Буданов признался в предательстве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Буданов предал, чтобы убить

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::25.06.01

Буданов признался в предательстве

Артем Вернидуб

Фото: НТВПродолжая 25 июня давать показания в суде, Юрий Буданов сделал два сенсационных заявления. Во-первых, он наконец сказал, откуда у него появилась фотография снайперши Эльзы Кунгаевой. Во-вторых, признался в совершении преступления, за которое в прошлом году командование группировки хотело отдать его под трибунал.

Напомним, что суд над Юрием Будановым идет с 28 февраля. Однако только в пятницу полковник фактически начал говорить – до этого он лишь однажды взял слово, чтобы сказать: «Не надо меня сравнивать с Трактористом. Я танкист». (С полевым командиром Темирбулатовым по кличке Тракторист полковника Буданова сравнил адвокат семьи Кунгаевых Абдулла Хамзаев.)

При этом обвинение хочет в лице полковника судить всю российскую армию, о чем адвокаты Юрия Буданова неоднократно говорили в зале суда и вне его стен журналистам. И вообще им не нравится манера работы адвоката Хамзаева, который очень часто говорит не по существу дела, а о судьбе чеченцев в целом. И вот в пятницу защита Буданова обратила против своего процессуального противника его же оружие. Вместо того чтобы задавать полковнику вопросы об обстоятельствах совершенного им преступления, ему дали выговориться на свободную тему. Поэтому Буданов вместо того, чтобы рассказывать, как он нашел девушку и почему задушил, стал говорить о боевом пути своего полка, об обстановке в армии, о том, как журналисты пишут о войне, и о том, что у боевиков лучше оружие и амуниция.

Непосредственно к делу относился разве что рассказ Буданова о том, что его полк без потерь прошел пол-Чечни до Дубай-Юрта, а там начался снайперский отстрел офицеров. Буданов также без лишних вопросов адвоката Хамзаева признался, что за несколько часов до убийства пил водку, потому что 26 марта был день рождения его дочери. Буданов утверждает, что выпил свою обычную боевую норму, «200-300 грамм».

В понедельник адвокаты Буданова убедили судей в том, что заседание должно проходить в закрытом режиме, и журналистов из зала удалили. В результате информация о показаниях полковника противоречива. Впрочем, это не касается заявления Буданова о том, что его жертва жила далеко не в мирном селе, а в потворствующем боевикам. По словам Буданова, вокруг Танги-Чу была создана тройная линия обороны, поэтому будановский полк штурмовал село три дня. А после штурма начал стрелять снайпер.

Далее начинаются вариации. По одним данным, о том, что этим снайпером является Эльза Кунгаева, полковник узнал от захваченного во время зачистки села боевика (сегодня было названо его имя – Самбиев). Затем его провезли по селу на БТР, и он указал дом, в котором она жила.

По другой версии, у Буданова уже была фотография Кунгаевой со снайперской винтовкой. Причем командир штаба будановского полка Иван Федоров на прошлой неделе заявил, что фотографию Буданову вручил тогдашний командующий войсками Владимир Шаманов (потом Федоров отказался от своих слов).

Согласно сегодняшним данным, Буданов вроде бы говорит, что фотографию ему дал глава администрации Дубай-Юрта. Причем это, скорее всего, правда.

А платой за карточку снайпера, методично отстреливавшего офицеров полка, стал приказ Буданова выпустить из блокированного 160-м полком Дуба-Юрта 2,5 тыс. жителей на равнину, то есть в тыл федеральным силам.

Очевидно, что среди этих "мирных жителей" были десятки, если не сотни боевиков. Но Буданову в тот момент было все равно: он хотел взять снайпера. И именно это признание может стать причиной крупного скандала в объединенной группировке.

Полковник также признался 25 июня, что после обмена фотографии Кунгаевой на проход беженцев им заинтересовалось командование. Военная контрразведка заподозрила командира полка в получении взятки от чеченцев, а один из генералов штаба объединенной группировки даже лично обыскивал Буданова, пытаясь отыскать деньги. Но денег не нашел. После этого Буданова взяли под стражу по обвинению в убийстве Кунгаевой.

Иными словами, выходит, что после злополучного 26 марта 2000 года Буданову так или иначе грозил суд – если не за смерть Кунгаевой, то за предательство.

26 июня полковник продолжит давать показания. «Газета.Ru» будет следить за развитием судебного процесса.