Будни Полонского в тюрьме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Владимир Владимирович должен поднять трубку и спросить у премьера Хун Сена: «Что происходит?» А пока вся Азия смеется над Россией и Владимиром Владимировичем 

Uzn 1359009746-150x112.jpgСергей Полонский сильно отличается от остальных заключенных тюрьмы Сиануквилля. Высокий европейский мужчина в ковбойской шляпе и солнцезащитных очках с повязанным на торс розовым полотенцем выглядит странно среди арестантов-камбоджийцев в синих униформах под жарким приморским солнцем (в Сиануквилле днем +38 градусов).

Зная, что его дожидаются российские журналисты в специальной выгородке для тюремных встреч, Сергей Полонский не торопится к ним подойти. Когда же это случается, ведет себя так, будто дает очередную пресс-конференцию в «Мираксе» или «Потоке». «Я дам всего одно интервью», — говорит он. Когда получает ответ, что такой вариант неприемлем, меняет тактику: «Тогда можете выключить все, что у вас есть, и мы просто поговорим». Говорю, что не могу выключить диктофон, он запрятан, чтобы его не смогли найти при входе в тюрьму. Он смеется.

Поскольку запись есть, публикую выдержки из беседы. Ее трудно назвать интервью, поскольку Полонский предпочитает говорить, а не слушать других.

— Я выходил на свободу 29 раз. Так и не вышел. Приходят и говорят: «Завтра ты выходишь». Я вещи собирал, брал щенков, которые прижились у меня в камере, двое из шести умерли, потому что в тюрьму не пустили ветеринаров. Но на свободу так и не вышел.

124089 original.jpgЗдесь камеры, в которых по 50 человек сидят. Здесь не то что собаки, люди помирают раз в месяц. Мы здесь много чего поменяли. Вода стала нормальная, электричество сделали бесперебойным, Красный Крест начал приезжать. Но здесь каждая мелочь дается кровью и потом. От меня отсадили моих друзей, закрыли в камеру. Я ни с кем не мог общаться. Ребята, вы не понимаете, что здесь происходит вообще.

— Сергей, а не могли бы вы… — перебиваю я его.

— Помолчи! Когда ты перебиваешь, это некрасиво. У нас есть правило (Полонский и в камбоджийской тюрьме устанавливает свои правила, по крайней мере для посетителей из России). Или ты уходишь, или — вот там есть столб, ты идешь к нему, прикасаешься к нему рукой, потом возвращаешься.

— Ты уверен? — спрашиваю, переходя на «ты».

— У тебя есть выбор. Там выход, там столб, решай сам, — отвечает он. Ни разу не был на пресс-конференциях Полонского, но теперь представляю, что на них творилось.

Выбираю столб, все же до Сиануквилля 20 часов добирались. Возвращаюсь.

— …это самая высокоцивилизованная нация, — продолжает он начатую без меня фразу. Полонский обосновывает, чем его привлекла Камбоджа. — Сиам. Вы не понимаете, что это такое. Это центр, энергетический и культурный всей Азии. Если сравнить с Европой, то можно с Древним Римом… Не подходи так близко, ты входишь в зону — ближе метра не надо ко мне подходить! Слушай, сходи еще раз к столбу.

Закипаю, сдерживаюсь. Иду к столбу. Опять возвращаюсь. Тема за это время сменилась.

0075eb88 1.jpg

Сергей Полонский

— …реально хотели убить, хотели отравить, хотели отправить в дурку. Пять дней нас просто не могли найти, ни звонка, ни адвоката, ничего. Суд был 1 января, начался в 2 часа дня, закончился в 11 часов ночи. В полночь нас привезли в тюрьму. Судья нам прямо сказала: «Подписываете — год, не подписываете — три года». Костя, Саша (Константин Карачинский, системный администратор компании Полонского «Поток», и Александр Баглай, дизайнер компании, отпущенные на свободу 14 марта. — РБК daily), они уже говорят, могут дать интервью… Я-то просижу, понимаешь. Но вы что со страной-то делаете? Вы понимаете, что Россию зачмырили? Под «вы» я подразумеваю нечто мифическое… Но над Россией сейчас вся Азия смеется. Один телефонный звонок решил бы все дело. Человек не пил, не курил, никого не убил, наркотики не продавал. С моей собственной лодки меня хотели спихнуть, нога не работала полтора месяца. Все показания дал, ребята подтвердили. Меня же вообще задержали в халате со своего же корабля!

Полонский продолжает.

— Это вообще планета обезьян. В тюрьме там женщины, там дети, там подростки. Они поймали одного, например, с наркотиками, сажают и его жену, ребенка. Адвокат здесь как понятие не существует. Он необходим только для того, чтобы взять какую-то сумму денег, отдать половину, другую взять себе. Один заснул на суде. У меня до сих пор нет никаких документов, по которым я бы мог сам понять, разобраться.

Меня не интересуют истории о том, как вы живете там в Москве. Если вы приехали поговорить об этом, то нам лучше сразу расстаться. Езжайте в Москву, чуваки. Вы там, в Москве, совсем сошли с ума. Я уехал от вас. Меня не интересует, что там. Меня интересует, что здесь. Нормальные принципы человеческого общения, когда ты просто разговариваешь с человеком и не думаешь, врет он или не врет. Русские здесь хорошо стояли. Но до этой истории. Вчера же пришла информация, что меня хотят перевести в Пномпень (столица Камбоджи. — РБК daily) и посадить на пять лет.

Я самый крутой девелопер в мире. Я здесь включил воду, поменял электричество. Охрана никого не трогает, все ходят, улыбаются.

3144.jpg

Сергей Полонский

Корреспондент журнала «Компания» Максим Логвинов пытается встрять в монолог Сергея Полонского. Он спрашивает, какова, по его мнению, цена вопроса, сколько может стоить его освобождение. Разгорается спор, и корреспонденту предлагают сходить к столбу. Он выбирает другой вариант и идет на выход. Через минуту Полонский предлагает и мне сходить к столбу, я отказываюсь, на что Полонский на удивление легко соглашается.

Встреча закончилась внезапно. Сергей Полон­ский говорит: «Ты меня не услышал. Ты не понимаешь, о чем я говорю, и я пойду отдохну». Следует па­тетический вопрос: «Что же делать?» Полонский отвечает: «Владимир Владимирович (Путин. — РБК daily) должен поднять трубку и спросить у премьера (премьер-министра Камбоджи Хун Сена. — РБК daily): «Что происходит?» А пока вся Азия смеется над Россией и Владимиром Владимировичем (Путиным. — РБК daily). Все, отстаньте от меня!»

Петр Сапожников

Оригинал материала: «РБК daily»

«Коммерсант», origindate::29.03.2013., Сергей Полонский отстроил все и в тюрьме. Заключенным Камбоджи провели воду и электричество

KMO 113178 00103 1 t206.jpg

Сергей Полонский. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Российский предприниматель Сергей Полонский, находящийся в камбоджийской тюрьме, по-прежнему считает себя самым крутым девелопером. Создатель Mirax утверждает, что ему удалось наладить бесперебойное функционирование тюремного водопровода. Правда, и с прессой общение получилось бесперебойное: господин Полонский не ответил ни на один вопрос, предпочтя жанр монолога. Из тюрьмы Prison of Sihanouk передает корреспондент «Ъ» ДМИТРИЙ ЖДАКАЕВ.

Российского заключенного трудно не заметить в прогулочном дворе тюрьмы Сиануквиля. Во-первых, он выше остальных на голову. Во-вторых, все узники Prison of Sihanouk province носят похожие на пижамы синие с белой оторочкой арестантские робы. Сергей Полонский в 35-градусную жару одет в ковбойскую шляпу, солнцезащитные очки, набедренную повязку из полотенца и кроссовки.

Господин Полонский оказался в тюрьме по обвинению в причинении умышленного вреда здоровью и незаконном удержании людей. Уголовное дело в отношении девелопера и его сотрудников Константина Баглая и Александра Карачинского местная прокуратура возбудила 2 января 2013 года. Насилию, по версии полиции, в новогодние праздники подверглись шесть камбоджийских моряков, которые обслуживали принадлежащий господину Полонскому катер. А причиной конфликта, говорят представители правоохранительных органов, стало неадекватное поведение отдыхающих на борту. Несмотря на то что Сергею Полонскому удалось вроде бы договориться с потерпевшими, он до сих пор заключен под стражу и ожидает судебного разбирательства. Господ Карачинского и Баглая суд Сиануквиля в середине марта отпустил, не обнаружив в их действиях состава преступления.

Таким образом, господин Полонский провел в небольшой тюрьме курортного города почти четыре месяца и за это время успел, по его словам, коротко познакомиться со многими из арестантов. Он шагает в своей широкополой шляпе и голубой набедренной повязке из полотенца по песчаному двору и здоровается с камбоджийцами в синих пижамах: кому-то кивает, кому-то жмет руку. Потом подходит к шлангу, открывает кран и обливает себя водой. Водой обитатели Prison of Sihanouk, уверяет господин Полонский, так свободно до последнего времени пользоваться не могли, но предпринимателю («Я самый крутой в мире девелопер»,— напоминает он) удалось наладить бесперебойную работу водопровода. Люди в окружении господина Полонского подтверждают эту информацию и говорят, что для этого потребовалось передать в пенитенциарное учреждение немало денег. Похожим образом удалось, как оказалось, решить проблемы с электричеством и некоторые другие бытовые проблемы.

Территория тюрьмы напоминает небольшой пионерлагерь с вытянутыми одноэтажными бараками. Освежившись водой и неторопливо обойдя по периметру огороженный колючкой внутренний двор, Сергей Полонский наконец подходит к ожидающим его возле тюремных ворот журналистам. Видно, что он в неплохой физической форме, но, судя по глазам, сильно утомлен. «Я прошу вас выключить все, что есть, тогда поговорим»,— начинает он беседу. Просьба не представляет проблем: пятью минутами ранее охранники на тюремной проходной отобрали все электронные приборы, в том числе телефоны.

Господин Полонский вновь рассказал об обстоятельствах ареста: «Моряки, которых я якобы избил, в тот же день приезжали ко мне, извинялись, мы сидели в ресторане, а потом нас (с господами Баглаем и Карачинским.— «Ъ») схватили какие-то люди и посадили в темную комнату, сковав наручниками». «Суд был ночью,— продолжает он.— Пять дней к нам никого не пускали. Да и сейчас мне не предоставлено ни одного документа, который бы объяснял мое нахождение в тюрьме». Господин Полонский сменил уже четырех камбоджийских адвокатов, которые имеют право предоставлять его интересы в суде. Но, по его словам, защитники теряли интерес к ведению дела, едва получив аванс, а «один из них даже заснул на процессе».

По словам господина Полонского, в камбоджийской тюрьме «каждую пядь приходится отвоевывать». «Сегодня я разрезал волейбольную сетку во дворе в знак протеста против того, что из камеры отсадили моего друга»,— говорит он. Здесь у арестанта уже много друзей. Один из них по заданию господина Полонского, выносит откуда-то прямо к воротам несколько бокалов напитка со льдом.

Сергей Полонский дает понять, что не расположен отвечать на вопросы, скорее, сам намерен их ставить: «Что вы сделали с Россией? Над РФ смеется вся Азия». Видно, что девелопер несколько напряжен и довольно нервно прерывает попытки задать вопрос — в частности, о его нынешнем финансовом положении или инициативе вызвать психолога из посольства РФ. Более того, когда один из журналистов в очередной раз что-то попытался уточнить, Сергей Полонский, посчитав, что его нетактично прервали, указывает рукой в угол двора и ставит условие: «Сходи к столбу и возвращайся. Иначе можешь выходить прямо сейчас».

После ухода одного из участников встречи беседа по инициативе арестованного и вовсе скоро сошла на нет. То есть вместо оговоренного с администрацией часа длилась от силы минут пятнадцать. Кстати, после этого представитель тюремной администрации, который отказался представиться, так объяснил неуставную форму одежды арестанта Полонского: «Он слишком высокий, не нашлось одежды подходящего размера». А вот на вопрос, правда ли, что девелопер обеспечил функционирование водопровода и снабдил арестантов электроэнергией, официальное лицо лишь промолчало. Из его широкой улыбки можно было сделать вывод, что тут действительно не обошлось без участия россиянина. При этом в администрации отрицают конфликты с господином Полонским, а все его претензии объясняют тем, что «все люди в тюрьме несчастливы и хотят на свободу».

Один из приехавших в Сиануквиль поддержать товарищей, который представился Сергеем, признал, что господин Полонский «на нервах, потому что не знает, что происходит с его бизнесом в Москве».

В Камбодже тем временем продолжают оставаться отпущенные из-под стражи Константин Баглай и Александр Карачинский. Последний прямо связал в разговоре с «Ъ» пребывание девелопера в тюрьме с тем, что против него из Москвы ведется кампания с целью отъема бизнеса. В качестве заинтересованного лица господами Карачинским и Баглаем был упомянут бывший деловой партнер господина Полонского Александр Алякин. По их версии, в этом также мог быть заинтересован один из камбоджийских бизнесменов российского происхождения. «Выехать в Россию не можем»,— сообщил «Ъ» Александр Карачинский. «В документах написано: временно освободить,— подтвердила «Ъ» представитель защиты господина Полонского Диана Татосова.— Это аналог подписки о невыезде».

Дмитрий Ждакаев