Буданов суд: присяжные и свидетели против гособвинения 2

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Буданов суд: присяжные и свидетели против гособвинения 2 FLB: Почему разогнали коллегию присяжных по делу об убийстве Юрия Буданова?

"(Продолжение. См. начало: здесь) Неуловимый Алан Неуловимым свидетелем назвал адвокат подсудимого, обвиняемого в убийстве бывшего полковника Вооруженных сил Юрия Буданова, Мурад Мусаев серетного свидетеля гособвинения под псевдонимом «Алан». При этом он привел старый анекдот про «Неуловимого Джонни» (на самом деле – “Неуловимый Джо”. – Прим. Ред.). Корреспондент FLB.ru общался по этому вопросу с адвокатами подсудимого Темерханова. Их мнения сводятся к тому, что, возможно, никакого «Алана» вообще не существует в природе . Кто дает им такие основания для таких предположений? Весь ход суда. И присяжные, естественно, обратили на это внимание. «Алан» в своих показаниях заявил, что опознал Юсупа Темерханова и именно тот стрелял в Буданова . Первые сомнения у защиты вызвал факт, что согласно схеме расположения свидетелей на местности в момент убийства «Алан» находился достаточно далеко и, по словам Мусаева, в летнее время (Буданов был убит 10 июня) с места, где был в момент убийства «Алан», достаточно плохой обзор из-за деревьев (и листвы на них). По мнению Мусаева увидеть убийцу так, чтобы потом его опознать да еще и через некоторое продолжительное время, с той точки невозможно . Все сомнения мог бы развеять допрос «Алана» в судебном следствии и в присутствии присяжных. Это мог быть серьезный ход со стороны обвинения. В противовес свидетелям Евтухову и Фаталиеву, которые заявили, что Темерханов не похож на убийцу, показания «Алана» могли быть очень эффектными и эффективными. Евтухов и Фаталиев стали звездами медиа-скандалов, а факт передачи им денег стороной защиты Темерханова они не только не отрицали, но и, Евтухов, к примеру, подтвердил это даже на видео (это знаменитое видео стало достоянием телевидения и интернета). «Алана» gsnfkbcm вызывать еще с декабря. Мусаев неоднократно ходатайствовал о его допросе. Технологии это позволяют. В Мосгорсуде для этого существует отработанная схема. Засекреченный свидетель находится в охраняемом помещении, вне зала суда. В суде его допрос производится по громкой связи без изображения. Присяжные не смогли бы его увидеть, но они могли бы его слышать и слышать его ответы на вопросы сторон. Желание Мусаева вызвать «Алана» в суд понятно - адвокат неоднократно выезжал на место преступления со схемой из уголовного дела и проводил рассчеты, фиксировал возникающие вопросы и подгатавливал контраргументы. Так, он приводил в суде аргументы по поводу сомнительных показаний другого свидетеля убийства. В тот раз Мусаев сделал красочное заключение, что тот свидетель не мог догнать автомобиль убийцы и рассмотреть его, так как находился на довольно большом расстоянии. А такое расстояние за такое время мог пробежать только олимпийский чемпион, человек, профессионально занимавшийся бегом, выспавшийся, находящийся на пике своей физической формы и т.д. Мусаев тогда привел целую экспертизу. На присяжных это произвело сильное впечталение. Возможно, что Мусаев сделал такие же экспертизы и по словам-показаниям «Алана». Однако приводить их присяжным в отсутствии «Алана» было невозможно . Все ходатайства Мусаева о вызове «Алана» оставались без каких-либо серьезных попыток суда их удовлетворить. Выглядело все это достаточно комично. Мусаев просит вызвать свидетеля обвинения. Судья спрашивает прокурора - тот согласен. Судья постановляет - хорошо. Кто будет вызывать? Мусаев не может - свидетель засекречен, кто и где он ему неизвестно. Гособвинение тоже не знает, по их словам, этого человека и обеспечить его явку также не может. Судья послать повестку тоже не может - не знает куда и кому. Свидетель-то секретный . Остается только следователь, который допрашивал «Алана», и который, собственно, с помощью суда его и «секретил». Получается, что все стороны за вызов «Алана», но вызвать его никто не может . Но законом предусмотрен на этот случай специальный вариант - дело в том, что данные «Алана» лежат в запечатанном конверте у судьи по делу (Андрей Коротков, судья Мосгорсуда). Соответственно, судья, при желании, мог бы «Алана» вызвать. Либо поручить приставам или спецназу УИН, который охраняет процесс, обеспечить его явку, под прикрытием и с мерами предосторожности. Однако судья этого не делал. Тогда Мусаев, в очередной раз так и не добившись появления «Алана» в суде, ходатайствует перед судом о том, чтобы данные «Алана» были рассекречены и сторона защиты Темерханова сама обеспечит его явку. Ситуация парадоксальная. Адвокат просит судью помочь ему доставить в суд главного свидетеля гособвинения. И в этом случае действия судьи очень сильно повлияли на мнение присяжных о происходящем в процессе . Например фраза, прозвучавшая в ответ на просьбу Мусаева выслать «Алану» повестку в суд. Судья ответил так: «Если он без повестки не приходил, с чего вы взяли, что придет по повестке?» И отклонил ходатайство. Что это? Сложная процессуальная ситуация, однако которая все же должна была быть разрешена судьей. И ее неразрешение, скорее, могло навести присяжных на мысль, естественно, что «что-то там с этим «Аланом» не так» . Ведь получается в суде по делу об убийстве немалая часть обвинения держится на показаниях некоего засекреченного свидетеля, которого никто не видел и увидеть (точнее - услышать) никак не может, даже если хочет. Гособвинение в течение процесса от комментариев по «Алану» воздерживалось. Это можно понять - слова прокурора о чем либо можно было бы расценивать как воздействие на присяжных. Но это было бы весьма уместно, если бы сторона защиты также воздерживалась от комментариев. Однако в этом Мурада Мусаева упрекнуть нельзя - эфиры на «Дожде» шли с завидной регулярностью. И все, что Мусаев по каким-либо причинам не мог сказать в суде, он говорил в эфире . Извините, присяжные тоже что-то смотрят и читают. И слова адвоката, знающего дело и все детали, будут куда убедительнее, нежели клише журналистов, которые даже не были ни на одном процессе, но взяли комментарий у сотрудника пресс-службы Мосгорсуда. Неизвестно, что сказал бы в суде «Алан» и какие вопросы хотел ему задать Мусаев, но его хроническое непоявление в суде наводит на определенные мысли. На месте обвинения надо было бы рваться изо всех сил, чтобы откопать этого «Алана» и притащить его в суд. Тома экспертиз не произведут на присяжных такого впечатления, как простые слова свидетеля. И присяжные намотали это на ус: «Алана» не могут вызвать или не хотят? Или хотят не вызвать? Полиграф Полиграфыч Адвокат подсудимого неоднократно предлагал проверить его клиента на детекторе лжи. Судья отклонил все ходатайства. Почему? Было бы весьма интересно: 1. Если бы детектор показал, что Темерханов врет, говоря о своей непричастности к убийству, это могло бы произвести на присяжных сильное впечатление. 2. Если бы детектор показал, что Темерханов не врет, говоря о невиновности, это тоже могло бы произвести впечатление. И если бы эксперты по полиграфу смогли бы доказать свою состоятельность и путем определенных вопросов с определенной повторимостью и проведением теста несколько раз в разных состояниях (утром, днем, вечером) подсудимого смогли бы заявить о том, что их данные очень близки к истине, это могло бы означать, что Темерханов или врет или не врет, а также то, что он или виновен или нет. Почему судья не пошел на это? Или он не уверен в криминалистах и их данных или что? Не уверен в том, что Темерханова поймают на лжи (если он будет врать). Ситуация сложная, но все же, в интересах гособвинения, возможно, было бы поддержать проверку подсудимого на детекторе. А отказ от этого, скорее дал основания присяжным опять же думать, что не все так однозначно в этом процессе . Большие братья Ситуация с постоянным и весьма «богатым» присутствием оперативных сотрудников разных подразделений на суде, стала обсуждаться еще на самом первом заседании. Действительно порой выходило, что в зал не могли попасть родственники подсудимого, а иногда и журналисты, в виду ограниченного количества мест в зале. Однако «люди в штатском» имели карт-бланш на проход в зал. Еще на первом заседании адвокат Мусаев просил судью поднять вопрос о допустимости присутствия такого количества оперативников. По мнению Мусаева, толпы оперов, помимо всего прочего, были также необходимы для «создания зловещего образа этого судебного процесса» . На первом же заседании судья даже удалил одного из оперативников из зала. Хотя впоследствии он произнес также, уже ставшую знаменитой фразу: «Да пусть хоть все УВД приходит, процесс открытый» . Однако тот же Мусаев поднял в присутствии присяжных важный вопрос - если эти оперативники в рабочее время сидят в суде, значит они здесь сейчас выполняют какие-то задачи? А какие они могут здесь выполнять задачи? Подсудимый в камере под охраной конвойной роты МВД, судебных приставов и спецназа УИН, все эти люди вооружены и имеют большой опыт в своем деле. Зачем еще такой «гарнир» в виде толп оперов по гражданке? И их присутствие в процессе, а также постоянные упоминания об этом адвоката Мусаева, скорее могли создать у присяжных впечатление, что опять же - что-то здесь не так. Иначе зачем такая круговая оборона? Имеющихся сил с лихвой хватит на обеспечение безопасности в процессе. В суде операм делать нечего, если их не вызывали (разве что только изучать ошибки коллег), к тому же живем явно не в Финляндии и дел у наших оперов найдется предостаточно вне зала Мосгорсуда. А вот если кто-то из них присутствовал на суде, чтобы владеть ситуацией и «держать руку на пульсе» происходящего процесса с целью, возможно, внесения каких-то поправок в происходящее - тогда vyогое становится понятно. Как исчез Евтухов? Он не бежал в Следственный комитет к генералу Маркину просить госзащиту. Его «изъяли» в аэропорту Домодедово уже после прохождения регистрации когда он летел после отложенного судебного заседания из Москвы к себе в Барнаул. Кто мог знать когда, где и как он будет выезжать из Москвы? Только те, кто мог «пасти» его у здания суда, точно зная где и во сколько Евтухов появится . А заявление Фаталиева, которое зачитывал в суде Мусаев, о том, что того похитили, избивали и угрожали у него дома в Волгоградской области, и одного из похитителей он опознал как сотрудника ФСБ, а другой сказал, что: «Евтухов тоже молчал, потом вон как заговорил» , и делалось это все, якобы, с целью получить сведения на Мусаева, мол, якобы Фаталиева тот подкупил, говорит только о том, что в деле «оперативных ушей» столько, что они порой заслоняют собой все порывы гособвинения сделать процесс четким и прозрачным. Присяжные это тоже видели. И оценили. Судебный процесс, «конвоируемый» десятком оперов в гражданском (помимо усиленной вооруженной охраны), вряд ли создаст впечатление о том, что суд проходит в атмосфере строгой законности, открытости и неизменной равности и состязательности сторон. Окончание следует. Дмитрий Флорин, спец.корр. Агентства федеральных расследований FLB.ru Также на эту тему: “Буданов суд: присяжные и свидетели против гособвинения”, “Буданов суд: последнее, что услышали и увидели присяжные”."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации