь, Бийгиши его как-то зовут. Пирогов, Витенко - денежные мешки. Витенко, говорят, самый богатый в области, но трус, в штаны сразу жидко наложит. Никишин как Миненко и Галькевич алкаш, за счет брата держится.
Р: - А ты знаешь, брата на "Мострансгаз" подвинули?
П: - Знаю. Там под Вяхирева роют. Так еще и за нашу газификацию возьмутся. Ну кто еще? Не Польской же индюк этот напыщенный. Политыкин наш. Не глупый. Не глупый, но продажный. Симоненков тоже напыщенный и дурак. За счет Юрия Евгеньевича держится. Отстегивает.
Р: - Нет, не то. Давай посмотрим на Денина и Симонова.
П: - Симонов был бы лучше для нас. Влезет, куда хочешь. И к Юрию Евгеньевичу влез. Но махинатор. Там только копни. Криминал на криминале...
Р: - Да Василий Алексеевич (Фесунов, начальник УВД области - Ред.) прикроет... Они давние друзья.
П: - Петр Петрович, да вы в Москве там не знаете. Оторвались. Не прикроет. Уже Шерман написал, как Симонов избирался в Жирятино. Все в асфальт закопал. И раскопали. Цифры дали. Там еще его коммерческие пласты поднимут - лучше не мараться. Да вы посмотрите на него. Какой губернатор? Уголовник. Юрий Евгеньевич хоть мозги запудрить умеет. Денин остается. Я его не пойму. Он там в своем курятнике (птицефабрика "Снежка" - Ред.)...
Р: - (шум, неразборчиво) ...непонятный. Но к нему не подкопаешься. Давить на курятник бесполезно. Давили уже весной...
П: - Там у них еще в "Единстве" катавасия. Юрий Евгеньевич туда Симонова засылал - на дыбы встали. Симонову по носу дали. Но у них единства все равно нет.
Р: - Там, мне говорили, у Денина с Руденком альянс. Это плохо.
П: - Да что Руденок! Вы же, Петр Петрович, знаете, кто такой Руденок. И для меня... Слышать тошно. Он еще сам полезет, у него ума хватит.
Р: - Не полезет, но поможет, может помочь. У него, как и у Петрухина пол-Москвы в кумовьях...
П: - Связи есть, конечно. Ну и пусть. А надо их как-то с Дениным рассорить, развести. Руденок непредсказуемый, как упрется - не свернешь.
Р: - Да-а-а, дела... Время еще есть, но надо что-то делать. Спешить, не поспешая. Ну а у тебя как ситуация?
П: - Управляемся. Ничего. Конову тут пугнули. Затихла овца. Голосует как надо. И другим депутатам полезно посмотреть. Кузьмич (Дмитрий Ковалев, зам спикера - Ред.) на поводке. Тот за кусок мать родную продаст.
Р: - Ладно, Степан, давай... Пойду я. Ты про Денина подумай. А может, тебя двинуть?
П: - После Бежицы мне не с руки (Понасов попал в облдуму со второй попытки, проиграв выборы в "своем" округе - Ред.). Там проигрыш сразу на щит подхватят. Мне эта трепка уже в печенках... Нет, надо что-то с губернатором решать. Конечно, если б Симонова отмыть, а Денина наоборот. Надо Губенка подключать. Газеты закручивать.
Р: - Я видел, показывали "Вечерний Брянск". Антошинский, говорят. Там правильно Ивана (Тарусова, мэра Брянска - Ред.) дергают. Симонова гладят. Правильно, правильно...
П: - Это начало только. Извините, Петр Петрович, сейчас люди.
Р: - Пойду. Понял. Поговорим еще. Приеду - зайду".

Пару слов в заключение. Губернаторские выборы 2000 года стали сильнейшим потрясением для номенклатурной элиты, правящей Брянской областью практически все постперестроечное время - с 1993 года. Впервые такой родной и выдрессированный электорат оказался разорван и расколот, а отрыв первого места от второго оказался равен всего 8%. Несмотря на то, что Юрий Лодкин в третий раз стал главой администрации области, впервые он почувствовал дышащих в спину соперников. И сказал знаменательную фразу (было это на областной конференции КПРФ в январе 2001 года): "В 2004 году мы должны быть обречены на победу!" С этого момента он начал обрекать себя на победу всеми возможными способами. Но его противники тоже хотят быть обречены - на нее же.

Обсудить материал в форуме "